Category: путешествия

Заявление Армянского Патриархата Иерусалима



Иерусалимский Патриархат Армянской Апостольской церкви распространил заявление, перевод текста которого представляем вашему вниманию:

Согласно Статус-кво, 18-19 января Армянская Апостольская Церковь наделена правом отмечать праздник Рождества и Явления Господа нашего Иисуса Христа в Церкви Рождества в Вифлееме.

До начала рождественских праздников Статус-кво общин армян, греков и латинян подготавливает программу «Религиозные церемонии в Вифлееме». Согласно программе, 18 января в 11:00 члены Братства Св. Акопа, возглавляемые Его Блаженством, Армянским Патриархом Иерусалима, вместе с паломниками и верующими, торжественно входят в Церковь Рождества. Оттуда они направляются в Армянский монастырь, прилегающий к Церкви Рождества. С 14:00 до 18:00 проводится еще один торжественный вход в Базилику, а затем вход в Грот. После этого в Гроте совершаются Вечерня и Божественная Литургия. Церемонии завершаются в 22:00. В полночь в Гроте проводится специальная церемония, откуда Его Блаженство передает свое рождественское послание армянскому народу. 19 января с 1:00 до 6:00 проводятся торжественные божественные литургии и «Благословение воды».

В праздник армянского Рождества и Богоявления Грот на 24 часа принадлежит Армянской Церкви. На Алтарь Звезды в Гроте устанавливаются армянская икона, Евангелие и две свечи.

18 января, по завершении армянской Божественной литургии в 18:00 греки получают право на курение фимиама в Гроте. Однако в этом году греки потребовали от армян убрать икону, Евангелие и свечи с Алтаря Звезды, чтобы установить туда свою икону. Это было отвергнуто армянами, поскольку греки не имеют на то никакого права. Между двумя сторонами произошла потасовка.

После переговоров и, в особенности, учитывая личную просьбу президента Палестины, Его Превосходительства г-на Махмуда Аббаса, Его Блаженство, Армянский Патриарх Иерусалима, решил лишь в этом 2020 году разрешить грекам установить их икону перед Алтарем Звезды, не перемещая при этом армянскую икону, Евангелие и свечи от Алтаря Звезды.

В этом году во время греческого курения фимиама их икону держал полицейский. Сразу после курения фимиама икона была вынесена из Грота.

Стоит отметить, что 18 января 2020 года нарушения прав Армянской Апостольской Церкви зафиксировано не было, а временное согласие было дано только на 2020 год.

После праздников состоится встреча двух общин при участии правительственных чиновников для решения проблемы на основе представленных документов.

Армянский Патриархат Иерусалима и Братство Святого Акопа эффективно выполняют свою миссию по защите прав Армянской Апостольской Церкви в Святых Местах Святой Земли. Эта миссия была возложена на Армянский Патриархат Иерусалима на века.

Армянский Патриархат Иерусалима


Поцелуй между Пике и Рамосом как продвижение диалога Каталония-Испания



Граффити с изображением поцелуя между барселонцем Жераром Пике и Серхио Рамосом из мадридского "Реала" под названием «Испания: целоватся и говорить» призывает к диалогу между Каталонией и Испанией за несколько часов до противостояния в El Clásico.

Рисунок, установленный на Пасео-де-Грасиа в каталонской столице, принадлежит "кисти" художника под ником Tvboy, который уже отмечался подобными работами, изображавшими поцелуй между Лионелем Месси и Криштиану Роналду или Карлесом Пучдемоном и Мариано Рахоем.

В данном случае художник, применивший в своем граффити смешанную технику спрея и акрила на городских малых архитектурных формах, метафорически использует образы Рамоса и Пике как представителей Испании и Каталонии соответственно, с целью продвижения диалога вокруг процесса независимости.


Очередной акт вандализма против армянской церкви в Турции



Турецкий фотограф Эргин Сары выставил в сеть кадры разрушения армянской церкви Сурб Аствацацин, входившей в монастырский комплекс Кармир ванк (Кызыл (Кырмызы) килисе), расположенный в селении Мохраберд (тур. название Гёрюндю) на западном берегу озера Ван.





По его словам, еще несколько месяцев назад подобных повреждений здесь не было. То есть они появились в последние несколько месяцев. Сары говорит, что это — результат деятельности охотников за армянскими сокровищами.

