?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: путешествия

f5a46056ccff5e_5a46056ccff9c.thumb_-588x329.jpg

Начало — здесь

Уже много лет каждые зимние месяцы года я почти полностью посвящал обработке материалов, собранных в ходе поездок, осуществленным мною в течение данного года. В 1991 году я совершил несколько таких поездок (каждая — длительностью в 2-3 недели) в районы Болниси, Марнеули и Тетри-Цкаро в Грузии. Сотнями накапливались пленки, которые нужно было проявлять, а затем архивировать, большое количество обмеров переносить на чистовик и ретушировать (ну, в то время нынешних компьютеров с их «Архикад»-ом и другими программами не существовало), плюс архивные и библиотечные исследования. Эти работы входили в мои обязанности именно в зимний период.

Однако спустя три или четыре недели после вышеупомянутого случая, в январе уже 1992 года, сейчас и не упомню от кого, я получил известие о том, что сотрудники расположенной на улице Туманяна редакции Армянской Энциклопедии своими руками жгут собранные за десятилетия в хранилищах редакции периодические издания. Я решил проверить эту новость, полученную час назад и, не мешкая, отправился в редакционный дом Энциклопедии. В тот день я был не один: меня сопровождала одна из сотрудниц читального зала Национального архива — Анаит Саргсян.

В тот момент, когда, стряхивая снег со своих ног, мы собирались войти в здание, перед нами изнутри открыли большую деревянную дверь двое людей — женщина и юноша. У обоих в руках по две связки газет. Я прочел выглядывавшее название газеты — «Мармара». Будет правдой, если скажу, что засмотрелся, но мне словно бы не хватило смелости спросить: «Кто вы такие, по какому праву, куда уносите эти газеты?». На несколько мгновений застыв на пороге, я будто бы проводил взглядом людей, с трудом шагающих под тяжелой ношей. Потом мы вошли в здание. Расспросили парочку из тех людей, которые были в курсе всего этого. Видимо, я не сумел сдержать свой гнев, под воздействием чего две ответственные женщины сказали в качестве оправдания, что до сих пор жгли лишь русские газеты - «Правду» и проч., и только сегодня впервые очередь дошла до армянской периодики. Я сказал, чтобы никто больше не смел прикасаться к армянским газетам, всех их в ближайшие дни я должен буду перевезти в безопасное место, после чего потребовал адрес женщины, встреченной мною на пороге редакции. Без всяких споров женщины дали адрес сотрудницы, несущей домой номера «Мармары». Мы сразу же покинули здание и обнаружили указанный адрес в тот самый момент, когда женщина и юноша, видимо, достигли места буквально минуту назад и еще тяжело дышали, стоя в коридоре своего дома. Без долгих объяснений я конфисковал «топливо» и вместе с Анаит кое-как добрался до своего дома, расположенного у Часового завода.

В последующие дни я полностью посвятил себя «расхищению» собрания армянских периодических изданий из редакции «Армянской Советской энциклопедии». Единственным транспортным средством были оставшиеся с советских времен санки моих детей. Обычно я делал один «рейс» в день, но дважды мне удавалось выполнить за день два «рейса». Не помню, на который день вмешался сторож, мол, это по какому праву? Право я тут же получил, когда в кармане у сторожа объявилась сумма, пожалуй, превышавшая его месячное жалование.

Одна комната в моей временной трехкомнатной квартире была совершенно пустой. Именно она и стала хранилищем номеров спасенных мною армянских периодических изданий. Я начал сортировать газеты по названиям и годам, занося пропущенные номера каждого года в специальные списки. Интересно, что на многих была печать, извещавшая о секретности. Например, на «Мармара», «Аспарез»-е, «Айреник», «Азат ор», «Аздак»-е и другой дашнакской прессе, из чего можно было предположить, что в советские годы их мог читать далеко не каждый.

В кругу друзей я начал рассказывать о своей новой «болезни», и те, у кого дома было хотя бы небольшое количество газет, отдавали их мне. Я чувствовал, что потихоньку становлюсь помешанным на сборе прессы, вместе с тем понимая, что это — дело жизни, которое делать спустя рукава не получится. Тем не менее, оставаться безразличным я тоже не мог.

В конце 1992 г. скончался академик Сурен Еремян. Еще в 1982-ом по приглашению ученого мне однажды довелось побывать у него дома, где я представил свои слайды об Арцахе. В рабочем кабинете Еремяна мне как раз особенно врезалось в память огромное количество прессы, сложенной в коридоре. Когда я получил известие о смерти выдающегося ученого, то припомнил виденное мною 10 лет назад, и решил за один визит выяснить дальнейшую судьбу прессы, собранной в их доме. Вдова и ставший кришнаитом сын Еремяна тепло восприняли мою просьбу. После недели работы я освободил дом от ненужного им, за что в последний день, в момент прощания, сын Еремяна поблагодарил меня, сказав, что ему пришлось бы нанимать мусоровоз, от чего я его избавил.

