Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

Норат Тер-Григорянц: «Извините, я подобными вещами не занимаюсь»



«Я в то время предлагал два условия. Говорил, что не желаю участвовать в политике осуждения генералов, командиров, офицеров, которые якобы допустили ошибки. Естественно, ошибки на фронте бывают, но они не были преступными, ситуация была такой.

К примеру, Гитлер напал на Советский Союз, даже достиг Москвы. Что, нужно было всех ликвидировать, начиная со Сталина? Сконцентрировались и отразили нападение.

В случае Апрельской войны Азербайджан переместил к передней линии 20 процентов своих ВС, а перед ними стояли защитники передовых позиций, которые героически сражались. Я не желаю участвовать в подобном политическом процессе. Что они там ищут? Если человек предает, его судят, если человек воюет, и он менее силен, чем противник, его не судят, а поддерживают, придают сил, возможностей. А наша логика извращена», — об этом в беседе с «168 жам» сказал начальник Генерального штаба МО РА в 1992-1995 гг., исполняющий обязанности министра обороны в 1993 г., Герой Арцахской войны, генерал-лейтенант Норат Тер-Григорьянц, обращаясь к вопросу своего возможного участия в работе Комиссии по расследованию событий Апрельской войны в НС.

Он отметил, что нужно к этим вопросам относиться очень серьезно, патриотично, уважая всех руководителей, командиров, офицеров, которые в то время попали под огонь, получили ранения, были убиты и т. д.

«Под руководством этих командиров наши замечательные солдаты отбросили огромные силы. Им следует воздать должное и поздравить. Да, были недостатки, они подлежат устранению. В военном деле должна быть подобная логика. А здесь другое: всех снимают, называют преступниками. Я подобными вещами не занимаюсь, извините меня», — сказал он.

Он также добавил: «Я внимательно слежу за ситуацией вокруг Карабаха. В Карабахе всегда имеется риск агрессии со стороны противника. Вот почему наши вооруженные силы должны заниматься военно-политической подготовкой, совершенствуя свои знания, опыт, должны проводиться учения. Когда противник начинает военные учения, мы должны быть готовы, поскольку они могут внезапно перерасти в военные действия. Могут с одной стороны стрелять, с другой — напасть.

Нужно вести мирные переговоры и довести их до конца. Доказывая, что Карабах — это наша земля, а не просто сыпать подобными заявлениями, как господин Пашинян, когда он говорит: «Арцах — это Армения, и точка», а Алиев: «Карабах — это Азербайджан, и восклицательный знак». Они говорят глупости. Нужно быть очень внимательными, вести переговоры и доказывать, что Карабах был передан Азербайджану в 21 году, нужно вести переговоры с РФ, чтобы этот договор был денонсирован, поскольку Россия является правопреемницей СССР».

© Пандухт


Армяне — государствообразующий этнос Азербайджана



Армянская ССР в составе единого Союза была республикой армян, а Нагорно-Карабахская автономная область — армянской автономией. А вот с Азербайджанской ССР и Нахиджеванской АССР все не так-то просто, как хотелось бы закавказским туркам.

В контексте их претензий на правопреемство Азербайджанской ССР, бесконечных рыданий о «территориальной целостности» и «международно признанных границах», обвинений Армении в осуществлении агрессии и прочих заявлениях, основанных на фальсификации исторических фактов и искажении действительности, стоит отметить / напомнить одну важную вещь: армяне являлись одним из государствообразующих этносов Азербайджанской ССР, а, стало быть, и нынешней Азербайджанской республики. Декларация Кавбюро ВКП (б) от 5 июля 1921 года, на которую любят ссылаться закавтурки, начинается со слов: «...Исходя из необходимости установления мира между мусульманами и армянами...», что свидетельствует о равном праве армян на правопреемственность и территорию бывшей Азербайджанской ССР. Кроме того, глупо было бы под термином «мусульмане» понимать исключительно закавказских турок. Это и талыши, и лезгины, и аварцы, и парсы, и таты, и другие мусульманские народы республики, имеющие, в качестве коренных народов региона, несравнимо больше прав на наследие бывшей АзССР, чем нынешние потомки пришлых тюркских кочевников.

То же касается и Нахиджеванской автономии. На ее флаге до 28 июля 1938 года фигурировала над­пись на армянском языке.



А вот так звучало описание герба Нахиджевана в статье 111 Конституции Нахиджеванской АССР, принятой 18 сентября 1937 года Х Чрезвычайным съездом Советов Нахиджеванской АССР и утвержденной 7 апреля 1941 года IV сессией Верховного Совета АзССР:

«Государственным гербом Нахиджеванской Автономной Советской Социалистической Республики является государственный герб Азербайджанской ССР, который представляет собой изображение серпа и молота, нефтяной вышки на фоне восходящего солнца, обрамленных венцом из хлопка и колосьев, с надписью на азербайджанском и армянском (выделено мною — Пандухт) языках: «Азербайджанская Советская Социалистическая Республика», «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» и «Нахиджеванская АССР». В верхней части герба — пятиконечная звезда».