Село Мохраберд, расположенное в 65 км от города Ван и в 25-ти — от Востана (тур. Геваш) является одним из тех населенных пунктов Западной Армении, сведения о которых практически полностью утеряны, поскольку большая часть его жителей погибла в караванах смерти во время Геноцида. Однако известно оно с глубокой древности, а свое название Мохраберд получил от одноименной крепости. Известно также, что село сильно пострадало XVI веке в ходе османо-персидских войн  В 1946 году село было переименовано турками в Гёрюндю, однако местные курды до сих пор называют его искаженным армянским названием "Михрабет".

Из Мохраберда открывается потрясающий вид на храм Сурб Хач на острове Ахтамар.

© Пандухт


Потерянное или обретенное время моей жизни. Часть 2

f5a46056ccff5e_5a46056ccff9c.thumb_-588x329.jpg

Начало — здесь

Уже много лет каждые зимние месяцы года я почти полностью посвящал обработке материалов, собранных в ходе поездок, осуществленным мною в течение данного года. В 1991 году я совершил несколько таких поездок (каждая — длительностью в 2-3 недели) в районы Болниси, Марнеули и Тетри-Цкаро в Грузии. Сотнями накапливались пленки, которые нужно было проявлять, а затем архивировать, большое количество обмеров переносить на чистовик и ретушировать (ну, в то время нынешних компьютеров с их «Архикад»-ом и другими программами не существовало), плюс архивные и библиотечные исследования. Эти работы входили в мои обязанности именно в зимний период.

Однако спустя три или четыре недели после вышеупомянутого случая, в январе уже 1992 года, сейчас и не упомню от кого, я получил известие о том, что сотрудники расположенной на улице Туманяна редакции Армянской Энциклопедии своими руками жгут собранные за десятилетия в хранилищах редакции периодические издания. Я решил проверить эту новость, полученную час назад и, не мешкая, отправился в редакционный дом Энциклопедии. В тот день я был не один: меня сопровождала одна из сотрудниц читального зала Национального архива — Анаит Саргсян.

В тот момент, когда, стряхивая снег со своих ног, мы собирались войти в здание, перед нами изнутри открыли большую деревянную дверь двое людей — женщина и юноша. У обоих в руках по две связки газет. Я прочел выглядывавшее название газеты — «Мармара». Будет правдой, если скажу, что засмотрелся, но мне словно бы не хватило смелости спросить: «Кто вы такие, по какому праву, куда уносите эти газеты?». На несколько мгновений застыв на пороге, я будто бы проводил взглядом людей, с трудом шагающих под тяжелой ношей. Потом мы вошли в здание. Расспросили парочку из тех людей, которые были в курсе всего этого. Видимо, я не сумел сдержать свой гнев, под воздействием чего две ответственные женщины сказали в качестве оправдания, что до сих пор жгли лишь русские газеты - «Правду» и проч., и только сегодня впервые очередь дошла до армянской периодики. Я сказал, чтобы никто больше не смел прикасаться к армянским газетам, всех их в ближайшие дни я должен буду перевезти в безопасное место, после чего потребовал адрес женщины, встреченной мною на пороге редакции. Без всяких споров женщины дали адрес сотрудницы, несущей домой номера «Мармары». Мы сразу же покинули здание и обнаружили указанный адрес в тот самый момент, когда женщина и юноша, видимо, достигли места буквально минуту назад и еще тяжело дышали, стоя в коридоре своего дома. Без долгих объяснений я конфисковал «топливо» и вместе с Анаит кое-как добрался до своего дома, расположенного у Часового завода.

В последующие дни я полностью посвятил себя «расхищению» собрания армянских периодических изданий из редакции «Армянской Советской энциклопедии». Единственным транспортным средством были оставшиеся с советских времен санки моих детей. Обычно я делал один «рейс» в день, но дважды мне удавалось выполнить за день два «рейса». Не помню, на который день вмешался сторож, мол, это по какому праву? Право я тут же получил, когда в кармане у сторожа объявилась сумма, пожалуй, превышавшая его месячное жалование.