Именно в тот период я рассказал о своей «болезни» своему давнему другу Ованесу Закаряну и, поскольку его отец долгие годы был редактором газеты «Айреники дзайн», я спросил, нет ли у них в наличии лишних номеров этой газеты. Он сказал, что лучше задать этот вопрос непосредственно его отцу. Мы вместе отправились в дом Закарянов. Ответ Левона Закаряна был следующим: «Здание Комитета по связям с армянами Спюрка, где также размещалось помещение нашей редакции, сгорело. Сходите, посмотрите, если пожар не добрался до нашего помещения, забирайте, что сочтете нужным». Мы с Ованесом пошли в указанное здание, где, к счастью, огонь не добрался редакционного помещения газеты «Айреники дзайн». Я забрал что и сколько мог, в первую очередь - готовые комплекты именно данной газеты за многие годы, а еще готовые комплекты некоторых ливано-армянских газет (к примеру «Канч») и других периодических изданий. Забрал всё-всё, как ненасытный, ничего не оставил. И свою неподъемную ношу кое-как доставил домой.

Самвел Карапетян, историк, глава ереванского офиса Фонда изучения армянской архитектуры (RAA)

Перевод с армянского — © Пандухт

Продолжение следует…

xtvo50_f-je.jpg


Подробности победоносной операции

Информационное агентство Viburnum со ссылкой на проживающего во Франции главного редактора азербайджанского оппозиционного издания «Азадлыг» Ганимата Захида сообщило о падении азербайджанской боевой ракеты на жилой сектор второго по величине города Азербайджана Гандзака (тур. Гянджа).

«Ракета упала на Гянджу! Закир Гасанов пять дней назад добился «серьезного» успеха.

Достоверные источники утверждают, что ракета, пять дней назад выпущенная во время учений с полигона в Акстафе, упала перед одним из домов на бывшей улице Комсомола в Гяндже», - пишет азербайджанский оппозиционер на своей странице в социальной сети Facebook и задается вопросом: чьему же дому так «повезло»?

Это дом принадлежит некоему Рубаилу – владельцу дворцов для проведения свадебных торжеств «Пирамида» и «Дан юлдузу». Сообщается, что, по счастливой случайности, все обошлось без жертв, поскольку ракета не попала в цель и, к тому же, не взорвалась.

Захит сетует, что прокуратура, расследующая дело, намеревается наказать тех, кто распространяет информацию о ЧП, а отнюдь не тех, кто задал ракете неправильные координаты. Поскольку, если бы ракета была исправной и взорвалась, то и цель была бы уничтожена.

В свою очередь, армянский эксперт по Азербайджану Ален Гулян отмечает, что расстояние от Акстафы до Гандзака составляет около 90 км. Вооруженные силы Азербайджана имеют следующие образцы вооружений, способные вести стрельбу на такое расстояние: турецкая РСЗО Т-300 «Kasirga» (до 100 км), российские «Точка-У» и «Смерч» (до 120 км), израильский ОТРК LORA (до 300 км), а также российский «Полонез» (до 300 км).

© Пандухт





Остров Корикос, в средневековье носивший название Крамбуса (Грамбуса, Грамвусса), располагается на расстоянии 300 метров от одноименного города на берегу. Общая площадь острова составляет 15 тыс. квадратных метров, большую часть которых занимает замок. Расстояние от Мерсина до Корикоса составляет 60 километров.

По информации Страбона, в древние века остров служил опорным пунктом средиземноморских пиратов. По легенде, замок на острове был построен византийским императором Алексеем I Комнином после Первого крестового похода.

В 1163 году остров Крамбуса и лежащий напротив него на материке замок Корикос был завоеван армянским князем Торосом II-ым Великим и включен в состав Киликийской Армении. Начиная с 1199 года и в течение XIII века армянский монарх Левон I, а затем и его наследники, капитально перестраивают оба замка — и материковый, и островной.

Южные и западные стены островного замка перпендикулярны друг другу. Северная и восточная стороны окружены изогнутым валом, общая длина которого составляет 192 м. Главные ворота находятся на северной стороне, имеются небольшие ворота и хорошо сохранившаяся галерея на западной стороне. Крепость обладает 8 бастионами особой формы.

Результаты археологических изысканий 1982 и 1987 гг., проведенных Мерсинским музеем, показали, что первоначальный византийский план сохранился в основном в южной части крепости с ее характерными квадратными башнями. Армяне перестроили северную и западную стороны замка, используя для этого принятую в армянской средневековой архитектуре каменную кладку, возвели круглые башни, перестроили фортфикационные сооружения. Кроме того, они нанесли новый облицовочный камень на большую часть греческой кладки.

На стенах крепости имеются две армянские надписи с упоминаниями о восстановлении этого места королями Левоном I-ым (1206 г.) и Хетумом I-ым (1251 г.). Армяне также построили в крепости сводчатую часовню, которая несколько раз перестраивалась. Полы в ней, как и в некоторых других сооружениях крепости, были украшены мозаикой, которая частично сохранилась. В ходе раскопок здесь также были обнаружены мастерские и цистерны для хранения воды.


Армянские надписи на стенах Корикоса

Когда-то остров имел связь с материковой крепостью — замком Корикос у мола.

Таким образом, в киликийскую эпоху Корикос стал важным армянским торговым портом на Средиземном море. Многие путешественники оставили описания этого города. Так, испанский раввин Вениамин Тудельский, побывавший здесь в 1167 году, писал: «Корикос — это начало страны, называемой Арменией, граница империи Тороса, властелина гор и царя Армении».

Немецкий легат Вильден Ольденбургский, путешествовавший по Киликийской Армении в 1211-1212 гг., так описывал Корикос: «Его постройки и сегодня кажутся чудесными и заслуживают сравнения с римскими строениями и руинами».