Кроме того, в Конституции 1937 года в статье 78 главы 7 «Суд и прокуратура» говорилось: «Судопроизводство в Нахичеванской АССР ведется на азербайджанском языке, а в селениях и поселках с большинством населения — на армянском языке». Лишь в 1978 году в новой Конституции формулировка (статья 150) стала звучать так: «Судопроизводство в Нахичеванской АССР ведется на азербайджанском языке или на языке большинства населения данной местности».

Вообще, включение в пределы Советского Азербайджана обширных армянских территорий, как и передача под его покровительство армянского Нахиджевана, происходила на основе многосторонних межгосударственных договоров и соглашений, что означало, что данные вопросы никоим образом не являются внутренними вопросами Азербайджанской ССР.

Стоит также вспомнить, что 30 августа 1991 года внеочередная сессия Верховного Совета Азербайджана приняла «Декларацию о восстановлении государственной независимости», т. е. в одностороннем порядке объявила о выходе республики из состава Советского Союза. Причем сделав это не на основе референдума, как того требовало союзное законодательство, а решением высшего органа государственной власти республики, в который, по понятным причинам, не входили ни представители НКАО, ни представители других населенных армянами районов Нагорного Карабаха, ни представители иных коренных народов Азербайджанской ССР.

Еще раньше это незаконный шаг сделал Гейдар Алиев в Нахиджеване. Постановлением Верховного совета Нахиджеванской АССР от 19 января 1990 года «О создавшейся общественно-политической ситуации» было принято решение о выходе Нахиджеванской АССР из состава не только Азербайджанской ССР, но и СССР. В специальном послании причинами подобного одностороннего незаконного решения указывались «сохранение территориальной целостности Нахиджеванской республики» и «грубое нарушении условия Карского договора, заключенного между Турцией, Азербайджанской ССР, Армянской ССР и Грузинской ССР при участии РСФСР». Это довольно забавная формулировка, если учесть что, согласно Карсскому договору, Нахиджеван передавался лишь под протекторат Азербайджана, а стало быть, пресловутый Карсский договор нарушил сам Азербайджан.

Именно в ответ на появление вышеупомянутой «Декларации о восстановлении государственной независимости» Азербайджана, спустя 3 дня, 2 сентября 1991 года, на совместной сессии Нагорно-Карабахского областного и Шаумяновского районного Советов народных депутатов и была принята Декларация о провозглашении Нагорно-Карабахской Республики в границах Нагорно-Карабахской автономной области и Шаумянского района. А референдум о статусе НКР от 10 декабря 1991 года, в ходе которого 99,89 % голосовавших высказались в пользу независимости, придал этой Декларации законную силу.

Эти действия арцахской стороны четко соответствовали требованиям
Закона №1409-1 Верховного Совета СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР», принятого 3 апреля 1990 года. 3-я статья данного Закона сохраняла «за народами автономных республик и автономных образований право на самостоятельное решение вопроса о пребывании в Союзе ССР или в выходящей союзной республике, а также на постановку вопроса о своем государственно-правовом статусе», что, собственно, Арцахом и было выполнено. Причем выполнено юридически безупречно.

Помимо 3-ей, Азербайджаном была нарушена еще и 2-ая статья данного Закона, согласно которой «решение о выходе союзной республики из СССР принимается свободным волеизъявлением народов союзной республики путем референдума», проводящегося «тайным голосованием не ранее чем через шесть и не позднее чем через девять месяцев после принятия решения о постановке вопроса о выходе союзной республики из СССР».

Кстати, вышеупомянутый закон предусматривал проведение референдума не только в автономиях, но и в местах компактного проживания этнических групп:

«В союзной республике, на территории которой имеются места компактного проживания национальных групп, составляющих большинство населения данной местности, при определении итогов референдума результаты голосования по этим местностям учитываются отдельно».

Таким образом, организация и проведение арцахскими армянами референдума не только на территории НКАО, но и в Шаумянском сельском районе тоже были совершенно законными. Зато незаконным было непредоставление Азербайджаном права на подобный референдум лезгинам, аварцам и талышам, компактно проживавшим в Азербайджанской ССР на своих исконных землях.

И даже это еще не всё. Статья 14 вышеупомянутого Закона гласила, что должен быть «согласован статус территорий, не принадлежавших выходящей республике на момент ее вступления в состав СССР» (а это и НКАО, и Нахиджеван, и Северный Арцах, и Гардманк — П.) и «согласован статус территорий, на которых компактно проживают национальные группы, упомянутые в части 2 статьи 3 настоящего Закона, с учетом результатов их волеизъявления на референдуме». А статья 15 говорила о том, что  «гражданам СССР, проживающим на территории выходящей республики», представлено «право выбора гражданства, места жительства и работы». Более того, выходящая республика должна была компенсировать «все издержки, связанные с переселением граждан из пределов республики». Ни единого пункта из вышеперечисленных Азербайджаном выполнено не было.


