Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Конвенция Лансароте и время вытаскивать трактор из ущелья


timthumb.php.jpg

Давайте признаем: нас обвели вокруг пальца. Пока все мы внимательно следили за сражениями в Национальном Собрании, с помощью видеороликов пытаясь выяснить, кто же бил Эдмона Марукяна со спины, а кто – сбоку, депутаты, отстаивающие интересы Сороса в Армении, тайно делали свое черное дело – обсуждали так называемую Конвенцию Лансароте, которая сегодня 79 голосами «за» и 12 — «против» была ратифицирована парламентом. Теперь такие понятия, как, к примеру, «сексуальная ориентация», уже нашли место в системе нормативных правовых актов Армении, а общественные организации, преследующие сомнительные цели, согласно этой конвенции, теперь вхожи в школы и могут заниматься вопросами «сексуального воспитания» наших детей.

В этой борьбе мы тоже проиграли. Честно говоря, мы толком и не сражались. И в этом наше упущение. Мы знали, кто в нашей стране выступает апологетом подобных конвенций и законов, мы знали, зачем эти люди совершают в Армении переворот, и мы знаем, на что способны депутаты, выступающие в этом парламенте от имени народа. Они сделали то, что должны были сделать. И будут продолжать продвигать в Армении извращения, которые они исповедуют. А вот мы не справились. Я хочу это констатировать.

Почему так произошло? Причин, пожалуй, много. Обращаться к каждой из них в отдельности в настоящее время не вижу необходимости. Отмечу лишь самую важную — непоследовательность. Еще одна причина, которую обязательно хочу отметить, заключается в том, что многие из нас убеждены, что небольшие ошибки в будущем можно будет исправить. Мы не заметили, что со временем этих небольших ошибок стало так много, что сегодня мы дошли до такого положения. Но, как говорится, то, что случилось, уже произошло. Мы не можем постоянно говорить об одних и тех же вещах, не предлагая взамен или не разрабатывая будущую повестку дня.

В последние дни мы с моими друзьями много обсуждали сложившуюся в Армении ситуацию. Если честно, то я полагаю, что все вопросы, связанные с нашими политическими событиями, уже заданы, ответы - получены. По крайней мере, я не нуждаюсь ни в каких дополнительных разъяснениях, разборах или выявлении причинно-следственных связей. Об этом я говорил и прежде: в Армении произошел мятеж агрессивного и антинационального меньшинства, за которым последовал государственный переворот. Это своего рода борьба ценностей, в которой наши оппоненты пока еще побеждают. Это, конечно, временный успех, но одно для меня уже ясно: за это время в стране было попрано столько ценностей, загублено столько идей, и скопилось столько мусора, что выправить ситуацию уже не удастся. Нам нужно государство с совершенно иными ценностями и целями. Это уже ясно.

В вышеупомянутых дискуссиях многие из моих друзей говорили о том, что переворот 2018 года во многих смыслах был необходимостью. Говорят: грязь всплыла на поверхность, теперь ее будет легко очистить. Другие же говорят о рестарте государственной системы, будучи уверенными, что после этой власти «ходоков» придется многое выстраивать по-новому. Поначалу мне просто нравилась эта идея, теперь же я считаю ее необходимой. Но по-новому придется выстраивать не многое, а практически все, начиная с системы образования, заканчивая международными договорами и внешней политикой. Это и должно стать нашей новой повесткой дня.

Процесс, начавшийся два года назад — разрушения, произошедшие в стране, я как-то сравнил с падающим в ущелье трактором. Я писал, что удержать этот трактор больше не представляется возможным. Мы должны дождаться, пока он не достигнет дна, а затем начать думать о том, как нам его оттуда вытащить. Сейчас самое время думать. Вернее, и это время заканчивается. Наступает время приступить к делу. Осталось совсем чуть-чуть.

Грант Мелик-Шахназарян



P. S. Сегодня в Национальном Собрании Сасун Микаелян говорил о наших ценностях — о родителях и детях. Интересно, в связи с Лансаротской конвенцией в контексте тех же ценностей г-ну Микаеляну нечего было сказать своим товарищам по партии? Почему он промолчал? Ведь он же понимает, какими будут последствия этой конвенции. Наверняка понимает, в противном случае и он проголосовал бы «за».

Заявление Армянского Патриархата Иерусалима



Иерусалимский Патриархат Армянской Апостольской церкви распространил заявление, перевод текста которого представляем вашему вниманию:

Согласно Статус-кво, 18-19 января Армянская Апостольская Церковь наделена правом отмечать праздник Рождества и Явления Господа нашего Иисуса Христа в Церкви Рождества в Вифлееме.

До начала рождественских праздников Статус-кво общин армян, греков и латинян подготавливает программу «Религиозные церемонии в Вифлееме». Согласно программе, 18 января в 11:00 члены Братства Св. Акопа, возглавляемые Его Блаженством, Армянским Патриархом Иерусалима, вместе с паломниками и верующими, торжественно входят в Церковь Рождества. Оттуда они направляются в Армянский монастырь, прилегающий к Церкви Рождества. С 14:00 до 18:00 проводится еще один торжественный вход в Базилику, а затем вход в Грот. После этого в Гроте совершаются Вечерня и Божественная Литургия. Церемонии завершаются в 22:00. В полночь в Гроте проводится специальная церемония, откуда Его Блаженство передает свое рождественское послание армянскому народу. 19 января с 1:00 до 6:00 проводятся торжественные божественные литургии и «Благословение воды».