Наибольшего расцвета Корикос достигает во второй половине XIII века, когда оказывается на пересечении торговых путей Генуэзской республики и мамлюков Египта. Однако спустя столетие Киликийское королевство оказалось на грани краха, а Корикос был отрезан мусульманами от остальной территории Киликии. И в 1360 году кипрский правитель Пьер I Лузиньян, вняв просьбам армянства Корикоса, взял осаждаемый остров под свое покровительство. Окончательно замок был захвачен отрядами турок под предводительством караманида Ибрахима II-го в 1448 году, а в 1471-ом — был завоеван османским полководцем Гедик Ахмет-пашой и присоединен к Османской империи. Армянское население Корикоса к этому моменту рассеялось.


Корикос на гравюре французского востоковеда Виктора Ланглуа

Ныне остров и небольшой город напротив него на материке носят название Кызкалеси (Девичий). Существует легенда, что некий оракул сообщил королю, что его прекрасная дочь погибнет от укуса ​​змеи. Он добавил, что даже сам король не сможет изменить предначертание судьбы. Потрясенный словами предсказателя, король попытался все-таки перехитрить судьбу, построив замок на острове, где не было никаких змей, и отправил туда жить свою дочь. Но змея прокралась и спряталась в корзине с виноградом, направленной принцессе с земли. И предсказание сбылось...


© Пандухт




Фигуры для песчаного вертепа, ежегодно привлекающего тысячи посетителей в Ла-Пинеду, начинают обретать формы на новом месте в парке «Пинар-дель-Перрукет». Работы координируются компанией «Ulldecona Arenas Posibles», выигравшей конкурс, и в эти дни над созданием скульптур из песка совместно трудятся «песчаные» ваятели из Англии, Украины, Литвы и Каталонии. В их распоряжении от 400 до 500 тонн песка на территории площадью около 200 квадратных метров.

В этом 16-ом сезоне традиции побеждают оригинальность последних лет. «Это, наверно, будет один из самых традиционных песчаных вертепов за последние годы, — говорит глава муниципального Патроната по туризму Вила-Секи Пере Сегура. — Предпочтение было отдано теме окружающей среды, а именно — морю».

Координатор проекта Серхи Рамирес подчеркивает сложность строительства конструкций из песка в масштабе вертепа за столь ограниченное время. «Одно из преимуществ песка состоит в том, что он позволяет осуществлять максимально качественное строительство за короткий промежуток времени», — указывает он. Работы выполняются смесью мягкого и твердого песка и в комбинации лепных и ваятельных техник. Каждый год для строительства вертепа используется один и тот же песок, и потому специальная компания занимается его охраной.

У скульпторов, впервые задействованных в подобном творчестве в Ла-Пинеде, в распоряжении 8-9 дней интенсивной работы над этим инновационным песчаным вертепом, который можно будет увидеть со следующей недели вплоть до 6 января с 10 до 21 часа. В настоящее время уже можно различить облик основных фигур, тематика которых связана с морским миром.

Организаторы надеются привлечь в Ла-Пинеду от 18 до 20 тыс. посетителей. Песчаный белен становится одной из главных туристических достопримечательностей города вне курортного сезона.

«Перенос фестиваля в парк «Пинар-дель-Перрукет» был произведен для лучшей видимости и защищенности работ», — говорит глава Патроната, подчеркивая приоритет его расположения в месте слияния двух основных транспортных магистралей Ла-Пинеды. Бюджет вертепа в этом году составляет 34 тыс. евро.



Секс с незнакомыми людьми в публичных местах: подобная идея не нова. Любопытно, что, благодаря интернету, эта практика стала гораздо более популярной. Название «доггинг» пришло из Великобритании и связано с теми людьми, которые выводят на прогулку своих собак, а на самом деле используют лондонские парки для интимных встреч.

В Испании этот термин был переведен как «канканeo», и объяснение этому проще и откровеннее, чем у британцев: обычно подобные свидания проходят в автомобилях на парковках, где самой удобной позой является «кан» — «по-собачьи».

Экстремальность этой практики привлекает любопытных к участию в ней. Для участников доггинга даже существует особая система знаков-подсказок. Закрытые стекла автомобиля означают, что ничего любопытного не происходит; приоткрытые приглашают бросить беглый взгляд; если включены фары, значит, можно подойти и посмотреть поближе и т. д.

В Мадриде существует целый ряд хорошо всем известных «горячих точек», где практикуется публичный секс, но нужно быть осторожным: не все районы испанской столицы приветствуют это. К примеру, парковка «Templo de Debod» — место «утех» гомосексуалистов, и вуайеристы, во всяком случае, явные, здесь не приветствуются.

Парковка «Los techados del Pardo», наоборот, пользуется большой популярностью у любителей эксгибициональных отношений. Большинство из них назначают свои встречи в социальных сетях. Согласно этим сетям, излюбленными местами для «канканео» в Мадриде являются парк Ретиро, Пасео дель Прадо, паркинги на улице Артуро Сория, стоянки при отелях и уже закрытый кинотеатр «Х» на площади Тирсо де Молина.