Так что кому-кому, а закавказским туркам необходимо помнить о том, что армяне — государствообразующий этнос их республики, и в один прекрасный день обязательно вернутся и вернут себе всё незаконно отнятое у них. Да и вообще, в интересах  закавтурок заткнуться и никогда в жизни не упоминать о правовых вопросах своей липовой независимости, фантомной территориальной целостности и призрачных границ. А вот армянскому дипкорпусу неплохо бы, наконец, заняться изучением правовой документации для использования в качестве аргументированного юридического материала. Причем отнюдь не только в рамках урегулирования Карабахского конфликта.

© Пандухт



Из Таррагоны — в Гулаг



На прошлой неделе отмечалась 70-ая годовщина освобождения нацистских концентрационных лагерей Бухенвальд и Берген-Бельзен. В них были интернированы сотни таррагонцев. Но страдания на их долю выпали и в СССР.

Из 305 республиканцев, заключенных в трудовые лагеря Советского Союза, известные как Гулаг, по меньшей мере, шестеро были уроженцами Таррагоны. В Гулаге также отбывали наказание 450 солдат Голубой дивизии, захваченных советскими войсками.

В канун 70-летия со дня окончания Второй мировой войны к теме судьбы испанцев в Гулаге обратились журналисты канала Lа 1 в репортаже «Забытые в Kaраганде» и преподаватель истории Автономного университета Барселоны Луиза Иордаче в своей книге «Письма без адреса из Кенгира».

Книга «Письма без адреса из Кенгира» рассказывает историю таррагонского врача Хулиана Фустера — героя восстания в Гулаге, про которого упоминают Александр Солженицын в документальном романе «Архипелаг Гулаг» и Энн Аппельбаум в книге «Гулаг: история».


Хулиан Фустер

Земляками и товарищами Фустера по несчастью были Жозеп Жиронес Льоп (Реус), Фелип Педрени Видаль (Ла-Фигера), Жоан Бельоби Роч (Тортоса), Жозе Кабестани Карре (Таррагона) и Вентура Гонсалес Фернандес (Таррагона). Жиронес, Педрени и Бельоби были летчиками. Гонсалес служил в Голубой дивизии.

Из 305 республиканцев, заключенных в Гулаг, 76 были моряками, летчиками, учителями испанских «детей войны» и республиканцами из Берлина, освобожденными Красной Армией (Кабестани) и интернированными в ГУЛАГ. Кроме того, еще 35 были политическими заключенными, как Хулиан Фустер... 194 являлись «детьми войны», которые были признаны «обычными преступниками». Как объясняет Иордаче, во многих случаях их преступлением была «обычная кража продуктов, на которую они шли, чтобы выжить и помочь близким в тяжелые дни Великой Отечественной войны и послевоенное время».

Пилоты входили в состав контингента, который Вторая республика для формирования направила в Советский Союз. Конец Гражданской войны застиг их прежде, чем они смогли завершить подготовку. Матросы составляли экипажи испанских кораблей, вошедших в советские порты в апреле 1939 года и конфискованных СССР.

Проблемы начались, когда некоторые из этих пилотов и моряков решили покинуть СССР, но не возвращаться в Испанию. Советские власти и руководство испанской компартии хотели бы, чтобы они оставались в СССР. Первой карательной мерой стал арест в январе 1940 года шести моряков в Одессе и восьми пилотов (в том числе, Жиронеса) в городке Монино в 23 км от Москвы. Всех их объявили «шпионами».

Последующие массовые аресты происходили в три этапа: в 1941-1942 гг. — сразу после нападения Германии на СССР, в 1942-1945 гг. — уже в ходе войны, и в 1947-1948 гг., когда испанцы пытались покинуть СССР, порою используя для этого экзотические способы, как в случаях Хосе Туньона и Педро Сепеды, которые прятались в багаже дипломатов из аргентинского посольства в Москве, но были обнаружены. Фустер, ничего не знавший о попытке побега, был обвинен в соучастии, поскольку работал в дипмиссии.

Как рассказала Иордаче, аресты и последующее интернирование в Гулаг происходили очень жестко. В сталинских концентрационных лагерях испанские республиканцы, также как советские граждане и другие иностранцы в заключении, претерпевали ужасные муки. Они направлялись на принудительные работы в отдаленные районы Сибири, где их ждали голод, холод, болезни, мрак неизвестности и смерти. Но советская концентрационная система была больше, чем просто пыткой. Это было ужасающее отрицание всего человеческого.

Страдания республиканцев в СССР были неизвестны ссыльным во Франции и Америке, пока в 1946 году в Париж после заключения в Гулаге не прибыл Франсиск Борне. Он и раскрыл тайну о том, что в Казахстан была сослана почти сотня республиканцев.