В праздник армянского Рождества и Богоявления Грот на 24 часа принадлежит Армянской Церкви. На Алтарь Звезды в Гроте устанавливаются армянская икона, Евангелие и две свечи.

18 января, по завершении армянской Божественной литургии в 18:00 греки получают право на курение фимиама в Гроте. Однако в этом году греки потребовали от армян убрать икону, Евангелие и свечи с Алтаря Звезды, чтобы установить туда свою икону. Это было отвергнуто армянами, поскольку греки не имеют на то никакого права. Между двумя сторонами произошла потасовка.

После переговоров и, в особенности, учитывая личную просьбу президента Палестины, Его Превосходительства г-на Махмуда Аббаса, Его Блаженство, Армянский Патриарх Иерусалима, решил лишь в этом 2020 году разрешить грекам установить их икону перед Алтарем Звезды, не перемещая при этом армянскую икону, Евангелие и свечи от Алтаря Звезды.

В этом году во время греческого курения фимиама их икону держал полицейский. Сразу после курения фимиама икона была вынесена из Грота.

Стоит отметить, что 18 января 2020 года нарушения прав Армянской Апостольской Церкви зафиксировано не было, а временное согласие было дано только на 2020 год.

После праздников состоится встреча двух общин при участии правительственных чиновников для решения проблемы на основе представленных документов.

Армянский Патриархат Иерусалима и Братство Святого Акопа эффективно выполняют свою миссию по защите прав Армянской Апостольской Церкви в Святых Местах Святой Земли. Эта миссия была возложена на Армянский Патриархат Иерусалима на века.

Армянский Патриархат Иерусалима


«Фалаг вургуни»



«Фалаг вургуни» — под этим заглавием в ежедневной литературно-политической  газете «Мшак», выходившей на рубеже XIX-XX вв. в Тифлисе, был помещен рассказ молодого на тот момент армянского писателя Аветиса Агароняна (1866-1948) — будущего председателя Армянского национального совета, 28 мая 1918 года провозгласившего независимость Армении, а впоследствии ставшего главой ее парламента.

Русский перевод этого рассказа, выполненный известным деятелем армянской культуры, будущим членом Союза писателей СССР Никитой (Мкртич) Кара-Мурзой (1858-1937), вошел в литературно-исторический сборник «Братская помощь пострадавшим в Турции армянам», вышедший в свет в Москве в 1898 году и предназначавшийся для помощи армянам, пострадавшим в результате так называемой Гамидовской резни — массовых убийств армян в Османской империи в 1894—1896 гг.


*****

Прекрасен вид Бартогских гор[1]! Как группа беззаботных детей, резво идущих за величественной старухой-матерью, гуськом тянутся эти горы к седому Арарату. Но равнодушие холодной старухи, ее мрачный, величественный вид и леденящий взор заставили их остановиться на полпути и оцепенеть, превратиться в груду камней, все они точно застыли в различных позах: один из детей придвинулся плечом к собрату, другой окаменел, поднявши руки кверху, третьи замерли, стоя вереницей и как бы хватаясь друг за друга, в ожидании милостивой, ободряющей улыбки суровой матери, чтобы встрепенуться и пуститься в пляс.

Но идут года, проходят века, они все стоят по-прежнему, а старуха-мать, подняв седую голову к небесам, навстречу молнии и грозам, все продолжает хранить таинственное молчание.

Когда же улыбнется она?..

Зимою, когда многочисленные раны и язвы Арарата покрываются белым саваном, Бартогские волнистые вершины, следуя примеру престарелой матери, также покрываются толстым слоем снега. Нагроможденные друг на друга неправильными формами, как белые тучи, горы эти издали напоминают уставших верблюдов, расположившихся здесь на отдых после долгого пути.

Цепь этих высот прорывается множеством проходов и ущелий, через которые проходят в теплое время года одинокие путники, шайки разбойников и контрабандисты. Зимою проходы эти, занесенные глубоким снегом, становятся предательски ровными: скрывая под белым снегом страшные пропасти, они готовы каждую минуту поглотить в свои недра смелого путника, решившегося пробиться сквозь цепь гор.

Ужасна зима в Бартогских горах! Сколько несчастных погибло здесь! Одни окоченели, другие провалились в снежные сугробы и там нашли свои холодные могилы. А сколько уложила вражья пуля!..

Вот почему в это время года ни одна душа не осмеливается показаться на этих чудовищных высотах; всякий страшится верной гибели.

Только голодные волки бродят по этим местам, нарушая своим воем мертвую тишину, и далеко несутся их голоса вместе с бушующим ветром.

А вот и Синакские высоты! Летом в цепи Бартогских гор они казались роскошным раем, благодаря своей богатой растительности и множеству чудных родников, бьющих там и сям среди благоухающих горных цветов; теперь же и они окутаны снегом. Последние лучи заходящего зимнего солнца, как-то робко и безнадежно падая на белые вершины гор, слабым блеском мерцают на их ледяной поверхности. Грустный, меркнущий блеск! Это — печальная улыбка замирающей природы...