В проекте по преобразованию усадьбы Жоана Миро в дом художника сделан гигантский прорыв. Потомки знаменитого художника-абстрациониста подарили его усадьбу в Мон-Роч Фонду дома Миро. Кроме того, они выделили 500 тыс. евро для реализации проекта создания музея и открытия его для граждан. Документ о намерениях был подписан 26 марта, а на 3 июля назначена встреча у нотариуса для оформления договора. Об этом решении было объявлено в Барселоне на встрече между членами Фонда дома Миро — мэрией Мон-Роч-дель-Камп и Фондом Жоана Миро с резиденцией в Барселоне с потомками художника — Жоаном Пуньетом и Лолой Фернандес, каждый из которых до сегодняшнего день владел половиной усадьбы.

Мэр Ферран Пельисер поблагодарил внуков художника за этот щедрый дар, подчеркнув, что это — важнейший шаг для муниципалитета и его международного продвижения. «Теперь фонд имеет достаточно средств для продолжения работ», — с удовлетворением отметил Пельисер. Это второе пожертвование со стороны наследников художника. Год назад они уже выделили фонду 200 тыс. евро.

В настоящее время специалисты завершают работы над окончательным проектом первого этапа, который может начаться в самое ближайшее время. «Теперь наш фонд составляет более 700 тыс. евро. Это пожертвования семьи, а также взносы банка La Caixa и ANAV (Ассоциация АЭС Аско — Пандухт). Сейчас мы ведем переговоры с провинциальным советом Таррагоны», — отметил мэр.

Попытки приобрести усадьбу со стороны мэрии уже предпринимались несколько лет назад (тогда усадьба была оценена в 5-6 млн. евро), но в итоге здание было взято в аренду за 10 тыс. евро в месяц. Теперь муниципалитет станет владельцем усадьбы, в которой Миро провел долгие годы, и вместе с семьей и Фондом Миро в Барселоне будет работать над осуществлением проекта.

В ходе недавней презентации внук художника Жоан Пуньет рассказал, что они обнаружили некоторые заметки, в которых Миро интересовался, что будет с усадьбой в Мон-Роч. «Теперь никто не может сказать, что Миро ничего не сделал для Мон-Роч. Есть усадьба и культурный проект, который обогатит муниципалитет, потому что ему повезло стать местом, выбранным Миро для проживания».

Жоан Миро с перерывами провел в этой усадьбе долгих 65 лет. Для него она была убежищем, местом вдохновения и восстановления после болезни. А со временем усадьба стала местом рождения работ, принесших ему всемирную славу и поставивших имя художника в один ряд с признанными грандами сюрреализма.

В качестве дома художника усадьбу планируется открыть в 2016 году и, если все пойдет, как запланировано, летом будущего года в Мон-Роч появится постоянная экспозиция работ знаменитого каталонского абстракциониста.


Акулы в Торредембарре

lamna_nasus

Вчера одному из спасателей, работавшему на пляже Паэлья, что в непосредственной близости от яхт-клуба Торредембарры (провинция Таррагона), пришлось снять солнечные очки, чтобы удостовериться, что то, что он только что увидел, происходит на самом деле. Он собственными глазами наблюдал две тени, двигавшиеся в воде с головокружительной быстротой, а в какой-то момент над водой даже показался спинной плавник.

Сомнений не оставалось. Это были две хищницы из семейства сельдевых акул, которые двигались кругами на уровне первого буя всего в двух десятках метров от пляжа. Спасатель моментально схватил рацию и вызвал координатора службы спасения и оказания первой помощи, за которую в городе несет ответственность компании «Altesport».

Он также поставил в известность местную полицию и из предосторожности изменил цвет флага с зеленого на запрещающий красный. Местная полиция и спасатели с пляжа Паэлья и прилегающего к нему с севера пляжа Ареналь предупредили всех купальщиков о возникшей опасности и запрете на вхождение в воду.

После освобождения пляжа от купальщиков местная полиция провела осмотр прибрежных вод двух самых популярных пляжей Торредембарры, которые летом всегда заполнены людьми из-за своей протяженности и неглубокой воды.

В течение двух долгих часов агент местной полиции и женщина-координатор из компании «Altesport» безуспешно искали какой-либо след  акул, факт присутствия которых был подтвержден и одним из купальщиков, рассказавшим агентам, что он также видел длинную тень, плывшую на высокой скорости в нескольких метрах от берега.

После безрезультатных поисков двух акул (по версии спасателя, это могли быть молодые особи чуть более метра в длину) полиция и «Altesport» решили снять запрет. Красный флаг был спущен, а на его место поднят желтый – предостерегающий. Купальщикам  было разрешено вернуться в воду.

Несмотря на то, что накануне акул видели лишь спасатель и некоторые купальщики, сегодня местная полиция вернулась на место происшествия и заново проверила прибрежные воды Торредембарры. Никакой опасности обнаружено не было, и над двумя популярными пляжами вновь взвились зеленые флаги. Однако полицейский контроль над прибрежной зоной будет продолжен.

Хотя это сложно утверждать на 100 процентов, две особи, замеченные вчера в Торредембарре, могли прийти сюда с севера. Напомним, что 15 июня с. г. в общей сложности шесть пляжей Маресме (провинция Барселона) между населенными пунктами Премия-де-Мар и Эль Масноу были вынужденно закрыты для купания из-за появления трех акул, вплотную приблизившихся к берегу. На следующий день, убедившись в отсутствии морских хищниц, запрет сняли, и пляжи открылись снова.


