Category: семья

Парк и свадебный салон на месте христианского кладбища



В западноармянском Керборане (ныне тур. Даргечит в провинции Мардин) власти в лице правяшей Партии справедливости и развития в рамках своих предвыборных обещаний снесли христианское кладбище, на котором покоились останки армян и ассирийцев, и соорудили на этом месте парк и зал для проведения свадебных торжеств.

По словам местных жителей, проект осуществлялся на территории христианского кладбища, и в процессе работ обломки надгробных камней были смешаны с останками людей.

Так, местный житель Абдулмесих Эргюн, ассириец по национальности, выразив сожаление по поводу строительства парка и свадебного зала на месте кладища, сказал: «В Даргечите жили ассирийцы и армяне. Здесь находилось христианское кладбище. У могил нет религии, нет языка и нет расы. Люди различных вероисповеданий рождаются и умирают. Строительство развлекательного центра и парка на месте кладбища аморально и нецелесообразно с точки зрения добродетели. Это общечеловеческие ценности. Как общество, мы должны осудить этот факт».

© Пандухт



В Эрбиле (Иракский Курдистан) открылась первая армянская церковь



В административном центре Иракского Курдистана, городе Эрбиль, 6 апреля открылась первая армянская церковь.

На церемонии открытия церкви Сурб Хач присутствовал духовный лидер ААЦ в Ираке Авак Асадурян, прихожане, а также представители региональных властей Курдистана. По данным агентства Rudaw, региональное правительство Курдистана потратило на строительство церкви 1 миллион 845 тысяч долларов .

Четыре из пяти храмов Армянской Апостольской Церкви в Иракском Курдистане расположены в районе Дахука. По оценкам, в границах курдской автономии насчитывается 600 армянских семей. 490 из них проживают в Дахуке, 110 — в Эрбиле. В последние годы, после появления на севере Ирака и в Сирии ДАЕШ, многие христиане перебрались в Эрбиль, который они считают относительно безопасным.


Лучшие оливковые масла мира



Опубликован новый рейтинг лучших оливковых масел в мире — World's Best Olive Oils — один из самых известных в данном секторе. В этой некоммерческой организации задействованы наиболее знаковые профессиональные дегустаторы. В сезоне 2017-2018 оливковые масла из Испании вновь получили самые высокие награды.

Первое место со 157 баллами досталось маслу Knolive Epicure из муниципалитета Прьего-де-Кордоба. Эта семейная компания продвигает свою продукцию на рынок с 2015 года и за это время успела собрать множество международных наград. Однако могу сказать, что в реальности управляющая компанией семья Евенес Гарсия работает с оливковым маслом с 1858 года. Knolive Epicure производится с использованием различных сортов масла, в данном случае "Пикуда" и "Ходжибланка".

Второе место с 126 баллами заняло одно из самых узнаваемых масел — Rincon de la Subbética Hojiblanco, которое прошлом году возглавляло топ «World's Best Olive Oils». Известно, что регион, в котором производится это масло, является идеальным для выращивания оливковых деревьев.

Третье место досталось португальскому маслу Oliveira da Serra-Lagar do Marmelo от Sovena Portugal Consumer Goods S.A, родом из региона Алентежу.

Кроме двух вышеупомянутых испанских марок в Топ-10 лучших оливковых масел в мире вошли еще четыре масла из этой страны — Aberquina Family Reserve (пятое место с 85 баллами), El Empiedro (шестое с 83 баллами), Parqueoliva Gold Series (седьмое с 81 баллом) и Abbae de Queiles (девятое с 78 баллами).

Таким образом, из рейтинга становится ясно, что Испания (особенно автономное сообщество Андалусия) продолжает играть весомую роль на международном рынке оливковых масел.


© Пандухт


Еще одна семья репатриантов получила дом в арцахском Ишханадзоре



Накануне Нового года еще одна армянская семья получила новый дом в освобожденном от врага селе Ишханадзор Кашатагского района Республики Арцах (бывшее село Ханлыг Кубатлинского р-на). Ваге Аскарян из Ливана и четверо его детей, переселившиеся в Арцах в 2015 году, отпраздновали новоселье, благодаря инициативе "Переселение в Кашатаг", реализуемой фондом «Туфенкян».