Испанская федерация политических депортированных и интернированных, руководимая анархистами, при поддержке социалистов и республиканцев начала кампанию за их освобождение. Но испанская коммунистическая партия (PCE), опасавшаяся «плохой рекламы», которую могли вызвать заключенные республиканцы, воспротивилась этому и даже квалифицировала этих людей как «франкистских шпионов» и «скрытых фалангистов».

Смерть Сталина в 1953 году ознаменовала собой начало конца Гулага. Но для советских властей это было не «рентабельно». Испанские заключенные освобождались постепенно. Первый корабль с ними прибыл в Барселону 2 апреля 1954 года. На нем не было ни одного заключенного из Таррагоны. Они вернулись лишь годы спустя.

Протоиерей Михаил Ардов: Азербайджан – псевдогосударственное образование

Screen-shot-2014-03-06-at-7

Русский писатель и публицист, протоиерей Михаил Ардов в своем выступлении коснулся Карабахской проблемы и назвал Азербайджан псевдогосударственным образованием.

«Я прихожу в негодование, когда слышу: «Демократы развалили Советский Союз!» Тут я с пеной у рта начинаю доказывать, что не «демократы развалили Cоюз», а коммунисты погубили и раздробили Российскую империю. Кто придумал такие «республики», как Казахстан, Таджикистан, Азербайджан, Молдавия и прочие? Кто разделил Осетию на две части? Кто придумал «абхазскую автономию» в Грузии? Кто отдал Карабах Азербайджану? Кто отдал уральских казаков Казахстану? Кто определил и обозначил границы всех этих псевдогосударственных образований?» - спрашивает Ардов, и продолжает:

«Давайте заглянем в историю современной Украины. Для начала «товарищ Сталин» присоединил к Киеву и Полтавщине Донбасс, а потом прибавил два куска Польши и один Австро-Венгрии. А Хрущев подарил украинцам еще и Крым... Стоит ли удивляться, что в подобной стране возникают этнические конфликты?

И вот теперь, у нас на глазах, «западные демократы» во главе с президентом Соединенных Штатов всеми силами стараются сохранить в неприкосновенности то, что по справедливости можно назвать «детищем Сталина».

В одной из своих книг экономист и политик Г. Х. Попов приводит слова последнего «руководителя нерушимого Союза». Горбачев сказал о Сталине: «Вождь заминировал страну». Это очень правильная формулировка. Если ты обустроил какую-то, хотя бы на первый взгляд фиктивную, границу, рано или поздно мина взорвется.

Но коммунисты этого не страшились, они наивно полагали, что их власть – вечная. Притом, надобно заметить, Сталин закладывал мины вполне сознательно, ему нужны были конфликты на местах, чтобы всегда иметь повод направлять туда карателей...

И в подражание «генералиссимусу» Сталину «маршал» Тито устроил то же самое на Балканах. Существовали ли в истории такие государства, как Хорватия, Словения, Босния и Герцеговина? Именно Тито и его подручные объявили Косово «автономным краем» и тоже обозначили его границы...» - напоминает Ардов.


«Неубедительные доказательства» неубедительного армянина

index

В своей статье для The Washington Post некто Михаил Себастиан из Лос-Анджелеса пишет:


«Я – армянин по национальности. Мои родители родом из Нагорного Карабаха, спорной территории. Я родился в Азербайджане в 1973 году, когда он был частью Советского Союза. Когда СССР распался, моя семья находилась в Туркмениcтане. Никто не дает мне гражданства. Из-за моего армянского происхождения Азербайджан заявил, что я - не азербайджанец. Армения заявила, что я неубедительно доказал свою принадлежность к ней. После трех с лишним лет дискриминации, беспокойства и страха в 1995 году я сумел получить визу для въезда в Соединенные Штаты. Но в 1996 году мое ходатайство о предоставлении убежища было отклонено, и мне было велено покинуть страну. СССР, где мне выдали паспорт, больше не существовал, ни одна страна не признавала меня своим гражданином».

Сейчас Себастиан имеет разрешение на работу в США.

«Мне некуда деваться в целом мире», – взывает Себастиан.

Однако возвращаясь к словам Себастиана о «неубедительном доказательстве» армянского происхождения, стоит отметить, что предъявление простого документа – свидетельства о рождении – является достаточным основанием для обращения за гражданством Армении. Похоже, Себастиан из Лос-Анджелеса оказался единственным армянином в мире, чье свидетельство о рождении оказалось «неубедительным». Если, конечно, он вообще куда-либо обращался.

“Вы хотите, чтобы я стал грузином?”

2-4

Сегодня уже кажутся дикими многие нравы того времени. Когда малейший чих первого лица страны и республики мог кардинально изменить судьбу любого советского человека. И в любую сторону. Но тогда...