Вечерний ветер играет снегом. Мороз крепчает. На белоснежной вершине показалось несколько движущихся теней. Не стая ли голодных волков спускается с гор с целью напасть ночью на окрестные деревни для утоления мучительного голода?

Постепенно, хотя медленно, спускаются они вниз.

Вот они уже на склоне гор. Но странно, это, оказывается, не звери, а люди -- жалкая, несчастная семья...

Кто бы подумал, что найдется смельчак, рискнувший показаться в этих горах в такое время года и в такую пору дня?

Спереди шла молодая женщина, держа за руки мальчика лет десяти; за ней следом еле тащился мужчина: он был ранен. Пуля варвара пробила ему правое плечо, и больная рука бессильно повисла; другой рукой он старался прикрыть рану, из которой сочилась кровь, но напрасно: от вершины горы, по блестящему снегу, тянулась вслед за ним алая лента из капель крови; это были остатки несчастной жизни раненого, которые падали на белую грудь Синака... Но, несмотря на это, он все шел вперед, употребляя сверхчеловеческие усилия.

Солнце уже зашло. Скрылись с вершин последние лучи его, и, наконец, вечерний мрак покрыл черным саваном горы и ущелья, сделав путь для несчастных еще ужаснее.

Ветер усилился; холод был невыносимый.

Путники едва прикрыты, почти голы. Не один уже раз были они ограблены... Их ноги не чувствовали уже холода, они совсем окоченели и, передвигаясь слабо, как деревяшки, едва тащили свой жалкий груз.

Все трое продолжали спускаться молча. Тихо кругом.

Только снег хрустит под слабыми ногами.

Сколько мучений перенесли они, пока дошли до этого места. Вот нога раненого провалилась в яму, покрытую снегом; он упал ниц, издав глухой стон от боли, которую причинила ему рана.

В снегу бессильно бьется бедняга, напрасно стараясь подняться; наконец, с помощью жены кое-как он становится на ноги и опять шагает вперед...

Небо заволокло тучами. Мрак царит кругом. Путница остановилась, подняла глаза к небу, где между тучами виднелись две-три звездочки, осмотрелась вокруг и испустила тяжелый вздох. Она искала ночлега, но не раздобыть им его! Где же, однако, провести ночь?..

— Карапет, что нам делать? — обратилась она к мужу с отчаянием в голосе. — Темнеет. Как бы не пошел еще снег; у малыша нет сил идти дальше; да и сама я еле тащусь — ноги подкашиваются.

Ответом на это был протяжный, тяжелый вздох.

А ветер дул сильнее и сильнее; тучи сгущались; по всему видно было, что природа собирается разразиться ужасною бурей, от которой каждое живое существо спешит укрыться куда-нибудь.

—  Как же нам быть, Карапет? -- повторила жена.

Безнадежное, ужасное положение выдавило несколько капель слез из ее глаз, давно уже потерявших способность плакать; слезы эти повисли на ее ресницах и быстро засеребрились на морозе. Несчастная! Она знала, что муж ее беспомощен, слаб, но все же обращалась к разуму и силе мужчины.

— Что делать, жена! — заговорил убитым голосом муж. — Попросим Бога, чтоб он дал нам умереть здесь, скорее бы конец... Чем я могу помочь? Куда мне броситься? Ноги отказываются служить. Господи, помоги нам!

Последние слова были обращены к небу. Но небо было непреклонно; на нем не оставалось и тени приветливости. Суровые тучи постепенно надвигались и заволакивали весь небосклон.

Из-за вершин Арарата на миг показалась стыдливая луна; она как будто намеревалась осветить своими бледными лучами снежные вершины гор, но напрасно: холодные лучи ее затерялись, исчезли в темных лучах, и светлый лик луны подернулся темным флером.

А ветер бушевал с такой силой и злобой, точно поклялся сорвать эти скалы и сравнять их с землей.

Луна снова выглянула из-за разорванных туч и, сдернув покров своего лица, печальным светом осветила замирающую природу и растерянных бедняков; то заглядывая беззаботно, то прячась снова за тучи, она, наконец, совершенно скрылась, оставив во власти грозно бушевавшей стихии несчастных одиноких сынов земли, заброшенных волею судеб в эту безлюдную местность.

Началась хорошо знакомая Бартогским горам метель. Трое путников находились в лощине, не имея возможности двигаться дальше. Дороги не было видно, и они, взявшись за руки, пошли было вперед, но мальчик не мог идти -- он упал.

— Мама, ноги мои одеревенели; мама, не могу я дальше идти! — заплакал он, прижавшись к матери...

Путники стали. Раненый тоже не в силах был ходить; он блуждающим взором окинул лощину... Только ветер свирепо выл кругом, да видно было, как снег взвивался к небесам.

Застигнутые метелью обыкновенно садятся на землю, погребая себя под снегом, со смутной надеждой на жизнь; так решили поступить и наши путники.

Вдруг они заметили большую скалу, которая как-то особенно выдавалась из-за снежных сугробов. Луч надежды проснулся в душе несчастных. Как знать! «Не удастся ли переждать там до рассвета, укрывшись где-нибудь в расщелине?» — подумали они.