До них, в июне прошлого года в Ишханадзоре получила новый дом семья репатрианта из Сирии, врача Айка Хачо.

Обращаясь к гостям на церемонии заселения, Ваге Аскарян сказал: «Переезд в Арцах, этот родовой очаг всех армян, — лучшее решение, которое я мог принять для своей семьи. Я рад получить щедрую поддержку моих соотечественников и обещаю обратить все свои навыки процветанию этого региона».

© Пандухт


Секрет успеха Амансио Ортеги



Уже прошло пять лет с того момента, как Амансио Ортега перестал исполнять обязанности президента Inditex — материнской компании бренда Zara. Но это отнюдь не означает, что он стал обычным пенсионером.

Даже на прошлой неделе, когда стоимость его компании вновь возросла, сделав его на два дня самым богатым человеком в мире, Ортега не готов уйти.



Ежедневно 80-летний бизнесмен проезжает 10 километров от своего дома до центра Ла-Коруньи, где располагается штаб-квартирa компании Inditex. Именно в этом городе на северном побережье Испании и появилась торговая марка Zara.

Иногда он проводит время с командой дизайнеров Zara Mujer, генерируя идеи: место для нового магазина, дизайн для зимней коллекции и проч. И если в зале присутствует дон Амансио, все остальные молча слушают.

По данным журнала Forbes, Ортега с состоянием в $ 78 млрд. возглавлял рейтинг самых богатых людей 9 и 10 сентября, обогнав Билла Гейтса на $ 100 млн.

Это случилось не впервые. В октябре 2015 года он на несколько часов уже становился самым богатым человеком в мире — невероятное достижение для испанского бизнеса. Но, в отличие от Билла и Мелинды Гейтс, Ортеге не нравится слава и общение с журналистами.



Самый знаменитый галисиец родился в 1936 году в крохотном местечке Бусдонго-де-Арбас в семье железнодорожного рабочего незадолго до начала Гражданской войны в Испании. Его семья едва сводила концы с концами.

«Однажды он со своей матерью отправился в продуктовую лавку, чтобы купить самое необходимое, — рассказывает его биограф Ковадонга О'Ши. — Из-за стойки он услышал, как кто-то говорит его матери: «Сеньора, мы не можем вам больше отпускать в долг».

По словам О'Ши, Ортега до сих пор ощущает стыд за то, что его семья была неплатежеспособной. «Когда Амансио рассказывал мне об этом, он был очень взволнован. Он сказал мне: «Я чувствовал себя раненым, униженным».

Он пообещал, что больше никогда не допустит того, чтобы его семья страдала от бедности, оставил школу и начал работать в магазине одежды. Приобретя опыт работы в нескольких магазинах, в начале 1960-х годов он основал собственный бизнес вместе с членами своей семьи и будущей супругой Росалией Meрa. Вначале это была текстильная фабрика, ставшая впоследствии брендом Zara.


С дочерью Мартой

Что же отличало Zarа и ее материнскую компанию Inditex от других фирм того времени? Это то, что сегодня принято называть концепцией «быстрой моды».

Обычные магазины одежды той эпохи отставали от модных тенденций. Поступающий в них товар не устраивал клиентов, следивших за модой. Ортега решил кардинально сократить время от разработки дизайна модели до ее поступления на прилавок, отказавшись от услуг посредников и самостоятельно занимаясь закупкой материала, логистикой и дистрибьюцией.

«Он сотворил нечто уникальное, — говорит аналитик консалтинговой компании Berenberg Мишель Уилсон. — Он поставил цель дать клиентам то, чего они хотели».

Zara и ее дочерние компании четко следуют желаниям клиентов. Производственные мощности Inditex располагаются не только в Азии, но и в Испании, Португалии, Турции и Марокко. Таким образом компания способна быстрее реагировать на спрос, при необходимости заказывать больше товара, пользующегося популярностью, и оперативно менять стиль.

В империю Inditex входят торговые марки Zara, Zara Home, Pull & Bear, Massimo Dutti, Bershka, Stradivarius, Oysho, Uterque.