Одна комната в моей временной трехкомнатной квартире была совершенно пустой. Именно она и стала хранилищем номеров спасенных мною армянских периодических изданий. Я начал сортировать газеты по названиям и годам, занося пропущенные номера каждого года в специальные списки. Интересно, что на многих была печать, извещавшая о секретности. Например, на «Мармара», «Аспарез»-е, «Айреник», «Азат ор», «Аздак»-е и другой дашнакской прессе, из чего можно было предположить, что в советские годы их мог читать далеко не каждый.

В кругу друзей я начал рассказывать о своей новой «болезни», и те, у кого дома было хотя бы небольшое количество газет, отдавали их мне. Я чувствовал, что потихоньку становлюсь помешанным на сборе прессы, вместе с тем понимая, что это — дело жизни, которое делать спустя рукава не получится. Тем не менее, оставаться безразличным я тоже не мог.

В конце 1992 г. скончался академик Сурен Еремян. Еще в 1982-ом по приглашению ученого мне однажды довелось побывать у него дома, где я представил свои слайды об Арцахе. В рабочем кабинете Еремяна мне как раз особенно врезалось в память огромное количество прессы, сложенной в коридоре. Когда я получил известие о смерти выдающегося ученого, то припомнил виденное мною 10 лет назад, и решил за один визит выяснить дальнейшую судьбу прессы, собранной в их доме. Вдова и ставший кришнаитом сын Еремяна тепло восприняли мою просьбу. После недели работы я освободил дом от ненужного им, за что в последний день, в момент прощания, сын Еремяна поблагодарил меня, сказав, что ему пришлось бы нанимать мусоровоз, от чего я его избавил.

Именно в тот период я рассказал о своей «болезни» своему давнему другу Ованесу Закаряну и, поскольку его отец долгие годы был редактором газеты «Айреники дзайн», я спросил, нет ли у них в наличии лишних номеров этой газеты. Он сказал, что лучше задать этот вопрос непосредственно его отцу. Мы вместе отправились в дом Закарянов. Ответ Левона Закаряна был следующим: «Здание Комитета по связям с армянами Спюрка, где также размещалось помещение нашей редакции, сгорело. Сходите, посмотрите, если пожар не добрался до нашего помещения, забирайте, что сочтете нужным». Мы с Ованесом пошли в указанное здание, где, к счастью, огонь не добрался редакционного помещения газеты «Айреники дзайн». Я забрал что и сколько мог, в первую очередь - готовые комплекты именно данной газеты за многие годы, а еще готовые комплекты некоторых ливано-армянских газет (к примеру «Канч») и других периодических изданий. Забрал всё-всё, как ненасытный, ничего не оставил. И свою неподъемную ношу кое-как доставил домой.

Самвел Карапетян, историк, глава ереванского офиса Фонда изучения армянской архитектуры (RAA)

Перевод с армянского — © Пандухт

Продолжение следует…

Сын азербайджанского олигарха лишился на Ибице сверхдорогих часов



Британское издание Daily Mail сообщило о том, что некий 22-летний турист из Азербайджана, отдыхая на испанском курорте Ибиса (Ибица), лишился часов марки Richard Mille (RM) 50-03 McLaren F1, приблизительная стоимость которых составляет 1.млн. фунтов.

Отмечается, что подобные часы существуют всего в 75 экземплярах.

Издание уточняет, что в момент грабежа владелец часов был не один, а с другом.

По информации азербайджанских соцсетей, жертвой ограбления стал сын главы правления Государственного агентства автомобильных дорог Салеха Мамедова. Азербайджанский официоз данную информацию отрицает.

Эта тема в Азербайджане уже стала поводом для шуток, карикатур и мемов.


Остается предположить, что подобные часы может позволить себе любой гражданин не имеющего аналогов гособразования на Каспии. Как и поездку с другом на Ибицу.

Так что, когда Ильхам Алиев запускает в эксплуатацию очередную автодорогу Кюрдамир - Юхары Каракоюнлар или Баку - Ашаги Ограшлар, в этот момент где-то на Ибице у очередного грабителя поднимается настроение в предвкушении скорого заработка.

© Пандухт


Закир Гасанов обстрелял ракетами... Гянджу

xtvo50_f-je.jpg


Подробности победоносной операции

Информационное агентство Viburnum со ссылкой на проживающего во Франции главного редактора азербайджанского оппозиционного издания «Азадлыг» Ганимата Захида сообщило о падении азербайджанской боевой ракеты на жилой сектор второго по величине города Азербайджана Гандзака (тур. Гянджа).

«Ракета упала на Гянджу! Закир Гасанов пять дней назад добился «серьезного» успеха.

Достоверные источники утверждают, что ракета, пять дней назад выпущенная во время учений с полигона в Акстафе, упала перед одним из домов на бывшей улице Комсомола в Гяндже», - пишет азербайджанский оппозиционер на своей странице в социальной сети Facebook и задается вопросом: чьему же дому так «повезло»?

Это дом принадлежит некоему Рубаилу – владельцу дворцов для проведения свадебных торжеств «Пирамида» и «Дан юлдузу». Сообщается, что, по счастливой случайности, все обошлось без жертв, поскольку ракета не попала в цель и, к тому же, не взорвалась.

Захит сетует, что прокуратура, расследующая дело, намеревается наказать тех, кто распространяет информацию о ЧП, а отнюдь не тех, кто задал ракете неправильные координаты. Поскольку, если бы ракета была исправной и взорвалась, то и цель была бы уничтожена.

В свою очередь, армянский эксперт по Азербайджану Ален Гулян отмечает, что расстояние от Акстафы до Гандзака составляет около 90 км. Вооруженные силы Азербайджана имеют следующие образцы вооружений, способные вести стрельбу на такое расстояние: турецкая РСЗО Т-300 «Kasirga» (до 100 км), российские «Точка-У» и «Смерч» (до 120 км), израильский ОТРК LORA (до 300 км), а также российский «Полонез» (до 300 км).

© Пандухт



Агулис. Монастырь Сурб Товма



Скорбя по сгоревшему Нотр-Даму, я, тем не менее, отлично знаю, что он будет восстановлен и продолжит радовать своей красотой парижан и многочисленных туристов.

К сожалению, того же не скажешь о многочисленных армянских храмах, многие из которых утеряны навсегда. До них никому, включая нас самих, практически нет дела.

Вот история одного из таких храмов.

Прекрасный армянский город Агулис в гаваре Гохтн (ныне — Нахиджеванская автономная республика — Пандухт), слава о котором гремела в средние века, лишился своего коренного населения в конце 1980-ых годов. В первое десятилетие XXI века азербайджанскими вандалами было окончательно стерто с лица земли все богатейшее армянское культурно-историческое наследие Агулиса, каковое на конец XIX века составляло, ни много ни мало, 11 церквей.

Судьбу города и его жителей разделил и знаменитый монастырь Сурб Товма аракял (св. апостола Фомы), находившийся в центральной части Агулиса.

Монастырь, согласно преданиям, а также надписи над западным входом, был основан апостолом Варфоломеем. В 305 году монастырь перестроил Григор Просветитель.

Сурб Товма аракял являлся духовным центром армян Гохтна, а с раннего средневековья по 1838 год служил резиденцией епископа. В конце XVIII века над украшением его интерьера работал воспитанник монастырской школы, а позднее ее преподаватель и монастырский дьякон, знаменитый армянский средневековый художник и поэт Нагаш Овнатан.

С XIV по XVIII вв. в монастыре действовал центр искусства переписывания древних рукописей, в котором было создано около 90 оригинальных манускриптов. 10 из них, дошедших до нас через века и нападения кочевых банд грабителей, ныне хранятся в Матенадаране.

В 1867 году по инициативе писателя Перча Прошяна и жителей Агулиса, по указу католикоса Геворга IV Констанднуполсеци в монастыре была открыта мужская школа – духовное училище армян Верхнего Агулиса, в котором обучалось 150 учеников.

В 1918 году во время турецкого вторжения в регион монастырь в очередной раз подвергся разграблению и разрушению и в советское время пребывал в запустении.

Храма больше нет. Разорено и монастырское кладбище, располагавшееся в 250 м на северо-восток от монастырских стен. По свидетельству исследователя армянского наследия Нахиджевана Аргама Айвазяна, более половины кладбищенских надгробий закопаны в землю, а надписи на них стерты и уничтожены.

Одним из последних свидетельств о существовании армянского Агулиса стала книга Акрама Айлисли «Каменные сны», созданная, по словам ее автора, в память агулисских армян, «оставивших после себя неоплаканную боль».

Согласно утверждениям представителей правящего в Азербайджане режима и обслуживающего его азагитпропа, армяне на территории Нахиджевана никогда не жили и, соответственно, никаких памятников не строили. По их словам, если в Нахиджеване и существовали христианские памятники, то они были «албанскими». Однако внятно объяснить, куда же подевались эти «албанские» памятники, в Баку не могут.

К счастью, свидетельств армянского присутствия в Нахиджеване, несмотря на геноцид его населения и культуры, в мире насчитывается великое множество. Это и сохраненные древние рукописи, и документальные материалы, и свидетельства времен пребывания края в составе Российской империи. Одно из таких свидетельств я бы хотел сегодня привести.

Это очерк «Монастырь Святого Фомы» за авторством смотрителя Чайкендского двухклассного земского училища Ар. Туманова, опубликованный в 13-ом выпуске «Сборника материалов для описания местностей и племен Кавказа». Данный сборник представлял собой крупномасштабную публикацию повествовательных источников, осуществленную управлением Кавказского образовательного округа в 1881–1908 годах. Он включает исследования и описание истории, быта и этнографических характеристик народов, населяющих Кавказский регион Российской империи. Выпуск XIII был отпечатан в Тифлисе в Типографии канцелярии Главноначальствующего гражданскою частью на Кавказе в 1892 году.

© Пандухт


Монастырь Св. Фомы


Монастырь св. апостола Фомы находится в селении Верхние Акулисы Нахичеванского уезда Эриванской губернии, верстах в пяти к северо-западу от г. Ордубада. Мимо него протекает речка Акулис-чай, которая делает его с западной стороны недоступным; с восточной и северной сторон монастырь защищен горами. Близлежащие селения и деревни сообщаются с ним только через село В.-Акулисы по верховой дороге. Окрестные жители — армяне, армяно-григорианского вероисповедания, и татары — магометане, имеющие в Акулисах свою мечеть; преобладающий элемент населения составляют армяне. Ежегодно, в день св. апостола Фомы, местные христиане собираются на богомолье в монастырь, управляемый теперь особым настоятелем, назначаемым эчмиадзинским синодом. Хотя монастырь не считается приходским храмом, однако вечернее и утреннее богослужение, совершаемое в нем, посещается многими акулисцами.

Предание армянской церкви свидетельствует, что его основал св. апостол Варфоломей, который был отправлен Спасителем после Его вознесенья, в бывшую Армению, для излечения царя Абгара, страдавшего долго тяжкою болезнью. В то время, когда св. Варфоломей находился в Акулисах, св. апостол Фома проповедовал в Индии; услышав о мученической кончине последнего, он построил здесь в память св. мученика часовню, которая св. Григорием Просветителем была преобразована в монастырь. Об этом надпись, высеченная над западными дверями монастырского храма, гласит следующее:

«Բարդուղիմէոս ի հայս եկեալ է,
Զտուն Տեառն նախ ասա հիմնարկեալ է,
Սուրբ Թովմայի առաքելոյն անուն կոչեալ `գահ հաստատեալ:
Կոմսի անուն զիւր աշակերտն տեսուչ տեղւոյս զնա եդեալ,
Որ և զտուն Գողթ գաւառիս <ի նա յանձնեալ զհոտն ընտրեալ:
Մերձ Ագուլիս և Դաշտ գովեալ,
Ցղնա, Ռամիս սմա յանձնեալ,
Բուստ, Փառակա ևս տւեալ:
Բուհրուդ ....[1] անքակ եդեալ
Եւ շրջաւ ընդ ամսեան, (Աղահեցիր) ցանկ հաստատեալ,
Դաստակ, Վանանդ կցորդ եդեալ.
Տրունիս, Տնակերտ սմա միաբանեալ.
Օբովանիս և Քաղակիկ և Անապատն Հանդամիջաց,
Վեռնգետցիք և Քեշերեցիք, Նուսնիս, Օրդուբաթ բաժին կարգեաց:
Սուրբն Գրիգոր յորժամ եկեալ է, Նոմոս տեսեալ,
Ձեռագրովն նոյն հաստատեալ
Եւ նզովիւք ամրափակեալ:
Ցամին Տեառն ԳՀ. և հինգ հասեալ
Լուսաւորչին պատճէն գրեալ է
Արձանագրիս, որ աստ եդեալ է:»

Перевод надписи:

«Варфоломей, пришедши к армянам и основав здесь прежде сей Божий дом во имя св. Фомы, упрочил трон ученика cвoero по имени Комси; назначив здесь начальником, поручил ему паству округа Гохтн[2]: Ближние Акулисы и восхваленный Дашт (Нижние Акулисы), к которым присоединил Цигна, Рамис, Буста, Фарака, Бугрут, Дастак, Вананд, Трунис, Тнакерт, Обованис, Кахакик, Анапат Андамечский, вернгетцев, кешерцев, Нуснис и Ордубад. Св. Григорий, пришедши и увидевши Номоса[3], утвердил cие в 305 году после P. X. и снял копию сей надписи».

Последний ремонт монастыря сделан в 1694 году, как свидетельствует надпись, высеченная на западной стене храма. Он построен из тесаного камня, сплошной кладкой, на известковом цементе; над крышею, ближе к западному притвору, возвышается величественный купол. План монастырского храма представляет прямоугольник, имеющий в длину 82 и в ширину 64 фута.



Храм имеет три притвора[4], из коих один, с западной стороны, называется гавитом (գավիթ), или жаматуном (ժամատուն); два другие, с южной и северной сторон, служат крытыми входами.

Восточная или алтарная часть имеет закругленную форму, но это закругление не представляет выступа и скрывается в толще стены. Наружные стены разукрашены вырезным поясом, который на восточной стене, охватывая крестообразное окно, поднимается перпендикулярно и образует орнаменты, имеющие форму креста. Над западными дверями вырезано изображение Спасителя с крестом в руке, и св. апостола Фомы, ощупывающего язвы Христовы. Вокруг окон и дверей вырезаны орнаменты. Окон всего одиннадцать; из них десять — одинаковой величины — по 6 футов в длину и по 2 фута и 4 дюйма в ширину; окно, находящееся в средине восточной стены, представляет форму креста, имеющего в длину 2 фута, а в ширину — 1 фут; окна расположены так: с южной и северной сторон — по три; из них средние, находящиеся над дверями, снабжены краевыми орнаментами; с западной стороны — два окна, а с восточной — также три. Входов в церковь три: каждый из них представляет одностворную дверь, имеющую в высоту 6,5, а в ши¬рину по 4,5 фута. Надпись над западной дверью показывает, что она сделана в 1694 г. Шея главы монастыря и основание купола имеют форму круглую; форма же покрытия последнего — сложная, пирамидальная. Вся крыша покрыта каменной лещадью; она имеет форму шатровую, в четыре ската, из коих южный и северный — длиннее. В куполе — четыре окна, имеющих закругления в своих верхних частях. Размеров этих окон, а равно и высоты храма измерить не представилось возможности.

На восточной стороне возвышается алтарь, который разукрашен рисунками, а по обеим сторонам его построены особые помещения, называемые хоранами (խորան); в одном из них переодеваются церковные служители, а в другом помещается монастырский музей. В северном хоране есть глухие лестницы, ведущие на крышу.

Великолепные своды монастыря поддерживаются четырьмя столбами, имеющими форму призмы с угловыми вырезами. Пол, как алтарный, так и церковный, сделан из жженого кирпича квадратной формы. Верхняя часть, где начинаются своды, расписана фресками, какие встречаются в армянских церквах нового времени. Над северною дверью возвышается на крыше колокольня, построенная из тесаного камня.

В южном хоране монастыря помещается музей и продажные свечи. Шкап, находящийся здесь с южной стороны, заключает в себе древние ризы, а в шкапу, который помещается у восточной стены, хранятся древние митры и венцы разных эпох, часть св. Креста, наэываемого «Кенац пайт»[5] (Дерево жизни), серебряная модель ковчега Завета, плечевая и голенная кости св. Фомы, кресты, золотая рука с мощами святых, большое увеличительное стекло в звездообразной серебряной оправе, рукописные церковные книги на пергаменте, древние монеты разных государств, драгоценные камни, кондаки[6], относящиеся к делам монастыря, кольца и др.

Двор монастыря окружен кельями, где некогда обитали монахи, и шестью башнями, служившими для защиты. Четыре из этих башен занимают углы квадратного двора, а две другие — средину его северной и южной стен. Они придают монастырю вид укрепленного замка. В настоящее время некоторые из вышеупомянутых келий соединены вместе и обращены в здание местной приходской мужской школы.


Ар. Туманов, смотритель Чайкендского двухклассного земского училища

Подготовил к публикации — © Пандухт
_____________________________________________________________



[1] На местах, которые не прочитаны, поставлены точки.
[2] Гохтн или Гохтник (Գողթնիք)- один из oкpугoв древней Армении, в состав которого входили вышеупомянутые села и город Ордубад.
[3] Один из учеников Варфоломея; гроб его находится, по местному преданию, в Акулисах.
[4] Притворы на плане не обозначены. - Ред. Сборника
[5] կենաց փայտ:
[6] կոնդակ – духовная грамота католикоса.



Обзор потерь в силовых структурах Турции за вторую половину августа



16 августа в ходе атаки курдских боевиков в Адыямане были убиты узман чавуши (cержант-майоры) жандармерии Тунджай Доган из Алашкерта, Огузхан Текерек из Османие, 1984 года рождения, узман чавуш Кюршат Йылмаз из Эргани (Амид), а также унтер-офицер, старший сержант Айдын Озер из Хатая, 1979 года рождения.


21 августа в Келките (тур. Шапин-Карахисар) в 100 метрах от своего дома неизвестными лицами был расстрелян сержант-майор Уфук Кашыкчы из Бариса (тур. Ыспарта). Силовик был доставлен в больницу Керасунды (тур. Гиресун), где в этот же день скончался.




22 августа во время отдыха в реке Ботан у города Эрух (провинция Сгерт) утонул младший лейтенант Хаджы Байрам Айдоган из Болу, 1991 года рождения.


25 августа в медцентре Якутие при Университете Ататюрка в Карине скончался лейтенант пехоты Джелаль Даглы из Анкары, 1993 года рождения, получивший ранения 21 августа в ходе операции против курдских боевиков в Баязете.


26 августа в боестолкновении в Чапагаджуре (тур. Бингёль) был убит сержант-майор Юнус Эмрах из Айнтапа, 1990 года рождения.


28 августа в селе Саманлы района Шемдинли ила Хаккари были убиты рядовые пехоты Иса Эрчетин из Константинополя и Осман Карадаглы из Куваны (тур. Конья).


29 августа в Харберде во время несения службы от сердечного приступа скончался местный полицейский Месут Чакыджы, 1966 года рождения.


31 августа в ходе боестолкновения с курдскими боевиками в селении Кумлупынар района Аззо ила Батман были убиты узман капралы жандармерии Адем Гювен из Самсуна, 1993 года рождения, и Реджеп Туран из Зонгулдака, 1995 года рождения.


В этот же день, в ходе проведения силами безопасности операции против курдов в местечке Эвлия тепе района Юксекова ила Хаккари на взрывном устройстве с дистанционным управлением подорвался сержант-майор жандармерии Серкан Дёкмеджи из Анкары.

© Пандухт


Корикос: Армянская жемчужина Средиземноморья



Остров Корикос, в средневековье носивший название Крамбуса (Грамбуса, Грамвусса), располагается на расстоянии 300 метров от одноименного города на берегу. Общая площадь острова составляет 15 тыс. квадратных метров, большую часть которых занимает замок. Расстояние от Мерсина до Корикоса составляет 60 километров.

По информации Страбона, в древние века остров служил опорным пунктом средиземноморских пиратов. По легенде, замок на острове был построен византийским императором Алексеем I Комнином после Первого крестового похода.

В 1163 году остров Крамбуса и лежащий напротив него на материке замок Корикос был завоеван армянским князем Торосом II-ым Великим и включен в состав Киликийской Армении. Начиная с 1199 года и в течение XIII века армянский монарх Левон I, а затем и его наследники, капитально перестраивают оба замка — и материковый, и островной.

Южные и западные стены островного замка перпендикулярны друг другу. Северная и восточная стороны окружены изогнутым валом, общая длина которого составляет 192 м. Главные ворота находятся на северной стороне, имеются небольшие ворота и хорошо сохранившаяся галерея на западной стороне. Крепость обладает 8 бастионами особой формы.

Результаты археологических изысканий 1982 и 1987 гг., проведенных Мерсинским музеем, показали, что первоначальный византийский план сохранился в основном в южной части крепости с ее характерными квадратными башнями. Армяне перестроили северную и западную стороны замка, используя для этого принятую в армянской средневековой архитектуре каменную кладку, возвели круглые башни, перестроили фортфикационные сооружения. Кроме того, они нанесли новый облицовочный камень на большую часть греческой кладки.

На стенах крепости имеются две армянские надписи с упоминаниями о восстановлении этого места королями Левоном I-ым (1206 г.) и Хетумом I-ым (1251 г.). Армяне также построили в крепости сводчатую часовню, которая несколько раз перестраивалась. Полы в ней, как и в некоторых других сооружениях крепости, были украшены мозаикой, которая частично сохранилась. В ходе раскопок здесь также были обнаружены мастерские и цистерны для хранения воды.


Армянские надписи на стенах Корикоса

Когда-то остров имел связь с материковой крепостью — замком Корикос у мола.

Таким образом, в киликийскую эпоху Корикос стал важным армянским торговым портом на Средиземном море. Многие путешественники оставили описания этого города. Так, испанский раввин Вениамин Тудельский, побывавший здесь в 1167 году, писал: «Корикос — это начало страны, называемой Арменией, граница империи Тороса, властелина гор и царя Армении».

Немецкий легат Вильден Ольденбургский, путешествовавший по Киликийской Армении в 1211-1212 гг., так описывал Корикос: «Его постройки и сегодня кажутся чудесными и заслуживают сравнения с римскими строениями и руинами».

Наибольшего расцвета Корикос достигает во второй половине XIII века, когда оказывается на пересечении торговых путей Генуэзской республики и мамлюков Египта. Однако спустя столетие Киликийское королевство оказалось на грани краха, а Корикос был отрезан мусульманами от остальной территории Киликии. И в 1360 году кипрский правитель Пьер I Лузиньян, вняв просьбам армянства Корикоса, взял осаждаемый остров под свое покровительство. Окончательно замок был захвачен отрядами турок под предводительством караманида Ибрахима II-го в 1448 году, а в 1471-ом — был завоеван османским полководцем Гедик Ахмет-пашой и присоединен к Османской империи. Армянское население Корикоса к этому моменту рассеялось.


Корикос на гравюре французского востоковеда Виктора Ланглуа

Ныне остров и небольшой город напротив него на материке носят название Кызкалеси (Девичий). Существует легенда, что некий оракул сообщил королю, что его прекрасная дочь погибнет от укуса ​​змеи. Он добавил, что даже сам король не сможет изменить предначертание судьбы. Потрясенный словами предсказателя, король попытался все-таки перехитрить судьбу, построив замок на острове, где не было никаких змей, и отправил туда жить свою дочь. Но змея прокралась и спряталась в корзине с виноградом, направленной принцессе с земли. И предсказание сбылось...


© Пандухт


Напряженность в турецко-египетских отношениях едва не стоила жизни фокуснику-азербайджанцу



Забавная новость пришла из турецкой Антальи. Здесь при подготовке к выступлению, египетской коброй был укушен иллюзионист Ареф Гафури, выходец из города Урмия в остане Западный Азарбайджан (Иран).

Иллюзиониста с опухшей рукой доставили в одну из больниц Антальи, где выяснилось, что в Турции противоядия от данного вида змей нет.

Соответствующие турецкие чиновники предпочли заказывать противоядие во Франции, а не в Египте, поскольку с 2013 года дипломатические отношения между Турцией и этой арабской страной разорваны. Однако выяснилось, что французский институт Пастера прекратил производство противоядия еще три года назад.

Пока шли переговоры и поиски антидота, Гафури становилось все хуже и, дабы не "сыграть в ящик", он решил отправиться в Египет самостоятельно — на частном самолете. Однако в аэропорту Антальи по вышеупомянутой причине у него возникли проблемы с египетской визой.

В конечном итоге, спустя два дня после укуса, после долгих переговорных мытарств Египет таки выдал визу Гафури, и тот смог вылететь в Каир и начать лечение. Сейчас его жизнь вне опасности, правда, ходить он пока не может из-за частичного паралича. Однако, по его собственным словам, еще сутки промедления грозили ему сердечным приступом.

Любопытно, что азербайджанские СМИ, опубликовавшие новость о происшествии с иллюзионистом, ни словом не обмолвились о задержке с лечением и ее причине — напряженности в турецко-египетских отношениях.


© Пандухт