Арен Апикян

1558901_756028754416140_6934618_n

Прожив 16 лет в России, Арен Апикян решил вернуться на Родину. Вместе с семьей он уже 5 лет живет в Армении. Арен признается, что раздумывал о переезде довольно долго, но сейчас понимает, что решение было правильным.

«Я родился в Ереване. Мне было 15 лет, когда моя семья в 1992 году переехала в Россию. Отец получил работу в посольстве Армении. Сначала было сложно, я был в таком возрасте, что мне не хотелось уезжать, оставлять друзей и переезжать в абсолютно другое окружение. Но мне повезло, и я оказался в очень хорошей школе, смог найти новый круг знакомых. Будучи единственным иностранцем в школе, я довольно быстро адаптировался. Уже спустя 3 месяца чувствовал себя вполне свободно.  Хотя у меня не было проблем с русским языком, но изначально было сложно изучать все предметы на русском. Но эту преграду я смог преодолеть и успешно окончил школу», — вспоминает Арен.

В России Арен получил два высших образования, окончил Московскую академию экономики и права (специальность — юрист) и Московский государственный институт международных отношений (менеджмент).

С будущей женой, Марианной, Арен познакомился в Москве.  Там же у них родились сыновья: Александр и Артем.

«Я всегда думал о том, что когда-нибудь вернусь в Армению. И, наверное, просто так сошлись звезды: в той сфере, в которой я работал, наступили трудные времена, связанные с финансовым кризисом 2008 года. Тогда же мне предложили интересную работу в одном из банков Армении. И я понял, что это хороший повод вернуться на Родину. Решение было трудным и серьезным. Мои родители были против, моя жена тоже сначала сомневалась, но мы совместно решили попробовать. Вот уже 5 лет мы в Армении», — рассказывает Арен.

Арен говорит, что никаких интеграционных проблем у него не было. Во время проживания в России, он периодически бывал на Родине.

«Я часто бывал в Армении, пытался приезжать хотя бы раз в год. У меня было представление о том, что творится в стране, как живут люди. Я никогда не надевал «розовых очков», и не думал, что после переезда все будет очень хорошо. У меня не было никаких иллюзий, поэтому я не был чем-то удивлен. Я был готов к трудностям и препятствиям.

В действительности Армения ничем не отличается от других стран в плане адаптации. Для меня жить здесь намного легче, потому что я армянин, знаю армянский язык и культуру, здесь я всегда чувствовал себя дома. Ереван для меня всегда был роднее Москвы. Это было долгожданное возвращение домой. Если я и испытывал какой-то страх, то лишь из-за мысли, насколько правильное это решение для моих детей. Сейчас понимаю, что оно было правильным. И даже если они в будущем решат жить в другой стране, важно, что их детство проходит именно здесь. По своему опыту знаю, что они тоже будут всегда чувствовать связь с Родиной. У многих детей моих друзей и родственников, которые родились и выросли за границей, этой связи, к сожалению, нет».

Арен считает себя оптимистом, и надеется, что в будущем все будет лучше, чем сейчас. Для себя Арен решил, что хочет жить в Армении, но не исключает, что когда-нибудь может снова на время покинуть Родину. Что касается будущего детей, то они, повзрослев, сами примут решение, где хотят жить. «Я бы не хотел, чтобы мои дети получили высшее образование здесь. Пусть простит меня министр образования Армении, но высшее образование в Армении находится на крайне низком уровне», — говорит Арен.

В России и в Армении Арен более 10 лет работал в банковской сфере. Но в 2011 году,  потеряв интерес к этой сфере деятельности, Арен решил уйти из банка и начать свой собственный бизнес. «С партнером мы создали небольшую компанию «KidoState», которая занималась разработкой мобильных образовательных приложений для детей. Мы были первыми, кто представил армянский алфавит для iPhonе и iPad, который называется iBuben».

В настоящее время Арен работает в фонде IDeA (Initiatives for Development of Armenia). Он признается, что всегда хотел принимать участие в масштабных проектах, нацеленных на стратегическое развитие страны. В прошлом году он неожиданно встретил на улице в Ереване основателя фонда Рубена Варданяна. «Мы были знакомы с Рубеном.  Он был моим первым работодателем, я начинал свою карьеру стажером в компании «Тройка Диалог». Всегда с большим уважением относился к Рубену, это человек, который сыграл важную роль в моей жизни. Он предложил мне встретиться с директором фонда Артаком Мелконяном и рассмотреть предложение о работе. Стоит ли говорить, что я был счастлив принять предложение.

Сейчас я руковожу проектом «Возрождение Татева». Он включает в себя реставрацию монастыря, возрождение монастырской жизни, развитие туризма  и инфраструктуры в регионе, развитие близлежащих сельских общин. В рамках проекта в 2010 году была построена самая длинная канатная дорога в мире – «Крылья Татева», которая вошла в Книгу рекордов Гиннесса.