Все трое делают последние усилия, чтобы дотащиться кое-как до этого места. Вот, наконец, они у цели; осторожно обходят они скалу, чтобы спрятаться от ветра, и неожиданно останавливаются перед входом в пещеру.

Кто бы мог ожидать этого? Казалось, само небо посылало им спасение. Молча входят они в пещеру и совершенно обессиленные падают, не успевши пройти дальше от входа.


II
Мрачно в пещере, — мрачно так, как на душе несчастных, нашедших здесь приют.

Каждый звук, даже легкий шорох шагов отдается сильным эхом в глубине пещеры, переливаясь на тысячу ладов, точно где-то там, вдали, злые духи издеваются над гoрькой участью несчастных.

Беглецы забились в угол, раненый лежал без сил, а малыш прижался к матери. Все они безмолвны, только изредка тишина нарушается вздохами раненого и всхлипыванием мальчика.

А в горах по-прежнему бушует буря; порывы ветра с воем ударяют о скалу над пещерой и обдают путников снежной пылью. В грозном вое ветра бедняжку-женщину в трепет приводит один особенно грустный, душу раздирающий звук.

Ах, как ужасен этот стон!.. Избавится ли она когда-нибудь от него? Много бы дала она, чтобы не слышать более этого убийственного вопля...

Так стонал ее маленький Сато — пятилетний мальчик, которого негодяи бросили в колодезь и засыпали землей. Весь день ей слышались глухие стоны из-под земли. Боже, как бился бедный мальчик, когда злодеи, вырвав его из объятий матери, потащили к колодцу!.. Даже камни прослезились бы в ответ на его отчаянные крики, но люди остались неумолимы...

Напрасно рвалась несчастная мать к колодцу, напрасно бросилась она с мольбой к палачам, целуя их ноги! Родное дитя ее — часть ее сердца — погибло, заживо погребенное, и голос его раздается и сейчас в ушах матери…

Холодно, страшно холодно! Дрожат бедняжки-путники. Постепенно утихают вздохи раненого и жалобы мальчика; одна только мать бодрствует, охраняя их, как зеницу ока своего. Она прислушивается к их голосам и напряженно следит за их дыханием и малейшими движениями.

Перевалило за полночь. Метель принимает чудовищные размеры. Мальчика и раненого, наконец, совсем уже не слышно. «Должно быть спят», — думает мать и старается крепче прижать к себе мальчика, желая согреть его похолодевшее тело.

Вдруг ей приходит в голову, что заснувшие на морозе замерзают легко. Мысль эта леденит ее сердце, и она, решившись разбудить заснувших, слегка толкает мужа, но тот лишь вздрогнул и, издав едва слышный стон, замолк опять. Мать пробует разбудить мальчика, но и он неподвижен.

— Господи, что делать?

В отчаянии она ощупывает в темноте замерзшие руки мальчика и, приблизив их к себе, старается согреть их своим дыханием; но, увы, она бессильна, мороз сковывает ее самоё, и руки мальчика остаются холодными, одеревенелыми. Несчастная хватает за руки мужа, -- и они оледенели. Она падает на дорогие тела, желая защитить их собою от холодных порывов ветра. Бедняжка в отчаянии силится спасти своих и, будучи поглощена этой мыслью, не чувствует невыносимого мороза, не слышит воя ветра; только одна жалобная нота в нем, напоминающая предсмертные вопли маленького Сато, раздирает ее душу...

Она прижимается все сильнее и сильнее к спящим. Но как они похолодели, Господи! Она щупает в темноте их лица, грудь, ноги -- везде холод смерти... Зловещее чувство внезапно охватило ее.

Неужели дорогие ей существа умерли, замерзли?! Ведь бедный Каро всю дорогу истекал кровью, а маленький Грко еще при спуске с вершины совсем замерзал! Несчастная была подавлена этой мыслью и оцепенела от ужаса. Ей казалось, что в этот час она, оторванная от всего мира, осуждена на заключение в эту пещеру. Суеверие рисует в ее возбужденном воображении ряд чудовищных картин.

Там беснующийся ветер рассказывает ей о чем-то страшном и грозит ей, а тут из темной глубины таинственной пещеры слышатся шепот и движения многочисленных духов. Вот они приближаются, угрожают. Уже видны... один, другой, третий... много, много... их не счесть... Женщина обезумела. Волосы у нее встали дыбом. Она открывает глаза, но призраки не исчезают, они тут... окружили они ее, и началась дьявольская пляска, сопровождаемая визгом и отвратительными кривляниями. На головах у них мотается окровавленное тряпье, а в руках блестят обнаженные сабли. Вот ряды сомкнулись, невыносимый топот их безобразных ног усиливается, визг и крики становятся громче; все, точно по команде, подняли сабли кверху. Боже мой, сколько их!.. Она узнает их. О, она помнит многих из них... часто, очень часто видала она этих духов. «Да, да, это они... вот этот из них бросил маленького Сато в колодезь. Чего же ты хочешь еще, негодяй!.. Отнять и Грко? Нет, я не дам его, не дам, не дам... Убейте меня!..».

От  ужасного крика своего она очнулась: кошмар прошел.

— Господи Иисусе Христе, Господи Иисусе Христе! — повторила она два раза, оглядываясь и крестясь.