Пресс-секретарь Ортеги говорит, что масштабы успеха стали неожиданностью для основателя компании. Хотя он всегда имел амбициозные бизнес-планы, однако никогда не фокусировался на личном успехе.

Он проживает в предместье Ла-Коруньи вместе со своими детьми и внуками, и его нередко можно увидеть гуляющим по авенида Ла-Марина. Но местные знают, что дон Амансио предпочитает оставаться незамеченным.

Ковандонга О'Ши знакома с Ортегой уже 20 лет и омечает, что его застенчивость соответствует его скромности. «Он не из тех людей, что смотрят на вас свысока». Когда богатейшему человеку в мире рассказывают позитивные новости, он кланяется и говорит, что у него кружится голова.


В Западной Армении расселяют месхетинских турок



В Турцию с Украины прибыли первые семьи месхетинских турок. По распоряжению президента Турции Эрдогана, их доставили спецрейсом из Украины в Ерзнка (тур. Эрзинджан). В аэропорту их встречал заместитель премьер-министра Турции Ялчын Акдоган.

Эвакуация месхетинцев с территории восточной Украины проходит при участии Всемирной ассоциации турок-месхетинцев, посольства Турции в Киеве, миграционной службы МВД Украины и украинских властей.

Первым чартерным рейсом в Турцию с Украины прибыло 164 турка (45 семей). Они будут размещены в здании, подготовленном для них в селе Узюмлю в Ерзнка.



Всего первая партия переселенцев составит 92 семьи. Ожидается, что на постоянное место жительства в Турцию переедут в общей сложности 677 семей месхетинских турок. Размещать их, разумеется, будут на территориях оккупированной Турцией Западной Армении. 605 семей будут размещены в Ерзнка, а еще 72 семьи обретут пристанище в родном городе моего деда — Хлате.

© Пандухт

«В этих преступлениях участвовала и моя семья».



Издающаяся в Константинополе двуязычная газета Agos публикует трагическую историю армянки Сары, рассказанную молодой турецкой ученой Невин Йылдыз Тахинджиоглу и записанную журналистом Уйгаром Гюльтекином. Предлагаю вашему вниманию перевод данной статьи с некоторыми сокращениями.


Во время одной из конференции, посвященной теме женщин, вынужденных жить в мусульманских семьях, молодая ученая Невин Йылдыз Тахинджиоглу рассказала историю девушки по имени Сара. Она потрясла зрительный зал следующими словами: «В этих преступлениях участвовала и моя семья».

Для Тахинджиоглу, выросшей в уезде Вираншехир Урфы, история Сары начинается с детских лет:

«Настоящее имя Айыб-аги было Эйюп. Рассказы о нем членов семьи оставляли во мне двойственное впечатление. У моего дедушки был каменный дом, куда мы ходили играть. Дом, по всей вероятности, принадлежал армянину. Было видно, что такую работу мог проделать только армянский мастер. На стене дома была надпись на незнакомом нам языке. Кого бы мы ни спрашивали о хозяине дома, ответ был таким: «Айыба-аги, но какие же зверства он здесь творил!». Два этих, друг от друга отличающихся впечатления, всегда кружились в моем детском мозгу: герой он или злодей?»

Когда в голове множатся вопросы, начинаешь искать ответы, слушая разные истории родственников об Айыб-аге.

«Я поняла, что у него были проблемы с психикой, что он был человеком, склонным к насилию, и все его боялись. На меня очень подействовал рассказ о том, как однажды вечером, ужиная, он сидел на ступеньках напротив дома и, когда увидел армян, подозвал их и своим кинжалом отрезал им головы. После убийства он вытер кинжал белым платком и продолжил свою трапезу. Было понятно: в то время за голову каждого армянина давали один золотой. Но у него не было никакой нужды в деньгах. И с государственными чиновниками у него были хорошие отношения. Рассказывают, что он избивал того армянина, который смотрел ему в глаза. Я была поражена, когда узнала, что его жена была армянкой. Меня взяла оторопь: ненавидевший и убивший столько армян женился на армянской женщине».