Мы реализуем одновременно несколько программ, самая главная из которых — реставрация Татевского монастыря. Из-за множества землетрясений монастырь несколько раз разрушался и восстанавливался. После землетрясений 1931 и 1968 годов он долго находился в руинах, а организованные в 1980-х годах советским правительством восстановительные работы хоть и частично восстановили прежний вид монастыря, однако были проведены с множественными инженерными и архитектурными ошибками. Наша задача не только исправить эти ошибки, но и восстановить часть строений, на многие века укрепить монастырские стены, возродить монастырскую жизнь, а в будущем и знаменитый Татевский Университет и Семинарию. Все реставрационные работы проводятся в строгом соответствии со стандартами UNESCO. Работы начались в прошлом году и завершатся в 2017 году, когда мы будем праздновать 1111-летие Татева.

В прошлом году мы также начали проект создания Татевского церковного хора, который планируем вывести на профессиональный уровень».

Самое яркое впечатление Арена в Армении также связано с Татевским монастырем. «В детстве я не был в Татеве, впервые побывал там в 2009 году. После очень-очень долгой дороги, когда я, наконец-то, доехал, передо мной открылась фантастическая картина древнего монастыря на фоне изумительной природы. С тех пор Татев в моем сердце», — признается Арен.

«Почти каждую неделю мне удается посещать монастырь. Счастье заниматься работой, которая приносит тебе большое удовольствие, — рассказывает Арен. - Реализуя свою мечту, мы реализуем также мечты и других людей. За 3 года работы канатной дороги Татев посетило более 250 тысяч туристов. В 2013 году нам удалось привлечь более 100 тысяч туристов, что в 10 раз больше, чем до открытия канатной дороги. Этот прогресс положительно отражается и на жизни местных жителей. Для них мы создали 54 рабочих места, а в Горисе открылось более 10 новых гостиниц. Благодаря проекту у местных жителей появилась надежда на лучшее, возможность жить и работать на родной земле. Конечно, в близлежащих селах есть серьезные проблемы. Основная из них — безработица, что влечет за собой ухудшение демографии. Молодежь покидает деревни, уезжая на заработки в города и другие страны. В 2013 году в деревне Татев родилось всего 2 ребенка, один из которых — у нашей сотрудницы. Есть деревни, которым очень трудно будет помочь выжить, там живут всего 20 человек, и все — пожилые. Государству и частным организациям нужно протянуть сельским общинам руку помощи. Иначе в перспективе 20-30 лет мы потеряем большинство сельских общин в регионе. Проблемы не решаются за мгновение. Сами жители общин должны хотеть что-то изменить и поверить в то, что будущее их общины во многом зависит от них самих. И мы пытаемся дать им эту веру, реализуя в общинах различные социальные программы».

«Фонд IDeA также занимается образовательными проектами в Армении. Дилижанская международная школа – UWC Dilijan College — крупнейший образовательный проект не только в Армении, но и на всей территории бывшего СССР. Торжественное открытие школы намечается в октябре этого года. В этом году обучение в школе начнут 90 школьников из разных стран. В настоящее время проводится отбор учеников. Поступление состоит из нескольких этапов. В 2023 году в школе будут учиться примерно 600 учеников. Выпускники школы получат возможность продолжить образование в лучших университетах мира. Ученики-иностранцы навсегда останутся друзьями и станут «послами» Армении во всем мире», — рассказывает Арен.

Арен не сожалеет, что вернулся на Родину. Он не отрицает, что у него были сомнения в правильности такого решения. Считает свои сомнения нормальными, так как все люди задаются вопросами о последствиях своих действий. «Сожаления нет, наоборот, я осознаю, что нас, репатриантов, очень мало. Людей, которые вернулись и хотят добиться серьезных изменений в стране, недостаточно. Нам нужны люди, думающие по-другому, люди, которые хотят, чтобы Армения процветала, и понимают, что никто не решит наши проблемы вместо нас. Да, многие обмануты, пребывают в отчаянии от того, что нет работы, денег, но все в наших руках, и каждый человек должен попробовать изменить свою жизнь. Я не виню людей, которые уезжают из страны, чтобы прокормить семью. Я скорее приму то, что люди в поисках себя или работы уезжают за границу, чем то, что они остаются здесь и ничего не делают. Знаю многих людей, которые всю жизнь ничего не делали, но считают, что все им должны. Это неправильно.  В сложившейся сегодня ситуации в стране виноваты в первую очередь мы сами. Говорят, безвыходных ситуаций не бывает. Бывает только одна безвыходная ситуация — московская «пробка» (улыбается).

Почему-то, нам кажется, что только люди с большими деньгами могут быть счастливы. В реальности сами по себе деньги еще никому не приносили счастья. И поэтому нужно понимать, чего ты хочешь от жизни. Человек должен поставить перед собой цель, четко понимать, чего он хочет добиться через 5, 10 лет».

Перед собой Арен Апикян поставил несколько задач. «Если говорить о глобальной цели моей жизни – поставить на ноги детей, дать им хорошее образование. Что касается меня, то до 2017 года я знаю точно, что хочу закончить проект реставрации Татева, а в дальнейшем работать в проектах, которые будут способствовать развитию нашей страны. А таких проектов у нас много. Хватит на всю жизнь».

repatarmenia.org


Помните мой рассказ об усыпальнице царей династии Аршакуни в селе Ахцк? Оттуда мы направились в село Тегер.

Тегер — село в марзе Арагацотн Республики Армения, расположенное в 27 км от центра марза - города Аштарак - на высоте 1650-1700 м над уровнем моря.