Теперь пещера казалась ей еще мрачнее, родные же ее — муж и сын — продолжали лежать неподвижно, несмотря на ее усилия разбудить их.

— Каро, Каро!.. — позвала она.

Ответа не было; подозрения несчастной усилились.

— Каро! — закричала она не своим голосом. — Грко, дитятко, проснись, не то замерзнешь, — обратилась она к сыну.

Но оба неподвижны, оба безмолвны. Страдающая мать в темноте не могла разглядеть, что оба они уснули вечным сном, и что на этот раз небо сжалилось над ними, положивши конец их тяжелым страданиям. Но то, чего она не могла видеть, почувствовало ее сердце.

— Господи, Боже мой! Какую беду послал ты мне! -- воскликнула она, не будучи в силах проронить ни единой капли слезы.

Сознание одиночества, непроглядный мрак в пещере, наполненной призраками, бездыханные трупы дорогих людей и вой бушующего ветра -- все это снова привело ее в ужас. Куда бежать? Где скрыться? У кого искать защиты, помощи?..

Казалось, даже эта обширная пещера не была бы в состоянии вмещать в себе безграничное горе несчастной женщины; чувствовалась необходимость разделить его между свирепой бурей, грозными тучами и беспредельным небосклоном, — иначе не было бы сил снести его.

Обезумевшая женщина выбежала из своего убежища, точно свирепая фурия, оставив там трупы мужа и сына и не зная, куда направить свои неверные шаги. Она на несколько мгновений остановилась, подняла глаза к небу и как-то беспомощно стала озираться кругом, ища спасения, помощи...

Затем она стала прислушиваться к шуму в пещере, в надежде различить стоны дорогих ей спутников, но взамен этого до ее слуха опять донесся преследовавший ее все время крик, и она пустилась бежать по ложбине далеко, далеко, сама не зная куда, лишь бы подальше от этих страшных мест.

Долго шла она, гонимая ветром вперед и вся засыпанная хлопьями снега; то падая, то вставая, она сама, точно снежный ком, катилась дальше. Наконец, довольно далеко от пещеры она остановилась, чтобы перевести дух.

Занималась заря. Начинало светать. Буря затихала. Путница повернулась назад, направила свои шаги обратно к пещере и, едва вбежавши в нее, упала без сил.

Тут у самого входа лежали головой друг к другу отец с сыном, покрытые снежной пылью.

Лужа крови, вытекавшей из раны несчастного, застыла под ним. На бледном лице его лежала печать страдания; ребенок же, казалось, спал безмятежным сном, отдавшись во власть лютого мороза.

Бедняжка-мать обняла оба трупа, припав к ним головой, и начала целовать их застывшие лица. Затем, поднявши свои исхудалые, посиневшие руки к небу, она начала наносить себе удары по голове и закричала:

— Моим ранам нет числа, рази ты и меня, судьба, не жалей! У нее не было больше слез, она лишь повторяла: «Вур, фалаг»[2], — и била себя по голове.

Только грустное эхо из глубины пещеры повторяло ее крики. Она снова начала тормошить трупы, зовя: «Каро, Каро... Грко!».

Вставши, наконец, на ноги, она подняла руки к небу и закричала неистовым голосом:

— Боже! Куда же мне деться? Зачем ты, судьба, не убиваешь и меня вместе с ними?

Долго стояла она, устремивши неподвижный взор на лежащие трупы. Затем глаза ее стали бессмысленно блуждать, из груди ее вырвался дикий крик, и она захохотала страшным, неестественным голосом. Хохот этот сопровождался такими безобразными и ужасными конвульсиями лица, что если бы в лежащих мертвецах оставалась хоть капля жизни, то вид несчастной женщины убил бы их.

Она помешалась...

Подойдя к трупу мужа и толкнув его ногой, она проговорила:

— Вставай, подымись! Долго еще ты будешь спать? Вставай, иди в поле, на пашню, возьмись за плуг! Чего ты валяешься?

Замерзший труп качнулся от толчка и опять стал недвижим.

— Эй, чего спишь? Ты не пойдешь, так я пойду сама, а вы спите.

С этими словами она выбежала из пещеры...

По улицам деревни И... постоянно ходит безумная женщина со всклокоченными волосами на голове, едва прикрытая лохмотьями, из-под которых видно худое, изможденное тело. Это — та самая женщина. Бледная и истощенная, она походит на мертвеца. С улыбкой она останавливает прохожих, спрашивая:

— Ты не знаешь меня? Я ведь «фалаг вургуни»[3]... Вон где сразила меня судьба, вон...

Тут она указывает рукой на юг, где высятся Бартогские горы, и с диким хохотом бежит по направлению к ним...


Аветис Агаронян

Перевод с армянского — Никита Кара-Мурза

Подготовил к публикации — © Пандухт

На заставке: Армянка у колыбели
________________________________________

[1] Бартогские горы — на границе Турции
[2] Бей, судьба
[3] «Фалаг вургуни» — турецкое выражение, означающее «Сраженная судьбой».

Армянский альпинист покорил самый высокий пик Южной Америки



Армянский альпинист из Ливана Аведис Kaлпакян покорил самый высокий пик Южной Америки — гору Аконкагуа (6962 метров), расположенную в Аргентине в нескольких километрах от чилийской границы. Aведис Kaлпакян сфотографировался на вершине Аконкагуа с армянским флагом в руках. Подъем, сопровождавшийся сильным снегопадом, продлился десять часов.

До Аконкагуа Калпакян уже покорил горы Мак-Кинли (6190 м), Эльбрус (5642 м) и Монблан (4810 м).
Напомним также о достижении другого ливанского армянина, ныне проживающего во французском Марселе, — Ара Хачадуряна, который в прошлом году покорил самый высокий пик в мире — гору Эверест (8848 м).

Подземная сокровищница Таррагоны



Ее открытие произошло в ходе строительства здания по адресу: улица Gasòmetre, 32, когда в одном из образовавшихся провалов был обнаружен спуск вниз, после чего были вызваны спелеологи.

Осмотрев три подземных озера (Сео, Бенсо и Ла-Платжа), исследователи быстро достигли точки, в которой, как считалось ранее, пещера заканчивалась. Каково же было их удивление, когда в вышеупомянутом месте обнаружился резервуар, вырубленный в скальной породе. Он был затоплен водой и соединялся с другими галереями. Исследователи произвели несколько погружений, но без снаряжения ничего найти не удалось. Тогда было решено задействовать акваланги.

Вначале был обнаружен только очень узкий лаз, заставивший спелеологов двигаться вперед с большой осторожностью. Но всего через несколько метров открылся зал огромных размеров. При дальнейшем погружении видимость приближалась к нулю, поэтому были установлены направляющие тросы для ориентировки в воде, называемые «нитями Ариадны». Хотя до сих пор подземный зал, получивший название Ривемар, не исследован до конца, уже можно сказать, что его приблизительная площадь составляет не менее 5 тыс. кв. м. Погружение в его воды представляет собой тяжелое испытание: нулевая видимость затрудняет дальнейшие серьезные исследования. К чувству дезориентации добавляется и стресс: любой неверный маневр или дефект в снаряжении могут привести к трагическим последствиям.

В 80 метрах от резервуара на глубине 18 метров исследователи обнаружили две новые галереи, заполненные воздухом, которые были топографированы и получили названия Aльпраса и Дельс-Вуйтс.

Общая протяженность городских пещер Таррагоны составляет 400 метров. Если добавить к ним новые галереи, то эта цифра с легкостью возрастет до 600 метров.

Спелеологи также обратили внимание на постоянное понижение уровня вод в пещере. Хотя оно происходит крайне медленно, в ближайшем будущем это может содействовать обнаружению новых участков, доселе скрытых под водой.

С момента находки Общество спелеологических исследований Таррагоны (SIET) предлагает гражданам совершить экскурсии в пещеру с целью ознакомления с этим геологическим чудом.

Маршруты рассчитаны на людей в возрасте от 10 до 70 лет. Подобная экскурсия длится от 3 до 4 часов. За это время группа проходит по галереям и подземным залам вдоль подземных озер невероятной красоты.

Для проникновения вглубь пещер необходимо захватить с собой лишь две вещи: соответствующую обувь и желание хорошо провести время.

Остальное снаряжение, включающее в себя неопреновые костюмы и каски с подсветкой, предоставляют сами организаторы.


Огни Шуши




Вечером 9 мая едем в Сгнах — древнейшую цитадель Арцаха. Машина, пыхтя, преодолевала уходящие в небо повороты, выезжая к расположенному перед Шуши плоскогорью, отделенному от города-крепости огромным ущельем. Мы невольно застыли, устремив взоры на горящий Шуши. Чуть поодаль видна тяжелая пушка, ствол которой все еще направлен на город...

В Сгнахе армянские бойцы празднуют юбилей своего товарища — 20-летие Самвела. В твердыне арцахских меликов вновь армянские воины. Первые воины армии Арцаха.

Возвращаемся. Огни Шуши, подобно маяку, сопровождают нас на всем пути. Трассирующие пули и ракеты образуют огненный свод над Степанакертом. Вокруг ликование!

Наутро все торопятся в Шуши — в церкви Казанчецоц (Святого Всеспасителя) литургия. Из этой церкви в последние месяцы на Степанакерт обрушивались смертоносные ракеты "Града".

Проливной дождь словно пытается очистить все и смести кошмарное прошлое. То тут, то там еще дымятся дома, пострадавшие от обстрела.

Это освобожденный, но пока еще не заселенный Шуши. Беседуем с двумя бывшими жительницами. Они пришли в свой город, остановились у своих домов.

"Вернетесь сюда жить?" — спрашиваем. Вернутся. Ну, а пока не знают, с чего начать. Вечером встречаем их в степанакертской гостинице "Карабах". Живут здесь на протяжении месяцев, ничего другого не искали, ждали освобождения Шуши.

Из Шуши Степанакерт, окрестные села и поля просматриваются так же, как двор высотного дома с последнего этажа. Город окружен глубокими ущельями, проникнуть в него и покинуть его можно только по одной-единственной дороге. Кто владеет Шуши, тот владеет и всем Арцахом.

— Если бы мы не взяли Шуши, Арцах не был бы наш, — говорит один из бойцов. — И если бы потерпели поражение сейчас, не видать бы нам победы никогда.

Хочу спросить их: как они преодолели каменные ущелья? Когда 8 мая в Ереване получили сообщение, что Шуши атакуют с разных сторон, многие этому не поверили — путь к нему единственный. Смотрю на спокойное лицо воина и не спрашиваю ни о чем.

Уже четыре года, как Арцах в блокаде — нет хлеба, воды, нет элементарных вещей, удобств, а тут мой спутник в Степанакерте обратил мое внимание на то, что в Степанакерте дети одеты аккуратно и опрятно, женщины — пусть порою скромно, но элегантно, мужчины — свежевыбриты. В очередях за водой люди неизменно уступчивы, лица — приветливы. Как удалось им преодолеть труднодоступные ущелья, взять неприступный Шуши?..

Уже первыми указами Председателя Верховного Совета Арцаха были назначены комендант города, начальник милиции и ... директор Национального музея.

Бойцы самообороны утверждали, что дух турок был сломлен именно в Шуши. "Мы знали, что победим, потому что знали, за что и во имя чего сражаемся".

В Сгнахе разговорился с одним пожилым воином. Он по решению командира примкнул к своей роте несколькими днями позже. 26 апреля состоялась свадьба его сына, двадцатилетнего парня, самого молодого в роте. Спустя два дня он добрался до Арцаха и впервые участвовал в боевых действиях без сына. С удивлением и восхищением смотрел я на его седеющую бороду и умиротворенное лицо.

— Иначе наши предки не простили бы нас, — с каким-то религиозным благочестием и уверенностью сказал он.

Во всей истории Шуши это единственный, кажется, случай, когда город был взят в таком стремительном наступлении и так быстро. В окрестностях Шуши приусадебные участки необработаны, нетронуты, и это в городе, в котором полно оружия и боеприпасов, продовольствия.

Село Каринтак расположено прямо под Шуши. Вот уже два года, как жители села днем не выходят из домов, азербайджанцы постоянно обстреливали село. Но поля Каринтака засеяны, уже проросли, и вся эта работа делалась только по ночам...

Собираемся обратно в Ереван. Это последняя ночь. Вдруг обнаруживаю, что друг мой не спит. Близится рассвет — как все-таки удалось взять Шуши?!

Когда мы въехали в Степанакерт, военный самолет СУ-25 бомбил предместья города. Впервые мы наблюдаем подобную картину, впечатление огромное. Товарищи посоветовали нам непременно повидаться с Ашотом, командиром первой роты, которого из-за ран, полученных почти во всех боях, прозвали "Бекором".

Перед тем как вернуться, я спросил у Ашота, как они все-таки поднялись по этим каменистым ущельям. Он очень спокойно ответил:

"Это лишь издали кажется сложным, если приблизиться — очень легко".

Айказун Алврцян

май 1992


Освобождение Шуши: Рассказывает командир 1-ой роты Ашот Бекор Гулян

post-31580-1210150507.jpg


Шушинская операция являлась частью общего плана контрнаступления, который был разработан в штабе обороны. В его подготовке участвовали также командиры рот и командир шушинского направления Аркадий Карапетян. Общий план контрнаступления был таков: из направлений Джанасан - Кесалар - Шуши - Лисогор - Зарислу шушинское было первым и имело три фронта: первый — по ущелью со стороны Гайбалу, второй — по городской дороге, и третий — по ущелью со стороны села Шош. Это ущелье и было поручено нашей роте. В составе наших сил были также особый разведывательный взвод, отдельная группа численностью в двадцать человек под командованием Руслана и дашушенский отряд, которым командовали два Вигена.

Вечером 7 мая, после уточнения задач и направлений, мы заняли свои исходные позиции у села Шош. С наступлением темноты каждая группа и взвод, получив конкретное задание, двинулись к ущелью. В 2 часа 30 минут заговорила наша артиллерия, и в 3 часа мы перешли в контрнаступление. На нашем левом фланге, у села, действовали шошская группа и разведывательный взвод Григория, которые сделали большое и важное дело. На рассвете мы были на подступах к тюрьме, однако нам не сразу удалось захватить ее. Мы не успели вовремя остановить наступавших в направлении кладбища, и они попали под сильный обстрел. Пришлось приблизиться вплотную к тюремным стенам, взобраться на них и взять под контроль территорию в триста метров. Эти события происходили уже днем, около 11-ти часов. Если бы работала радиосвязь, мы смогли бы сразу же захватить тюрьму, но вынуждены были отступить и завязать позиционный бой. Во время штурма тюрьмы было ранено несколько человек и, в том числе, я. Утром мы открыли минометный огонь по позициям противника. Одна группа атаковала тюрьму, другая действовала слева от нее. Турки не выдержали и, когда около 8-ми часов мы вошли в город, они уже бежали. Силы, атаковавшие город вместе с нами, вошли в него фактически без потерь.


Две закавказские турчанки бросили детей и отправились на войну в Сирию



Две закавказские турчанки из села Караджала Телавского района Грузии — Эльмира Сулейманова и Диана Гарибова, оставив своих детей, отправились воевать в Сирию.

По данным МВД Грузии, Сулейманова и Гарибова пересекли грузинскую границу и направились в Турцию.