...Меня прямиком проводили в кабинет самого Юрия Ивановича Хомерики — члена ЦК КП Грузии, депутата Верховного Совета Грузинской ССР. Гигантского роста, толстенного человека, руководившего республиканской партийной газетой, как заводом. Установив для каждого из нас суточную норму выработки в тысячах строк. И строго следя за ее выполнением. Ошеломленный происшедшим не меньше, чем я, похоже, он не знал еще, как ему теперь вести себя со мной. И начал издалека: “Мама, как поживает?” — “Спасибо, ничего”. — “Позже расскажешь поподробней, о чем беседовал с тобой Василий Павлович. А сейчас... ты, конечно, понимаешь, что после такого события, нам придется тебя повысить. Назначить на руководящую должность. Заведующим отделом, наверное. А может, даже... Чего молчишь?” — “Я вас слушаю”. — “Но ты — взрослый человек, должен понимать: республика у нас небольшая, нужно выдвигать национальные кадры”. — “Вряд ли возможно повышение в партийной газете беспартийного", — чувствуя что-то неладное, пытаюсь отвести редактора от какого-то, явно неприятного для него и, скорее всего, для меня тоже, продолжения разговора.

Это уже не проблема. Назначим тебя сейчас завотделом литературы и искусства, а через неделю примем в партию, в кандидаты. Если в ЦК это посчитают недостаточным, значит, будешь моим замом. Но сначала необходимо решить... В общем, тебя сейчас ждет у себя мэр города — Меладзе. Поезжай к нему”. — “Зачем?” — “Он даст команду и все быстренько оформят”. — “Какую команду, Юрий Иванович? Я вас не понимаю. Зачем мне ехать к мэру?

И тут редактора словно прорвало: “Значит так, немедленно к мэру. По дороге определись с фамилией. Выбирай любую. Лишь бы окончание было наше. Да, в конце концов, можешь взять и оставить себе Маринели".

По правде говоря, в Грузии такого рода превращения давно не являлись чем-то из ряда вон выходящим. Многие армяне, русские, украинцы, понимая, что со своей национальностью обречены на пожизненную участь “рядовых тружеников”, сами охотно переписывались в грузины и даже платили за это деньги. А местные евреи, по примеру своих соплеменников, живущих по всему миру, издавна обрели грузинские фамилии, почти неотличимые от коренных. Наиболее же выдающиеся или чем-то полезные для возвеличивания или благополучия титульной нации представители других национальностей, в большинстве своем, при первом же намеке начальства, переименовывались не медля. Но среди журналистов такого прецедента еще не бывало. Просто надобности в этом ранее никогда не возникало. Во-вторых, достаточно было и того, что все их заметные публикации подписывались грузинскими псевдонимами. Случалось, прямо на дежурной полосе и без ведома автора. И все негрузины были вынуждены подчиняться негласному правилу — иметь соответствующий псевдоним. Только мелочевку — для интернациональной видимости, можно было подписывать собственными фамилиями. Кроме того, никому и в голову не могло прийти ставить на руководящую должность в газете чужеродца, если он не постарел уже в редакции и не вжился в свой грузинский псевдоним так, что его невозможно уже отличить от натурального аборигена. Но вот, пришло. И не в какую-нибудь, а в голову самого главного грузина Советского Союза той поры. Тем не менее, я сначала воспринял услышанное, как нелепую шутку. И непроизвольно рассмеявшись в лицо изумленному редактору, перед которым обычно подчиненные теряли дар речи, не раздумывая спросил: “Вы хотите, чтоб я стал грузином? А может, мне китайцем записаться? Тоже — великая нация. Или лучше, в знак солидарности с воюющим, братским Вьетнамом, вьетнамцем стать мне?

Пораженный неслыханной дерзостью, Хомерики, с фантастической для его комплекции стремительностью, вскочил из такого же, как сам, массивного дубового кресла и, надвигаясь на меня, закричал: “Да как ты смеешь, мальчишка! Тебе оказывают честь, а ты...

И тут на меня нахлынули воспоминания обо всех обидах, нанесенных мне, начиная с детсада, этими высокомерными и чванливыми шовинистами, уверовавшими в свою национальную исключительность и избранность. В некое арийство, нереализованное сполна якобы лишь по причине малочисленности их народа. И по вине советской власти, мешающей ему проявить свои безграничные способности. Хотя, даже после добровольного вхождения в состав Российской империи, объединившихся в царство, ранее обособленных княжеств, грузинский этнос так и не сложился в единую нацию. И в нем всегда различались гуриец от имеретинца, карталинец от кахетинца. Не говоря уж о мегрелах и сванах, у которых другие языки. И, в особенности, об абхазах и осетинах, имеющих к тому же еще и иные этнические корни. Но, парадоксальным образом, именно при советской власти многие из них, кроме, пожалуй, абхазцев и большинства осетин, находясь под постоянным воздействием мощной националистической пропаганды, стали чувствовать себя не только одной нацией, но и уверовали в свое превосходство над другими. Причем, над соседствующими — само-собой, но еще и над... мировыми. И их национальное самосознание переросло в национальное самомнение.

Испытав на себе все прелести тотального проявления грузинского шовинизма, которое особенно усилилось после чудовищного расстрела в Тбилиси, по приказу Хрущева, мирных демонстраций запрещенного им чествования даты рождения Сталина, происходившего на моих глазах, я излил тогда редактору, утратив ощущение реальности, давно во мне накипевшее: “А чем моя нация хуже вашей? Чем? Как вы не понимаете, что предавший свою, в любой момент предаст и вашу...