Taхинджиоглу привлекает внимание к восприятию этой женщины обществом: «С точки зрения этого замужества, проблема не в подчинении, проблема в сопротивлении. Сара сопротивлялась молча. Сопротивлялась замене своего имени. Сопротивлялась, нося на шее крест», — рассказала она. Зал окаменел, когда Тахинджиоглу призналась, что побудило ее рассказать историю Сары: «У меня есть друг, проводивший исследование об армянах-мусульманах. Мы сидели в каком-то месте. Приехали армяне из США. Брали интервью. Рассказывали свои истории, рассказывали о семьях, убитых такими-то людьми из Гамидие. Я невольно сказала: «Вы говорите о моей семье». Они просто смотрели на меня. Я попросила прощения. Я больше ничего не могла им сказать, и почувствовала себя невыразимо плохо. После этого я решила, что нужно говорить на эту тему. Если кто-то начнет рассказывать свою историю, встреча с прошлым возможна. Каждый должен принести свои личные извинения».

Taхинджиоглу объяснила, что это ее политическая позиция: «С того момента, как я узнала об этой истории, я познакомилась с Армянским вопросом. Я создала собственную субъективную политическую позицию, основанную на моей личной истории. Я считаю, что это и политическая позиция. Рассказав, я сняла с себя огромное бремя», — сказала она.


Урфа. Армянские девушки

В этом рассказе представлена история Сары, рожденной в 1871 году, потерявшей всю свою семью во время вооруженных нападений на армянские села Вираншехира, и принявшей ислам. Как и во всех историях, передаваемых устно, в ней могут быть неточности и ошибки при воспроизведении имен людей и географических названий. Во время гамидовской резни Сара была вынуждена выйти замуж за мусульманина по имени Эйюп Четин — Айыба-агу (1859-1940), служившего в полках Гамидие.

История состоит из данных, собранных на основе рассказов четырех свидетелей — трех женщин и одного мужчины. Героиня этой истории, Сара, принадлежит к тем немногим людям, которым, ценой исламизации, удалось выжить. Она сумела спасти жизнь своего младшего брата — единственного выжившего из всей семьи, согласившись выйти замуж за курда Айыб-агу, и сохранила свое армянское имя, несмотря на физическое и моральное насилие, окружавшее ее всю жизнь.

Армянское село Вираншехир в Урфе стало мишенью атаки. Руководили нападением Гамидие Ибрагим-паша и его двоюродный брат Айыб-ага (Эйюп). Нападение на армянские деревни уезда осуществлялось, в первую очередь, с целью грабежа. Гамидие собрали молодых армянских мужчин, в том числе, старших братьев и родственников Сары, и закрыли в одной из пещер Урфы, известной как «Армянская пещера». Сара увидела собаку, у которой в пасти была человеческая рука. Проследив за собакой, Сара нашла эту пещеру и обнаружила своих убитых родных. Сара вместе с оставшимися в живых, пыталась выехать из села, но попала в плен к Айыб-аге вместе с младшим братом — единственным, оставшимся в живых из членов семьи. Сара не знала, что этот человек станет ее мужем и отцом 15 детей. Айыб-ага пленился ее красотой.

Приказу «Вначале станешь мусульманкой, потом выйдешь за меня замуж» Сара не подчинилась. Ненависть по отношению к Саре вновь превратила Айыб-агу в палача армян. Однако на это раз его мишенью стали отец и мать девушки. Став свидетельницей убийства родителей, юной Саре ничего не оставалось, как подчиниться приказу Айыб-аги, спасая жизнь шестилетнего брата. Сара поставила одно условие: хоть и станет мусульманкой, но сохранит свое имя. И имя стало одной из тех многочисленных причин, благодаря которым Сару никогда не считали истинной мусульманкой. И в глазах Айыб-аги, и в глазах других членов милли-аширета Сара была ложной мусульманкой, более того, настоящей гявуркой. И имя, которое ей удалось отстоять, напоминающее о том, что она армянка, стало поводом для применявшегося в отношении Сары жестокого насилия. Кроме того, все дети, появившиеся на свет в браке с Айыб-агой, непостижимым образом умирали.

По свидетельству очевидцев, Айыб-ага систематически мучил Сару, нагревая острие своего кинжала и рисуя кресты на ее теле. И выбор кинжала был не случаен: он использовал тот самый кинжал, которым убивал отца Сары и множество других армян. Мучая Сару, он пытался сделать из нее истинную мусульманку, но Сара так никогда и не сменила имени и не сняла креста со своей шеи. Айыб-ага, испуская последний вздох на смертном одре, проговорил: «Ты иссушила мой род, грязная армянка». Потому что мальчики, родившиеся от двух других жен Айыб-аги, тоже умирали, как и дети Сары.

[Сама Сара упокоилась в 1971 году, прожив ровно 100 лет.]

Уйгар Гюльтекин

Перевод с турецкого — Пандухт

Кесабские армяне возвращаются к родным очагам

10414588_337929736359038_975592878155544818_n

15 июня сирийская армия освободила армянонаселенный город Кесаб, который был захвачен 21 марта исламскими радикалами при поддержке официальной Анкары.

В течение нескольких последних дней в Кесаб возвратились все насильно вывезенные в Турцию и размещенные в населенной армянами деревне Вакиф на Мусалере престарелые жители Кесаба. Сам Кесаб в настоящее время находится в полуразрушенном состоянии, однако вернувшиеся армяне полны решимости сделать все для восстановления родных очагов. Зная характер киликийских армян, можно не сомневаться, что Кесаб будет восстановлен.

В армянских кругах продолжаются дебаты на тему восстановительных работ в Кесабе, инициированы различные мероприятия гуманитарного характера.

В процессе обсуждений, имевших место в Армении в последнее время, арабисты и другие специалисты по Ближнему Востоку подчеркивают, что вопрос контроля над сирийско-турецкой границей является крайне важным и насущным в вопросе гарантий стабильного будущего Кесаба и армянской общины края. Руководство дружественной страны, учитывая стратегическое местоположение Кесаба, должно уделить особое внимание вопросам безопасности и обороноспособности региона.

На данный момент в Кесаб вернулись в общей сложности более 250 армянских семей. Они сообщают о том, что их дома, церкви и учреждения общины находятся в разрушенном состоянии.

Рита Манджикян

1522086_10152312749391826_7933518214084423471_n

Я чувствую себя здесь местной. Я не концентрируюсь на том, кто местный армянин, а кто из диаспоры. Мы все армяне и все тут. У нас есть наша маленькая Армения с границами, начерченными на карте. Мы все вместе и должны думать, что можем предложить Армении и что можем получить взамен.

Мои бабушка и дедушка по отцовской линии родом из Кесаба. Моя мама из Алеппо. Мой дедушка по материнской линии из Тигранакерта, а бабушка - из Сасуна. Я из Кесаба. Я провела там все детство. Это сильная армянская община, которая была сформирована не в результате Геноцида армян или миграции. Люди всегда там жили и боролись с трудностями. Они даже вернулись в Кесаб, после того как были вынуждены дойти пешком до Тер Зора во время Геноцида и эвакуации Кесаба в 1915 г.

Кесаб — последняя армянская община и деревня Киликийского Царства. Там действительно прекрасная природа, окруженная зеленым пространством и скалистой местностью недалеко от моря.

Кесаб всегда был «маленькой Арменией» для меня. Армяне из диаспоры всегда думают об Армении, и я не исключение. Но в своих мыслях и глубоко в сердце, хоть я и жила в Кесабе, я всегда чувствовала, будто нахожусь в Армении.

В 18 лет для того, чтобы продолжить учебу, я переехала в Алеппо. Я училась и одновременно работала, а между учебой и работой находила время, чтобы съездить в Кесаб, навестить семью и друзей. Мои родители и дядя посоветовали мне переехать в Армению. Я всегда знала, что в какой-то момент уеду на родину, но не могла и представить, что это случится так быстро.

С первого же дня я почувствовала себя настолько связанной здесь со всем. Хотя я и скучала по Кесабу, моей семье и друзьям, которых я оставила, но как только я приехала в Армению, почувствовала, что я дома. Кесаб был моей «маленькой Арменией», а это — моя Армения. Я чувствую себя такой сильной здесь.

Мне было несложно работать и учиться. Наоборот, я счастлива, что развиваюсь и двигаюсь вперед. Я работаю в Ереванском зоопарке и в Фонде защиты дикой природы и культурных ценностей. Мне нравится идея работы в Ереванском зоопарке — быть ближе к природе и животным. Я рада заниматься именно этим, потому что знаю, что работаю для правильной цели. Хоть все и удивляются, что я не работаю по специальности, в качестве бухгалтера или в области финансов, я удовлетворена тем, что что-то хорошее было сделано для Армении учреждениями, в которых я работаю.

У меня не так много времени, чтобы встречать посетителей, кроме как во время перерыва, но лучшее время, чтобы встретить детей или посетителей, — это во время мероприятий, которые проводятся в зоопарке. Недавно был Всеармянский день рисования, который проводился в зоопарке. Для меня это был первый раз, когда я столкнулась с красками, кисточками и детьми, которые пришли, чтобы принять участие в мероприятии.

Я являюсь частью этих мероприятий и, даже если маленькой частью, мне все равно нравится принимать в них участие: я узнаю больше и о себе.

Я рисовала, как только выдавалась возможность. В самый первый день, как только я приехала в Ереван, пошла в музей Ерванда Кочара. Было очень интересно. Когда я сходила в музей современного искусства, то не могла поверить, что стою напротив работ Минаса или Рудольфа Хачатряна. Я знала про живопись Ханджяна, но до посещения Центра искусств Кафесджяна я не представляла, какие они огромные. Я чувствую большую ответственность, когда рисую здесь, потому что рисую Армению. И увидев все эти картины, я должны быть более осторожна в том, как представляю Армению и что вижу здесь, в том, как выражаю в картине все то, что чувствую. Все эти произведения искусства заставляют меня быть более внимательной. Они повысили мою собственную планку. Дома я всегда думала о том, что и как я буду рисовать в Армении. Теперь я здесь, и думаю, что наступило время начать рисовать. Я узнаю о себе больше, когда я на природе, так что, думаю, мои первые работы будут о природе.

Я всегда пытаюсь проводить каникулы в деревне за пределами Еревана с моими друзьями. Мы стараемся открыть для себя Армению. Здесь ты испытываешь все то, на чем был воспитан. Как нация мы очень богаты, мы не должны жаловаться друг на друга, нам нужно глубже взглянуть на все. Мы богаты своими церквями, нашими церковными псалмами, нашей культурой, нашими горами и природой. И мы должны сохранять их с гордостью.

Я отвечаю за координацию мероприятия по сбору цветов, организованного Фондом в Цицернакаберде 26 апреля. Цветы, которые остались у вечного огня Мемориала Геноциду 24 апреля, перерабатываются в специальную бумагу и удобрения. Мы отделяем лепестки от стебля. Лепестки далее используются для подготовки переработанной бумаги, которую музей будет использовать для меморандумов и соглашений. Стебли становятся удобрением для парков.

Я так рада, что новое поколение понимает Геноцид армян по-другому. Мы должны требовать, а не грустить. Мы должны гордиться тем, что имеем. 24 апреля я принесу цветы к Вечному огню, а 26 апреля я пойду в Цицекарнаберд с совершенно другим настроением, чтобы увековечить память жертв Геноцида. Есть вещи, которые я должны сделать здесь как человек и, особенно, как армянка.

Я чувствую связь с каждой вещью. Я вижу свою родину во всем, даже в трудные времена. Жизнь, сама по себе, - не легкая вещь, но мы должны быть всегда готовы и должны быть оптимистичны в отношении родины.

Живя в Армении и будучи рядом с семьей моего дяди, у меня было больше возможностей узнать ближе своих кузенов и быть окруженной ими. Мы красим, играем вместе, и я иногда читаю им.

После напряженного рабочего дня я немного учусь и, если остается время, стараюсь проводить его с друзьями, гуляя по городу и наслаждаясь погодой.

Мне было 8 лет, когда я первый раз прочитала что-то на восточноармянском языке. А когда я приехала сюда, то не могла говорить на нем, и до сих пор не могу это сделать идеально, но я стараюсь изо всех сил. Я пробую иногда, когда хожу за покупками или в такси, просто чтобы дать понять, что я ничем не отличаюсь. Хоть у меня никогда не было чувства, что я другая, но я все равно пытаюсь время от времени говорить на восточноармянском. Когда я говорю со своими родителями, они безусловно замечают, что я использую некоторые восточноармянские выражения, а иногда и мой акцент изменяется, чего я совершенно не ожидала.

Я не думаю о том, что буду делать дальше с точки зрения пребывания в Армении навсегда или переезда в другую страну. Я пытаюсь не концентрироваться на этом. Здесь меня очень вдохновляет молодежь, новое поколение, их взгляды, дух и душа. И хотя многие из них уехали из страны, я всегда говорю, что нам нужно остаться. Если мы уедем, то кто тогда останется?

Есть две вещи, которые я люблю в Армении. Первая — это то, что все здесь такое армянское. Несмотря на то, что сирийская община армян была очень сильной, там было сложно. Здесь все натурально. А второе — это легкий доступ к искусству.

Я не могу выделить что-то одно, из-за чего я чувствую себя так хорошо здесь. Мне хорошо в целом. Я чувствую связь со всем, с каждой вещью, включая монумент Мать-Армения и гору Арарат. Иногда после тяжелого дня я поднимаюсь на Каскад и, когда вижу перед собой здание оперы, то на моем лице невольно появляется огромная улыбка.

Моя жизнь здесь является реальностью, я не хочу видеть это как сон, я стараюсь разобраться во всем, стараюсь не только мечтать о своей Родине, но работать над ней и воспринимать все в позитивном ключе.

repatarmenia.org

7 из 10 потребителей покупают только основные товары

Безымянный

«Кризис изменил покупательские пристрастия», - так считают 77% потребителей, в течение нескольких лет совершивших путь от тележки гипермаркета до корзины в обычном магазине. Теперь эти недавние походы в гипермаркет остались в прошлом: испанцы покупают только те продукты, которые необходимы. Покупательница по имени Марта в магазине «Mercadona» в Таррагоне рассказывает: «Раньше я приходила в гипермаркет раз в неделю или даже раз в 15 дней, чтобы сделать большую покупку. Но теперь я не могу тратить столько за один раз, и прихожу в магазин раз в три дня - купить только то, что мне необходимо».

Испанские потребители стали больше следить за своими расходами. Фактически семь из десяти покупателей признались, что приобретают лишь основные товары, без всяких изысков, выбирая для покупок ближайшие магазины среднего размера, которые они посещают два-три раза в неделю, тратя на покупку в среднем 15 евро. Сегодняшний покупатель - профессионал, рациональный и разбирающийся во всем. Он предпочитает совершать быстрые покупки в ближайшем магазине, куда почти всегда приходит со списком покупок (88%) и пробегает весь магазин на «автопилоте», хотя иногда с досады и позволяет себе маленькие капризы. 80% покупателей при повседневных покупках пользуются специальными предложениями, а каждый четвертый готов поменять свой привычный товар на другой, более дешевый.

Об этом говорится в годовом отчете «Nielsen 360» о тенденциях потребления. Основной вывод данного исследования заключается в том, что в 2013 году (уже второй год подряд) наблюдалось сокращение семейных расходов на основные продукты питания, напитки и лекарства/парфюмерию. На эти цели каждая семья в минувшем году потратила 2318 евро, что меньше, чем в 2012 году. Если добавить сюда расходы на свежие не расфасованные продукты, на которые каждая семья потратила еще приблизительно 800 евро, средние расходы одной семьи на покупки в прошлом году составили 260 евро месяц.

Еще один интересный факт, который вытекает из исследования Nielsen: испанские потребители готовы платить в среднем на 10% больше за экологически чистые продукты, что, в свою очередь, ведет к открытию специализированных магазинов шаговой доступности.

Эксперты отмечают, что затяжные кризисы, подобные нынешнему, вызывают изменения в потребительских привычках. Респонденты признаются, что даже когда закончится этот сложный период, они продолжат экономить на электроэнергии, воде, телефонии и продуктах питания.

Тем не менее, специалисты призывают не отказываться от прогулок с друзьями, ужина с бокалом хорошего вина, поездок на отдых или просто покупки одежды известных брендов.