Безымянный

Название села неоднократно упоминается в средневековых письменных источниках и настенных надписях. В старину оно славилось своими лечебными травами, в изобилии росшими по всей округе, и потому носило названия Дгир, Дихир, Дгер или Дегер, что в переводе с армянского означает «лекарства». Возле монастыря и по сей день сохранились остатки старой лечебницы - дхратуна, где поправляли свое здоровье доблестные армянские воины. Нынешнее название - Тегер - село носит с 1946 года.

В селе имеется более ста хозяйств, есть медпункт, отделение связи и школа, а жители занимаются земледелием и скотоводством.

Неподалеку от села на пространстве между реками Тегер и Дзорап находится городище Тегер, относящееся к бронзовому веку, что в очередной раз доказывает древность человеческой цивилизации на Армянском нагорье.

Но более всего село Тегер знаменито своим монастырским комплексом, в состав которого входит купольная церковь Сурб Аствацацин (Святой Богородицы) и пристроенный к ней позднее притвор. Монастырский комплекс был построен на небольшом холме в промежутке между 1206 и 1232 гг. под покровительством супруги князя князей Ваче I-го Вачутяна, княгини Мамахатун. Основной строительный материал, который использовался при постройке комплекса, – знаменитый темно-серый армянский базальт.

Княгиня Мамахатун Вачутян, как и ее прославленный супруг, стоят того, чтобы рассказать о них несколько подробнее.

Княгиня Мамахатун – дочь Асана и Вахах – была супругой основателя рода Вачутянов, князя князей Ваче I-го Амбердеци.

Вачутяны в течение полутора сотен лет (1200-1350 гг.) являлись княжеским домом в средневековой Армении, были командирами-наместниками Араратского наместничества, сюзеренными хозяевами гаваров Арагацотн-Ниг (Апаран), и носили почетное звание-титул «князь князей».

В начале XIII века в восстановившем свою самостоятельность, благодаря освободительным походам Закаре II и Иванэ I Закарянов, Армянском государстве, из выдвинувшихся дворянских родов появилась княжеская семья Вачутянов, которой выпало около полутора веков владеть землями исторического Ниг-Арагацотна (ныне – Апаран-Арагац и Аштаракский районы марза Арагацотн). По всей вероятности, в 1205-1206 гг. Закаре и Иванэ Закаряны осуществили княжеско-административное деление воссозданного ими государства, и в числе прочих единиц на карте Закаряновской Армении появилось Араратское наместничество (сейчас - участок Арич-Апаран-Аштарак-Талин), включавшее также гору Ара и прилегающие к ней земельные территории. Наместником-командиром данного наместничества Закаряны назначили полководца Ваче I Вачутяна, присвоив ему титул «князя князей».

Подробнее о Ваче I-ом я расскажу в очерке об Амберде, поскольку с этим городом-крепостью непосредственно связана деятельность князя князей.

А сейчас вернемся к княгине Мамахатун. Впервые ее имя упоминается в памятной записи 1211 года, высеченной в притворе Тегеняц ванка, что в селе Бужакан. Совместно с супругом – князем князей Ваче I-ым ею были построены центральнокупольная церковь Сурб Сион (1215-1217 гг.) и центральнокупольная церковь Сагмосаванка (1217-1221). В 1229 году, вне территории родового владения, в монастырском комплексе Оромос возле Ани, ею было построено здание библиотеки-матенадарана, которой она также подарила сад, доходы от которого должны были использоваться для нужд учащихся и переписчиков рукописей. Кроме того, совместно с супругом, и самостоятельно, помимо многочисленных церковных даров, она подарила маслобойни монастырям Ахпата и Санаина, а монастырю Арич – плодовые сады.

Однако пиком меценатской деятельности этой замечательной армянской женщины является именно церковный комплекс в Тегере (1206-1232 гг.).

Главная церковь монастыря – Сурб Мариам Аствацацин (Святой Богородицы) была возведена в 1213 году. Она относится к типу купольной залы с двухэтажными приделами в четырех углах. Система купольной передачи церкви - парусная, барабан церкви изнутри и снаружи кругообразный. Характерной особенностью храма Сурб Аствацацин являются его строгий, даже несколько суровый вид и практически полное отсутствие декоративных украшений. Вот так, ничего больше: Бог, необъятная синева неба и вечные армянские горы вокруг.

В 1221 году с западной стороны к церкви был пристроен притвор, который своими размерами превышает размеры собственно церкви. Он относится к типу четырехстолбных 12-гранных притворов, и увенчан шатерообразной низкой кровлей. Согласно надписи, сохранившейся на капители юго-восточной колонны притвора, строительство данного храмового комплекса осуществлялось под руководством зодчего вардапета Ахбайрика, а согласно другой надписи, сохранившейся на одной из колонн на входе в притвор, строительство продолжалось 11 лет, и было завершено в 1232 году.

Хотя притвор Тегерского монастыря по своему объемно-пространственному замыслу является типичным для армянской архитектуры XIII века, он представляет собой принципиально новое и уникальное явление в ряду подобных притворов: в северо-западном и юго-западном углах притвора, над его кровлей, построены две маленькие купольные церкви в виде часовен, придающие строению особый, ни с чем не сравнимый, колорит. Эти часовни являются прямоугольными, центральнокупольными строениями с небольшим алтарем. Вход в часовни осуществляется с кровли притвора. Это уникальное решение архитектора Ахбайрика придает строению величественный и, одновременно с этим, «летящий» вид.