Окончательно разгневав Хомерики, я уходил от него, мысленно досадуя: “Ну почему, почему в моей жизни всегда только так — или чудо, или дерьмо? Третьего не бывает”.

Но, торопясь домой, все же не подозревал, что обречен уже высшей властью республики из Марьяна быть узаконенным Маринели, если не Марьянашвили, Марьянидзе или Марьяния. Разве можно было предположить, столкнувшись с требованием завести псевдоним и, вместо него сменив окончание собственной фамилии на итальянское, что его схожесть с некоторыми грузинскими будет воспринята начальством не только как идентичность, но и как готовность переименоваться уже и формально-юридически. Однако произошло именно так. И несмотря на мое, выходящее за рамки допустимого, поведение с ним, живое изваяние десятипудового, двухметрового редактора явилось ко мне в дом через полчаса после моего собственного прихода. Мать, в полуобморочном состоянии, внимала нежданному, даже в наших с ней самых невероятных снах, монументальному гостю. Через нее укорявшему меня в непочтительности и даже в неблагодарности.

Лежава — мать троих детей, муж в Совмине — на ответственном посту. Я ее иногда для профилактики, вместе с остальными сотрудниками, ругаю на совещаниях. И ничего. Выходит на трибуну и кается, как все. А ваш сын, смотрите какой... Ему на таком уровне внимание, а он, черт знает, что себе позволяет".

Мать слышала об одном подобном “разносе”. Когда Хомерики, отругав подряд всех присутствующих, кивнул в мою сторону, со словами: “А Марьян, вообще, мальчишка еще. Должен нам задницу целовать за то, что удостоился такой чести — работать в “Заре Востока”.

И действительно, все, кто был им обозван и обруган, понурив головы, выходили на трибуну и каялись. Сами не зная, за что. Я же, видимо, еще не выдрессированный для подобного номера, тут же, на коленке, набросал в блокнот текст заявления: “В связи с тем, что никогда и никому указанное редактором место не целовал и целовать не собираюсь впредь, прошу освободить меня от работы”. И передав листок с этими словами в президиум собрания, удалился. Резонанс был своеобразный. Начальство негодовало, но пришло в замешательство: как поступить с таким заявлением? И меня не уволили. Наверное, из-за нестандартности документа...

Хомерики долго уговаривал маму, пока она не согласилась повлиять на сына. А после ухода Юрия Ивановича, выслушав мои объяснения, молча достала из шкафа чемодан. Сложила в него мою одежду. И протянув мне сотенную, тихо сказала: “Это все, что у нас есть, сынок. Возьми и уезжай. А я тебе потом еще вышлю”. — “Куда, мама?” — “В Москву. Куда же еще ты можешь деться от этих...” Не договорив, помолчала еще и добавила: “Ты собирайся, а за документами я сама схожу в редакцию. Только напиши заявление по форме”.

Так и не узнав в тот день, что же сказала моя мать редактору, как убедила его выдать ей мою трудовую книжку и как он потом объяснил Василию Павловичу мое исчезновение, я, тайком, оставив под скатертью половину денег маме, в тот же вечер отправился на вокзал. Купил самый дешевый, сидячий билет на поезд Тбилиси-Москва. И через двое суток, 5 июля 1968 года, прибыл в столицу. С 30 рублями в кармане, старым чемоданом и большим альбомом, с вклеенными мамиными руками вырезками моих публикаций под мышкой. А также с рекомендательным письмом к Евгению Примакову и его однокласснику по тбилисской школе — Леону Оникову, выпускнику МГИМО, проработавшему в аппарате ЦК КПСС с юношеских лет, со сталинских до горбачевских времен. В негромкой должности консультанта, пользовавшемуся, однако, огромным авторитетом при каждом Генсеке. За свой мощный интеллект, глубокую интеллигентность и искреннюю доброжелательность. Письмо было от их соученика и сокурсника, уникального политического фельетониста Кости Енгояна, врученное мне перед отъездом. Со строгим наказом: полагаться на собственные силы и обратиться к адресатам исключительно в крайнем случае.

Забегая вперед, признаюсь, что несмотря на множество критических ситуаций, возникавших в моей московской жизни, конверт был передан мною Оникову лишь через 13 лет. При вручении мне Премии и медали Гиляровского. Что послужило моему сближению с этим благороднейшим человеком, сочетавшим в себе мужество и душевность...

Всеволод Марьян, из книги “За кулисами власти”

Марьян Всеволод Суренович - выпускник музыкальной школы при Тбилисской консерватории и ГИТИСа. В журналистике более 50 лет. Работал в молодежной газете, «Труде», АПН, «Советской России», заведовал отделом науки в журнале «Юность». Лауреат премии им. Гиляровского, 10  международных премий, победитель конкурса «Лучший репортер Москвы» 1981 года. Преподавал в российских и зарубежных университетах.

Еще по теме - http://pandukht.livejournal.com/183465.html

Вся правда о «международно признанных границах» Азербайджанской Республики. Часть 3

Продолжение. Начало работы см. - часть 1 и часть 2

Поскольку Азербайджан не провел, да и не собирался проводить референдум в НКАО
, а также в армянонаселенном Шаумянском сельском районе (как, кстати, и в других местах компактного расселения коренных народов Азербайджанской ССР – лезгин, талышей, аварцев, удин и др. – П.), согласно международному праву и действующему тогда союзному законодательству и, учитывая все принятые АР односторонние акты (напомним еще раз, что Азербайджан к этому моменту объявил о выходе из состава СССР, а Карабах оставался союзной территорией, на которую действия азербайджанских законов распространяться уже не могли – П.), армянская автономия получила:

а) основания считать договорные отношения расторгнутыми;

б) право самой решать вопрос о собственном государственно-правовом статусе.

Что и было сделано 10 декабря 1991 г., когда в Арцахе под контролем международных наблюдателей был проведен референдум о независимости, образовании Нагорно-Карабахской Республики и формировании органов власти. Верховный Совет НКР задал населению республики следующий вопрос:

«Согласны ли вы, чтобы провозглашенная Нагорно-Карабахская Республика была независимым государством, самостоятельно определяющим формы сотрудничества с другими государствами и сообществами».

В референдуме приняли участие 108736 человек (82,2% избирателей). 99,89 % из них проголосовало «за». То, что азербайджанское меньшинство бывшей автономии (17,8% избирателей ) бойкотировало данный референдум, изменить его итогов не могло в принципе. 28 декабря 1991 года состоялись первые выборы в Верховный Совет НКР, а сразу после них - 6 января 1992 г. была принята Декларация о независимости новосозданной Нагорно-Карабахской Республики.

Далее события развивались следующим образом. 23 ноября 1991 года Верховный Совет АР, «исходя из суверенного права Азербайджанской Республики решать вопросы собственного национально-территориального устройства, (…) основываясь на волеизъявлении народа Азербайджана», принимает Закон «Об упразднении Нагорно-Карабахской автономной области Азербайджанской Республики» (Интересно, что в республиканской прессе он был опубликован лишь спустя полтора месяца после принятия. Этот факт объясняется просто: азербайджанские законодатели ждали распада Советского Союза  П.), в котором создание автономии в 1923 году квалифицируется как «фактор, противоречащий национальным интересам азербайджанского народа и способствующий углублению национальной розни между азербайджанским и армянским народами».

Тоже антиконституционный и, в историко-правовом плане, абсолютно лживый акт. Во-первых, до распада СССР вопросы национально-территориального устройства не входили в компетенцию союзных республик. Во-вторых, в 1923 году у «азербайджанского народа» не могло быть никаких «национальных интересов» по причине отсутствия в СССР такого народа. В-третьих, пусть объяснят нам азеротурецкие пропагандисты, какое волеизъявление «народа Азербайджана», и в какой форме произошло в этой республике до распада Советского Союза? Может быть уничтожение, ограбление и изгнание сотен тысяч армян здесь считают «волеизъявлением народа Азербайджана»?..   

Попытавшись упразднить Нагорно-Карабахскую автономную область принятием этого закона, Азербайджан автоматически отказался от условий, на которых Нагорный Карабах, собственно, и был «вручен» Азербайджану, поскольку решение об автономии Нагорного Карабаха 5 июля 1921 г. принималось пленумом Кавбюро ЦК РКП(б) (уж насколько этот партийный орган был вправе распоряжаться армянскими землями – вопрос риторический – П.), а отнюдь не азербайджанскими властями, и говорилось в нем буквально следующее:

«…Нагорный Карабах оставить в пределах Азербайджанской ССР, предоставив ему широкую областную автономию с административным центром в городе Шуше, входящем в состав автономной области».

Разобравшись в ситуации правового и антиконституционного беспредела со стороны властей Азербайджанской Республики, 28 ноября 1991 года Комитет конституционного надзора СССР (высший орган конституционного правосудия СССР – П.) принял Постановление №28, в котором признал несоответствующим статьям 86 и 87 Конституции СССР Постановление Верховного Совета Азербайджанской республики от 23 ноября 1991 года о ликвидации Нагорно-Карабахской автономной области, поскольку союзная республика не обладала правом на изменение статуса и территории автономного образования. Территория НКАО имела конституционно-правовую самостоятельность в составе единого федеративного государства – СССР, и никоим образом не входила в безусловный компонент территориальной целостности Азербайджанской союзной советской республики. Кстати, данное постановление является еще одним красноречивым свидетельством того, что Азербайджанская ССР не являлась самостоятельным государством, а НКАО, в свою очередь, не являлась ее собственностью. Оба этих административных образования входили в состав единого федеративного государства. Более того, даже Закон Азербайджанской ССР о Нагорно-Карабахской автономной области от 16 июня 1981 г. констатировал:

 

«Территория автономной области не может быть изменена без согласия Совета народных депутатов Нагорно-Карабахской автономной области».

 

Кроме того, Комитет Конституционного Надзора СССР в связи с антиконституционными действиями некоторых союзных республик по провозглашению последних самостоятельными государствами, 11 декабря 1991 года принял заявление, в котором, в частности, говорилось:

«Любые республики не могут принимать на себя решение вопросов, касающихся прав и интересов других республик». Комитет также призвал «решить все вопросы отношений между государствами и народами нашей страны на основе принципов конституционной законности, верховенства права, соблюдения общепризнанных международных норм». 

И, раз уж мы упомянули о решении Кавбюро от 5 июля 1921 года, обязательно нужно добавить, что накануне – 4 июля 1921 г. Кавбюро приняло два решения по Нагорному Карабаху - о включении его в состав Армении, и о проведении там плебисцита. Однако уже на следующий день оба решения были отменены.  

А вообще с определенной степенью гордости стоит отметить, что Арцах оказался единственной автономией в СССР, сумевшей безупречно в правовом и юридическом плане воспользоваться конституционными правами, данными бывшим Союзом автономным образованиям.  

К этому времени в результате принятия Беловежского заявления от 8 декабря 1991 года и подписания в Минске Соглашения о создании СНГ, а также Алма-атинской декларации Верховного Совета СССР «О прекращении существования СССР» от 21 декабря 1991 года Советский Союз был упразднен. Новообразованные государства и, в частности, Республика Армения и Азербайджанская Республика вошли в Союз Независимых Государств, «признавая и уважая территориальную целостность друг друга и нерушимость существующих (здесь и далее выделено мною – П.) границ». Вот оно – ключевое слово. «Существующих»! Не внутренних административных границ бывшего Союза, а именно существующих! То есть внешних границ бывшего Советского Союза. Надеюсь, излишне напоминать, что между РА и АР, а уж тем более между АР и НКР, никаких «существующих» границ не могло быть в принципе. Поскольку определение границ  - чрезвычайно долгий и трудоемкий процесс, происходящий только при наличии доброй воли обеих, я подчеркну – обеих сторон.

И только через 8 дней после формального распада Советского Союза  - 29 декабря 1991г. азеротурки сподобились на проведение в своей республике референдума, который к этому времени уже не имел абсолютно никакого юридического смысла. Смысл же проведения этого референдума для азербайджанцев состоял в факте  «узаконивания» своего незаконного выхода из состава СССР. Вызывает улыбку и тот факт, что к этому времени, с вожделением ожидая распада Советского Союза, неполноценную независимость Азербайджана поспешил признать целый ряд государств – Турция (9 ноября 1991г.), Румыния (11 декабря), Пакистан (13 декабря), Литва (20 декабря), Швейцария и Швеция (23 декабря), США и Канада (25 декабря), Великобритания, Венгрия и Куба (26 декабря), Коста-Рика и Япония (28 декабря).  

Таким образом, к моменту распада Советского Союза на территории уже бывшей Азербайджанской ССР образовались два новых независимых государства – Азербайджанская Республика и Нагорно-Карабахская Республика. И чем бы себя не тешил, к чему бы не апеллировал, и в какие бы правовые лазейки не пытался втиснуться постсоветский Азербайджан, отношения подчиненности народа Арцаха Азербайджану были законосообразно и, самое главное, навсегда, прекращены.

Продолжение следует...

Вся правда о «международно признанных границах» Азербайджанской Республики. Часть 1

Прекрасно известно, сколь часто по поводу и без повода азербайджанская сторона оперирует таким словосочетанием, как «международно признанные границы Азербайджанской республики». В различных вариациях из уст азеротурок это может звучать как «исторически сложившиеся границы Азербайджанской Республики», «международно признанная территория Азербайджанской республики» и проч.  Не сказать, чтобы это оперирование приносило закавказским туркам какое-либо моральное или, тем паче, осязаемое физическое удовлетворение. Но раз есть стремление сопредельной стороны без конца обыгрывать сие словосочетание, давайте вместе разберемся, что же это все-таки такое - субстанция под названием  «международно признанные границы Азербайджанской республики», и с чем ее едят.

Collapse )

Хроники Арцахского противостояния.1 октября - 16 ноября 1988 г.


Продолжаю серию публикаций, объединенных общей темой, которая выставляется под тэгом «Арцахское противостояние. Хроники». Эта работа преследует цель составить наиболее полную и развернутую хронологию Карабахского конфликта. Всю предварительную информацию собираю здесь. Желающие поучаствовать в данной работе: дополнить ее какой-либо достоверной информацией или, наоборот, заметившие неточности или ошибки, могут писать мне в Живой Журнал – pandukht.livejournal.com/ или, предварительно зарегистрировавшись, оставлять сообщения в вышеуказанном топике форума hayastan.com.

Collapse )