Это далеко не первый случай, когда грузинские мусульмане присоединяются к рядам джихадистов. 1 мая пришло сообщение о том, что 17-летняя ученица 11 класса села Джокола в Панкисском ущелье отправилась в Сирию.

Ранее, 2 апреля 2015 года, жители села Омало в Панкисском ущелье, 16-летний Муслим Куштанашвили и 18-летний Рамзан Багакашвили ушли из дома. Позднее появились их фотографии под флагом «Исламского государства» с автоматами Калашникова в руках.

По имеющимся данным, не менее 50 чеченцев-кистинцев из Панкисского ущелья воюют в Сирии в рядах исламистов. Наиболее известные и одиозные из них: Мурад Маргошвили по кличке Муслим Абу Валид Шишани и Тархан Батирашвили по кличке Абу Умар аш-Шишани.


Водно-болотные угодья Кастилия-Ла-Манча: проблемы и решения

tablas--644x362

Университет Кастилия — Ла-Манчи (UCLM) проводит передвижную выставку «Водно-болотные угодья Ла-Манчи», которую можно посетить в здании 31 технологического кампуса оружейного завода в Толедо. Эта выставка, совпавшая с празднованием всемирного дня водно-болотных угодий, призвана повысить уровень информированности общества о важности данных экосистем из-за взаимосвязи с населяющими их живыми существами и участии в природном круговороте воды.

По словам преподавателя ботаники факультета наук об окружающей среде и биохимии UCLM Федерико Фернандеса, основная функция водно-болотных угодий, помимо того, что это — крупные экосистемы с важной средой обитания для многих живых существ, в том, что они действуют в качестве природных фильтров воды. Это происходит потому, что типичные для этой среды водные растения, благодаря своей структуре, накапливают и высвобождают воду и, таким образом, инициируют процесс фильтрации.

В Кастилия — Ла-Манча имеется около 500 водно-болотных угодий
, и их состояние очень разнится, в зависимости от территории расположения. Те, которые находятся в горных районах и мало посещаются человеком, сохраняются лучше, как в случае с лагунами Унья в Куэнке или Сомолинос в Гвадалахаре. В то же время лагуны, например, в комарке Ла-Манча находятся в худших условиях из-за экстенсивного сельского хозяйства и иных типов землепользования.

Основные проблемы водно-болотных угодий — это, прежде всего, количество и качество воды. «Поэтому главной опасностью для них являются климатические изменения и уменьшение количества осадков, — утверждает Фернандес. — Это очень важно, поскольку при плохом качестве воды возникают проблемы для всех организмов, участвующих в нормальном функционировании водно-болотных угодий».

Основной выход Фернандес видит в большем контроле воды и защите водно-болотных угодий. Он считает, что европейские нормы, регулирующие данные аспекты, рано или поздно будут применяться и в Испании.

«Мы не можем позволить себе считать, что проблемы прекратились. Если мы увеличим забор, или вода потеряет качество, ее круговорот в Кастилия — Ла-Манча утеряет стабильность», — заключает Фернандес.



Королевская тропа: самый опасный маршрут Испании

caminito-del-Rey--644x362

El Caminito del Rey – Королевская тропа – это пешеходная дорожка, построенная на стенах ущелья Гаитанес в Эль Чорро, в провинции Малага. Именно этот маршрут выбрал Антонио Бандерас для того, чтобы представить Испанию своей новой возлюбленной, Николь Кемпел. Тропа, протяженностью почти 4 километра и шириной всего в один метр, проходит в отвесных скалах на высоте ста метров над рекой Гвадалорсе.

Тропа была официально закрыта после гибели здесь четверых экскурсантов в 1999-2000 гг. С тех пор ее состояние ухудшалось и, теоретически, проходить по ней нельзя. Однако ни запрещающие плакаты, ни штрафы не в силах удержать множество любителей экстремального туризма.

Провинциальный совет Малаги начал восстанавливать эту дорогу в марте 2014 года, и в скором времени Королевская тропа откроется вновь. Было заявлено, что в течение первых трех месяцев проход по ней будет бесплатным.


Королевская тропа заканчивается в небольшой деревушке Эль-Чорро (возле Алоры), которая также является одним из главных пунктов скалолазания в Европе. Наиболее впечатляющим участком считается вход в ущелье Гаитанес.

Восстановительные работы затронули все четыре километра дороги, в частности, 1,2-километровый пешеходный мост, висящий среди практически вертикальных стен, для чего потребовалась помощь специальных альпинистов и вертолетов.

caminito-del-Rey1--478x270

Мост был построен в начале ХХ века Гидроэлектрическим обществом Эль-Чорро для работ по содержанию плотин Гайтанехо и Чорро. Название тропы связано с тем, что в мае 1921 года по этим местам проходил король Альфонсо XIII, направлявшийся на открытие плотины Конде на реке Гвадалорсе.


Несколько лет назад на видеохостинге Youtube появился видеоролик, в котором Королевская тропа была охарактеризована как самая опасная пешеходная дорожка в мире. В настоящее время видео просмотрели уже более одиннадцати миллионов человек.

Один из этапов велотура Вуэльта Испании-2015 соединит Алаурин-де-ла-Торре с Королевской тропой, что призвано подчеркнуть особую важность для Малаги данного туристического проекта.