Второй пример подобного архитектурного новшества присутствует также в притворе церкви Сурб Аствацацин, построенной в это же время в селе Египатруш гавара Ниг (Апаран), тоже находившегося в княжеских владениях Вачутянов, где часовни крыши расположены в углах соединения притвора и церкви. Часовни второго этажа Тегерского монастыря непосредственно связаны со стремлением увековечить память усопших, захороненных в притворе и, вместе с тем, они созвучны общему стилю получивших широкое распространение в ту эпоху двухэтажных церквей-гробниц.

Церковь, притвор и часовни строились в течение четверти века. В 1232 году на притолоке главного входа в притвор от имени Мамахатун было высечено: «Ես' Մամախաթունս, շինեցի զեկեղեցիքս զմեծ և զփոքր և զժամատունս յիշատակ ինձ և առն իմոյ Վաչէի...» («Я, Мамахатун, построила сии церкви, большие и малые, и сию часовню в память мою и супруга моего Ваче»). Здесь же, в притворе церкви, построенной ею, и покоится прах княжны-строительницы.

Исходя из оборонительных соображений, монастырь был обнесен заградительными стенами. В 1468 году он был перестроен Саркисом Бюраканци, а в конце XVIII века – восстановлен.

Монастырь сильно пострадал от землетрясения 1949 года. В 1950-1953 и 1975-1976 годах здесь были проведены восстановительные работы.

С территории монастырского комплекса открывается великолепный вид на раскинувшуюся внизу живописную Араратскую долину с ее многочисленными селами и бегущими во всех направлениях дорогами, белоголовый Масис и сверкающие купола знаменитой на весь мир Бюраканской обсерватории.

В день нашего посещения в этом отдаленном монастырском комплексе было многолюдно. Нам повезло: пока мы находились здесь, в церкви трижды прошел обряд крещения – паства Армянской Апостольской Церкви пополнилась тремя новыми чадами. Служащий при церкви рассказал, что через пару часов будет и венчание.

Напротив входа в монастырь, в тени деревьев отдыхали люди, прямо у стен храма девочки азартно играли в волейбол. А на горной дороге проходила последняя тренировка спортсменов перед чемпионатом Армении по автогонкам.

А мне подумалось: эти крестины, эти дети у стен монастыря, эти сосредоточенные автогонщики и их тренеры, эта смеющаяся молодежь, счастливые одухотворенные лица - разве все это не лучшая дань и память богоугодным делам нашей славной предшественницы - достопочтимой княгини Мамахатун?..


СМОТРЕТЬ ФОТОCollapse )


Праздник независимости Армении в этом году получился для меня особенным. Во-первых, впервые за долгие годы встречал его в Армении. Во-вторых, потому, что по предложению руководителя Аналитического Центра «Восканапат» Левона Мелик-Шахназаряна, мы оставили украшенную национальными флагами празднично шумную столицу с ее гудками, клаксонами и множеством людей, и махнули в путешествие по Армении.

Когда встает дилемма: куда отправиться – на многолюдное мероприятие или на природу, в горы, к истокам, лично для меня не существует двух мнений. А наша поездка получилась настолько насыщенной, и увидеть довелось настолько много, что, пожалуй, придется разбить рассказ о ней на несколько частей.

Итак, 21 сентября, полдень, и мы на мощном внедорожнике выезжаем из Еревана по трассе в направлении Гюмри. Мы - это Левон Грантович, заместитель командира батальона «Восканапат» Роман Айоц, буквально на днях репатриировавшийся в Армению, Грант Мелик-Шахназарян со своими двумя сыновьями, и я.

ЧИТАТЬ и СМОТРЕТЬ ДАЛЬШЕCollapse )

Еще о Кармир Аветаране

Появилось немного дополнительной информации о церкви Шамхорецоц (Кармир Аветаран). Предлагаю ее вашему вниманию.

После того, как церковь была разрушена (взорвана), публикации в прессе в последующие дни невольно выдали запланированный характер злодейства. Так, уже 22 апреля (то есть всего через 9 дней после трагедии) грузинская газета «Тбилиси» предлагала на месте разрушенного Кармир Аветарана основать главный кафедральный собор Грузинской православной церкви. Через пять дней проговорился и главный архитектор города, поспешивший в статье «Почему разрушился Шамхор?», опубликованной в нескольких грузинских периодических изданиях, объявить (причем без проведения экспертизы), что разрушенную церковь восстановить невозможно. Наконец, призывы к снесению остатков храма, а также значительной части жилого сектора Авлабара прозвучали в номере той же газеты «Тбилиси» от 19 февраля 1990 года. А еще позднее в газете «Заря Востока» от 12 марта были опубликованы несколько проектов будущего кафедрального собора (впоследствии его строительство было произведено на снесенном Ходживанкском армянском кладбище). 

В 2004 году глава епархии Армянской Апостольской церкви в Грузии епископ Вазген Мирзаханян озвучил желание оградить остатки Кармир Аветарана для последующего строительства резиденции. Проект не был воплощен в жизнь. Однако в том же 2004 году на том же самом месте начинает стремительными темпами строиться грузинская средняя школа «Момавали» («Будущее»). Вот эта школа:



Эти факты добавил во четвертую главу:
pandukht.livejournal.com/6709.html

Profile

pandukht
pandukht

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow