Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Кому угрожает Эрдоган через своего паяца



Апшеронского чингизханчика штырит не по-детски. Он уже откровенно плюет и на российские, и на американские усилия, и грозит "третьей стороне" турецкими F-16. Еще бы: месяц боев, миллиарды вбуханных нефтедолларов, горы превращенного в металлолом военного железа, десятки уничтоженных новейших и дорогущих беспилотников, тонны гниющего пушечного мяса — а цель все так же недостижима, как и раньше.

Кстати, этим своим истеричным заявлением Алиев в очередной раз невольно выдал очевидное: никакого нападения со стороны Армении не было. Была долго и тщательно планируемая турецкая агрессия, для которой эти F-16 и были завезены под прикрытием учений.

А был ли в истории подобный позорный случай, чтобы руководитель государства угрожал использованием авиации... другой страны?


В гениальной по своему предвидению части знаменитого сааякянцевского мультсериала есть такой эпизод: Эрдоган резким движением руки рвёт алиевский пукан, превращая того в пляшущюю марионетку, кукольного паяца.

Так что сейчас голоском паяца-Алиева своими F-16 угрожает именно Эрдоган.

Какой "третьей стороне" угрожает Эрдоган — по-моему очевидно...


© Пандухт


Палата депутатов Чили приняла резолюцию в поддержку Арцаха



Палата депутатов Чили приняла историческую резолюцию в поддержку Арцаха.
.
В резолюции подчеркивается, что «в воскресенье, 27 сентября 2020 года, Азербайджан начал широкомасштабное наступление на Нагорный Карабах (Арцах), которое за несколько часов привело к гибели сотен военных и гражданских лиц в нескольких населенных пунктах».
«Очень важно, чтобы все страны, которые имеют дипломатические, консульские или торговые отношения с любой из стран конфликта, присоединились к этому призыву, поскольку конфронтация может иметь непредвиденные последствия, особенно из-за возможного вмешательства иностранных государств и особенно Турции, которая в 1915 году совершила против армянского народа первый геноцид ХХ века», — говорится в документе.

© Пандухт


События в Беларуси могут подтолкнуть Азербайджан к войне

K4TbsgNlNX1nYHoo9BVCYYVZ7P.jpg

Очевидно, что технологии событий, происходящих в Беларуси, очень похожи, можно даже сказать, идентичны событиям в Армении в 2018 году. А вот реакция властей Армении в 2018 году и нынешних белорусских властей на эти события совершенно разная.

Об этом в беседе с Tert.am сказал политолог Грант Мелик-Шахназарян, отметив, что Беларусь довольно жестко относится к демонстрациям, всем случаям нарушений закона и, вместе с тем, с помощью тех же технологий пытается обеспечить консолидацию граждан, оказывающих поддержку власти.

«Например, в воскресенье, когда в Беларуси должен был состояться самый массовый митинг, к которому оппозиционеры готовились целую неделю, прошел митинг сторонников действующего президента Александра Лукашенко, и, по крайней мере, в медиаполе для внешнего мира были показаны оба митинга: один против Лукашенко, другой — за него. Очевидно, что власти Беларуси действуют намного жестче, и есть сопротивление, в отличие от Армении, где власти не проявили необходимой жесткости даже в самом начале, когда протесты еще не были массовыми и не угрожали властям», — сказал политолог.

По словам Мелик-Шахназаряна, вторая глубинная схожесть событий — это наличие геополитического компонента, как в Армении, так и в Беларуси.

«Параллельно с этими многолюдными демонстрациями происходят довольно серьезные геополитические процессы, и присутствие России и Запада в этих процессах очевидно. У меня сложилось впечатление, что, в отличие от Армении 2018 года, нынешние власти Беларуси в данной ситуации пытаются найти общий язык с Россией, видя в истоке событий российское вмешательство или, по крайней мере, участие», — сказал он, отметив, что в течение последних 3-4 лет президент Беларуси пытается довольно подчеркнуто демонстрировать самостоятельность от РФ, уравновешивая отношения с Западом.

«Сейчас Беларусь отказывается от этой линии, и основной вопрос заключается в том, сумел ли Лукашенко убедить своего российского коллегу в том, что он больше не будет следовать прежней линии, а также будет ли он более подчинен желаниям официальной Москвы, или нет. Если ему удастся в этом убедить, я полагаю, он сможет на некоторое время продлить свое правление — до того момента, пока в Беларуси не появится новый компромиссный кандидат, который удовлетворит и желание людей увидеть перемены, и станет уравновешивающим субъектом для политических элит, а также сможет поддерживать нормальные отношения с РФ», — сказал политолог.

По его наблюдениям, имеется два возможных сценария развития событий: либо продление правления Лукашенко на краткосрочном этапе, но без прежнего влияния и самостоятельности, либо, если российская сторона все-таки не верит обещаниям Лукашенко, формирование временного правительства.

На вопрос, какое влияние указанные сценарии могут оказать на наш регион, в частности на Армению, политолог ответил, что вопрос развязывания войны в Арцахе зависит от развития событий в Беларуси.

«Оба упомянутых в Беларуси сценария — это, по сути, две формы развития одного и того же сценария. Судьбоносная проблема смены власти – это вопрос: сейчас, или, скажем, через 1-2 года? Очевидно, что на постсоветском пространстве начались процессы, следующим местом логического развития которых является Азербайджан. И там имеется давно установившаяся власть, которая также пытается где-то проявлять независимость от внешней политики России, диктовать собственную повестку дня геополитическим центрам. И там также имеется плодородная почва для начала подобных революционных процессов», — сказал Г. Мелик-Шахназарян, отметив, что если в Беларуси процесс «сломить волю» Лукашенко завершится успехом, президент Азербайджана Ильхам Алиев поймет, что и он не станет исключением и не сможет оказать сопротивления.

«Тогда Алиев станет уделять больше внимания политической повестке и требованиям различных центров, но, в данном случае, в основном России. А повестка дня России в нашем регионе одна: расширение ЕАЭС и вовлечение Азербайджана в эту структуру. У Алиева не так много инструментов, чтобы избежать этого, кроме угрозы войны, которая затянет процесс интеграции. В зависимости от развития событий в Беларуси, Алиев может выбрать путь войны в Арцахе как средство самозащиты, а также как способ остановить продвижение РФ в регионе», — сказал политолог, подчеркнув, что по этому вопросу азербайджанские власти проводят серьезные консультации с властями Турции, между ними существует тесное сотрудничество на военно-политическом уровне.

«Турция, в свою очередь, наращивает свое военно-политическое присутствие на Южном Кавказе, что, естественно, не может нравится России, и вынудит последнюю предпринять какие-то действия против Азербайджана. Опасность возобновления войны – это в азербайджанских планах реальный вариант для того, чтобы что-то изменить», — сказал он.

Обращаясь к позиции Армении по событиям в Беларуси, политолог выразил мнение, что премьер-министр РА Никол Пашинян пытается в белорусском вопросе продублировать позицию официальных кругов РФ.

«Поздравление, адресованное Лукашенко, последовало за поздравлением от президента России. В сложившейся ситуации приоритетным вопросом для Армении должна быть безопасность, а также активность Турции на наших границах и в регионе. К сожалению, армянская дипломатия практически ничего не предпринимает для предотвращения турецкой активности. Армения почему-то оказалась вне происходящих событий. Пашинян не обсуждал июльскую эскалацию в Тавуше ни с одним руководителем страны, тогда как Алиев обсуждал ее с лидерами многих стран, в том числе с президентом России. С Арменией никто не ведет никаких разговоров, а Никол Пашинян оказался полностью вне данных процессов, у него нет никакого влияния, никакой роли», — сказал Грант Мелик-Шахназарян.

Беседовала Мариам Саргсян


Обнуление политики и политический ноль

K4TbsgNlNX1nYHoo9BVCYYVZ7P.jpg

Июльские боевые действия в Тавушском марзе РА вынесли на поверхность все те проблемы, что имеются в дипломатической сфере, проблемы, которые долгое время поднимают эксперты, занимающиеся вопросами безопасности и внешней политики. Боестолкновения локального значения, продолжавшиеся всего несколько дней, стали очередным доказательством того, что Армения остается вне международных процессов. По существу агрессивные действия Азербайджана были обусловлены именно тем обстоятельством, что в течение двух последних лет правительство Никола Пашиняна фактически нейтрализовало все те механизмы, которые сформировались после Апрельской войны, которые сдерживали агрессивные действия противника на границе с армянскими государствами. Более того, мы все в очередной раз убедились в том, что после благополучного ухода от венских и санкт-петербургских соглашений в душанбинском лифте президент Азербайджана Ильхам Алиев прошедшие два года использовал для подготовки международного сообщества к возможной новой войне. К сожалению, официальный Ереван ничего этому не противопоставил, в результате чего получил и войну и, мягко говоря, равнодушный подход со стороны своих зарубежных партнеров. И это фактически пока единственный результат, полученный Николом Пашиняном после его решения начать переговорный процесс, по его собственным словам, с «нулевой точки».

Принимая на себя пост руководителя страны, премьер-министр РА Никол Пашинян заявлял, что серьезных изменений в сфере внешней политики не будет, и он продолжит линию, проводимую прежними властями РА. Некоторое время спустя, в мае 2020 года, глава правительства объявил, что «Армения разрабатывает совершенно новую концепцию внешней политики». Он также поведал о своем намерении «создать с нуля» внешнюю политику. И вот агрессия Азербайджана против Армении и безразличие международного сообщества стали первыми плодами пашиняновской политики «обнуления» переговорного процесса и отношений с зарубежными партнерами. Между тем, ее продолжение может иметь еще более непредсказуемые и опасные последствия для Армении и Арцаха.

Сказанное, в первую очередь, относится к активности Турции в нашем регионе и ее теперь уже увенчавшимся успехом попыткам быть активным участником процесса урегулирования карабахского конфликта. Июльские события, прежде всего, были капитализированы властями Азербайджана и Турции именно в этом контексте. После первых же выстрелов, прозвучавших на границе, официальная Анкара выступила с рядом политических заявлений, выразив полную поддержку Азербайджану, потом подняла вопрос на уровень совместных заявлений тюркских и исламских государств, а затем еще более расширила международное восприятие вопроса, сделав его фактором геополитических процессов и торга. И все это сопровождалось военной помощью, оказываемой Азербайджану, и масштабными совместными военными учениями. В результате турецкие власти сумели добиться того, что события, происходящие на границе Республики Армения с Азербайджаном, с ними обсуждают руководители всех стран, имеющих свой интерес в нашем регионе, в том числе России.

Армянская сторона этой активности Турции практически ничего не противопоставила. По существу, пребывали в молчании и страны-сопредседатели Минской группы ОБСЕ, военные союзники Армении по линии ОДКБ, а также другие международные структуры и наши страны-партнеры, традиционно выступающие с позиций сдерживания региональной активности Турции. Почему так получилось? Ответ опять тот же: потому что Никол Пашинян «обнулил» все дипломатические инструменты по сдерживанию агрессии вражеских государств.

А еще обнуленными оказались отношения Армении с Россией, Соединенными Штатами Америки, Европейским Союзом, Ираном, Грузией и всеми остальными странами, преследующими геополитические интересы на Южном Кавказе, а также с международными структурами. Армения сегодня пребывает в полной дипломатической изоляции и не в состоянии обслуживать наши интересы в сфере безопасности на международных площадках. Это свидетельствует о тотальном провале внешней политики, логическим продолжением чего является обсуждение вопросов, имеющих для нас жизненное значение, без нашего участия, и принятие решений по ним другими странами, в том числе и Турцией.

В контексте всего этого, по меньшей мере, странным представляется тот факт, что власти РА не имеют решений по выходу из создавшейся ситуации. Они даже не проводят подобных обсуждений ни внутри страны, ни во внешнем окружении. После июльских событий прошел почти месяц, но премьер-министр страны Никол Пашинян по этому важному вопросу безопасности не провел бесед ни с одним руководителем государства или высокопоставленным чиновником в мире. Вопросы безопасности Армении сброшены исключительно на Вооруженные силы РА, которые вынуждены решать эту проблему ценою больших человеческих потерь. Это бесперспективная тактика, по результатам которой Армения может столкнуться с еще более серьезными вызовами и внешними угрозами.

И, стало быть, возникает закономерный вопрос: какую в реальности цель преследует стратегия Никола Пашиняна по продолжению внешней политики и переговорного процесса с нуля? А, может, завтра премьер-министр решит «обнулить» проблемы, имеющиеся в армяно-турецких отношениях? Или наши отношения с ЕС, Россией и другими странами. Мои вопросы не риторические: к сожалению, и в обоих указанных направлениях уже наблюдаются тенденции к обнулению. И не только в этих вопросах. А это означает, что у Армении будут новые потери, появятся новые угрозы и новые риски.

Грант Мелик-Шахназарян


«Духовная география» Турции и безопасность армянских государств

K4TbsgNlNX1nYHoo9BVCYYVZ7P.jpg

Недавние боевые действия, происшедшие на армяно-азербайджанской границе, активизировали планы Турции на то, чтобы играть более весомую роль в нашем регионе. Все произошло очень быстро. Сразу после того, как армянская и азербайджанская стороны сообщили об инциденте на границе, высшие эшелоны власти Турции объявили о том, что в любой ситуации готовы поддержать действия Азербайджана. Помимо политической поддержки, официальная Анкара предложила своим бакинским коллегам военную помощь. Имели место совместные обсуждения оборонительных ведомств двух стран, взаимные визиты, воинственные заявления и проч. Со стороны турецко-азербайджанской пропаганды все было представлено так, как если бы своими успехами на передней линии Армения превратилась в угрозу не только для экономической и коммуникационной безопасности Азербайджана, но и для энергетической безопасности Турции.

Два турецких государства сразу же примерили на себя образ жертвы, заявив, что армянская диаспора в России, Европе и США сделала все возможное, чтобы эти геополитические центры посредством Армении нанесли ущерб региональным интересам Азербайджана и Турции. Было ясно одно: Алиев и Эрдоган готовились к подобным действиям в политическом и пропагандистском поле и в первый же удобный момент пустили в дело все заранее подготовленные механизмы.

О чем все это говорит? Ответ, я полагаю, очевиден: Турция приступила к осуществлению давно вынашиваемого плана по увеличению своего присутствия в очередном для себя регионе - на Южном Кавказе. Причем, связывая это с ее отношениями с Россией и другими геополитическими центрами в Сирии, Ираке, Ливии и бассейне Черного и Средиземного морей. В Турции, исходя из нескольких обстоятельств, убеждены, что сейчас подходящее время для решения этой проблемы. Заявления и комментарии их чиновников и экспертов свидетельствуют о том, что расчет основан на следующих фактах:

- мир занят борьбой с последствиями коронавирусной инфекции и не может предоставить большие ресурсы для поддержания текущей ситуации в различных регионах;

- в соседних с Турцией регионах основные конкурирующие с ней державы - Россия и США, вовлечены в процесс избирательных и конституционных изменений, параллельно им приходится более активно заниматься экономическими проблемами и вопросами преодоления общественного недовольства;

- сама Турция значительно улучшила свои позиции в других проблемных регионах, особенно на Ближнем Востоке, и теперь может расширить сферы своего влияния. Причем власти Турции называют это «духовной географией» и собираются предпринять все возможное для того, чтобы в этих районах без турецкого участия ни одна проблема не получала своего решения;

- политический кризис, переживаемый в армяно-российских отношениях, и очевидное отсутствие доверия между властями двух стран;

- желание России видеть Азербайджан в составе ЕАЭС;

- практически полное отсутствие Европы на Южном Кавказе;

- ряд иных обстоятельств.

Конечно, все это для Турции - не что иное, как дополнительные аргументы в пользу своего решения о возвращении на Южный Кавказ. А механизмом послужила именно напряженность на границе, свидетелями которой мы с вами стали. Добьются турки успеха на этом историческом этапе, или нет, покажет время.

Но, конечно, для Турции все будет складываться не так-то просто. Так, очередная попытка турецкого проникновения на Южный Кавказ уже натолкнулась на препятствия. Вначале в виде превентивных действий России (российско-турецкие переговоры, военные учения и т. д.), а затем в виде заявлений Армении и угроз задействования определенных механизмов в международных структурах. Это, конечно, отнюдь не означает, что турецкая угроза нейтрализована. Напротив, не исключается и договорный сценарий. В последние годы подобных договоренностей было множество. Кроме того, Турция в состоянии продвигать свои интересы вопреки желаниям и политическим планам той же России или Соединенных Штатов. Дело в том, что Турция частично уже решила проблему своего превращения в более влиятельный фактор на Южном Кавказе, в результате чего в новостной ленте мы ежедневно читаем о том, как высокопоставленные чиновники той или иной страны (в том числе и России) обсуждают со своими турецкими коллегами факт новой напряженности в армяно-азербайджанских отношениях.

Никаких практических шагов для противостояния этому Армения не предприняла. Официальный Ереван даже не сумел добиться от какой-либо страны или международной организации осуждения явно воинственной политики Турции. Министр иностранных дел Армении не предпринял подобной попытки даже когда, например, корреспондент «France 24» дважды задавал ему прямой вопрос о возможной агрессии Турции.

Но самая большая проблема заключается в том, что власти РА в ходе всех этих событий не попытались (или же не сумели) провести нормальных обсуждений ситуации, сложившейся в регионе, с Российской Федерацией - особенно в плане нейтрализации турецкой угрозы. Руководители двух союзных государств не провели ни единой беседы о возможностях обеспечения безопасности Армении, сиречь - ОДКБ и Евразийского экономического союза. Вместо этого диалог с Москвой начала официальная Анкара, в результате чего была достигнута договоренность о сотрудничестве между сторонами для обеспечения стабильности в регионе. Этот факт сам по себе позволяет утверждать, что Турция частично решила проблему своего превращения в более активный фактор в нашем регионе.

Почему и как Армения осталась вне форматов и площадок международного обсуждения повесток дня, касающихся ее собственной судьбы? Ответ на этот вопрос один: абсолютно неверные расчеты революционных властей в сфере внешней политики и ничем не обоснованное высокомерие. Возможно ли в этой ситуации зафиксировать какое-либо позитивное движение? Да. Но это уже во многом зависит от следующих шагов наших партнеров, а также противников, в особенности Азербайджана. К сожалению, в условиях нынешних реалий более реалистичным представляется ожидать ошибок врага, нежели антикризисных программ собственного правительства. Таковых, кстати, пока не замечено, и это тоже большая проблема.

Грант Мелик-Шахназарян


Греко-турецкий оксюморон



24 июля в превращенной в мечеть константинопольской Айя-Софии прошел первый джума-намаз. В этот же день в греческих Салониках в ходе антитурецкой демонстрации, ставшей ответом на превращение Айя-Софии в мечеть, был сожжен турецкий флаг.

После этого турецкий МИД выступил с осуждением властей Греции "за провокационные заявления, которые привели к росту антитурецких настроений и осквернению национального флага Турции".

Пресс-секретарь Министерства иностранных дел Турции Хами Аксой заявил, что Афины вновь продемонстрировали свое враждебное отношения к исламу и Турции. Он также напомнил, что Афины являются единственной европейской столицей, в которой нет ни единой мечети.

«Ни одна страна не в праве учить Турцию в вопросах национального суверенитета. Мечеть Айя-Софья, как и остальное культурное наследие страны, является собственностью Турции и находится под ее защитой», — заявил Аксой.

А теперь вдумайтесь в этот оксюморон. Превратить христианский храм в мечеть, застелить историческую мозаику безвкусными паласами, зашторить христианские образа и вывесить знамена и меч османского завоевания — это, в турецком понимании, вполне нормально. А вот сжечь менструальную тряпку с полумесяцам — это крамола и "враждебное отношение к исламу".

Но если вы думаете, что оксюморон присутствует только с турецкой стороны, то глубоко ошибаетесь. Уже на следующий день, то есть сегодня, министерство иностранных дел Греции выступило с осуждением.... сожжения турецкого национального флага в ходе демонстраций в Салониках.

«Греция решительно осуждает любые действия по оскорблению национального символа любой страны и, в данном случае, Турции», — говорится в заявлении, опубликованном на официальной странице греческого МИД в соцсети Twitter.

Для нас же беда состоит в том, что нынешние власти Армении в вопросе армяно-турецких отношений придерживаются именно подобной страусиной тактики, избранной греческими властями.

© Пандухт


Война и геополитика. Кто вершит судьбу Армении?



Начавшиеся 12 июля на армяно-азербайджанской границе боевые действия вновь подняли на свет целый ряд важных реалий, о которых армянское общество в последнее время, кажется, подзабыло. Речь в первую очередь касается геополитического конфликта в нашем регионе, а также интересов различных держав, активность в проявлении которых длительное время сдерживались процессами, протекавшими в других регионах, в частности, в бассейне Черного моря и на Ближнем Востоке. Это являло собой любопытную реальность, когда по существу боевые действия сугубо локального значения оценивались в контексте не только армяно-азербайджанского конфликта, но и гораздо более масштабного российско-турецкого геополитического соперничества. Причем два упомянутых контекста, без сомнения, имеют множество пластов. Например, членство Азербайджана в ЕАЭС, урегулирование арцахского конфликта и т. д., каждое из которых в отдельности может стать поводом к полномасштабной войне. Возможно, этим обусловлена тонкость ситуации и чрезмерное количество вытекающих из этого рисков.

Давайте пока отложим в сторону сам факт столкновений, имевших место на армяно-азербайджанской границе, а также их итоги. С точки зрения геополитики в данном случае важны не события, произошедшие на границе, а их интерпретация конфликтующими сторонами и странами, преследующими свой интерес в регионе. Первое, что бросается в глаза в этих комментариях, - это тезис, распространяемый азербайджанской стороной, о том, что, дескать, новая занятая высота позволяет Армении установить контроль над их стратегическими коммуникациями - нефте- и газопроводами, а также железной дорогой. Проазербайджанские эксперты в разных странах мира начали кричать о том, что, мол, Армения не оставляет Азербайджану иного выбора, кроме как начать войну, поскольку в противном случае официальный Ереван всегда может угрожать экономической безопасности Азербайджана, имея возможность в любой момент нанести ущерб энергетической инфраструктуре противника. В продолжение этого тезиса много было сказано и о том, что таким образом Армения угрожает энергетической безопасности не только Азербайджана, но и Турции с Европой.

В довольно негативном потоке информации официальный Ереван сумел разглядеть и даже отреагировать на этот пропагандистский тезис противника, настаивая, что и без новой высоты мы могли наблюдать (следовательно, и контролировать) азербайджанскую стратегическую инфраструктуру. И это чистая правда: я и сам имел возможность с различных боевых позиций РА наблюдать, к примеру, нефтепровод Баку-Джейхан. Но, судя по выступлению премьера Пашиняна на совещании в МО РА, официальный Ереван не смог полностью осознать истинную цель подобной пропаганды противника. Поскольку Пашинян говорил о том, что таким образом Азербайджан пытается выставить Армению чисто как страну, представляющую «глобальную угрозу». Тогда как реальная цель вражеского лагеря совершенно иная: создать почву для вмешательства Турции в региональные дела. И эту политику турецко-азербайджанский альянс собирается продолжить. В подобном «восприятии» в военных действиях последних дней Турция является стороной, пострадавшей почти наравне с Азербайджаном. Этим также объясняются крайне агрессивные заявления и действия высших властных чиновников Турции.

Вторая возможная проблема, которую по ходу попытался решить турецко-азербайджанский альянс, - это вывести события, подобные Апрельской войне, на уровень всегда возможных, даже обычных. В этом состоит причина, почему военные действия последних дней, далекие по своим масштабам от Апрельской войны, тем не менее, стали сравнивать с войной, имевшей место четыре года назад. Это уже тактический прием, который впоследствии должен позволить алиевскому режиму с помощью подобных действий пытаться оказывать влияние на военную и даже геополитическую ситуацию в регионе. Все говорит о том, что азербайджанская сторона, в данный момент не будучи уверенной в своей способности решить свои проблемы посредством войны, тем не менее, открывает «окно возможностей», дабы впоследствии, в случае иных военных и геополитических расчетов, она всегда имела в своем арсенале и вариант широкомасштабной войны.

Все расчеты являются геополитическими. И это реальность, которую никогда нельзя забывать. В эти дни руководители стран региона и государств, преследующих на Южном Кавказе свой интерес, активно обсуждают события, происшедшие на армяно-азербайджанской границе, уточняют позиции, пытаются найти союзников и/или сдержать аппетиты противника. Вне этих процессов пребывает лишь премьер-министр РА Никол Пашинян. Со времени факта очередной агрессии против Армении со стороны Азербайджана Пашинян из руководителей других стран общался только с президентом Беларуси Лукашенко, да и то в своей речи для прессы забыв упомянуть факт войны, идущей на границе собственной страны. А ведь с начала агрессии уже прошло почти десять дней.

На что рассчитывает официальный Ереван? Честно говоря, на этот вопрос ответить сложно. К сожалению, руководство страны все видит исключительно в свете армяно-азербайджанского конфликта, не представляет реальных масштабов этого конфликта, поэтому не предпринимает никаких практических шагов, направленных на обеспечение интересов и безопасности нашей страны в возможных геополитических пертурбациях. И это серьезная проблема.

С другой же стороны, очевидно, что отсутствие армянской дипломатии в обсуждении региональных проблем активно используется не только нашим врагом, но и дружественными странами. В эти дни наша судьба решается без нашего участия. И трудно сказать, что произошло бы, если бы, к примеру, эти локальные тавушские бои не были восприняты Россией в контексте политики Турции по проникновению в наш регион. Тогда, возможно, для Армении все сложилось бы намного хуже. Например, сработал бы сценарий членства Азербайджана в ЕАЭС взамен на «разрешение» азербайджанцам атаковать Арцах и достигнуть определенных успехов. Вы полагаете, это неправдоподобный сценарий? Уверяю, что нет. Всё возможно. Особенно сейчас, когда в России глубоко укоренилась уверенность в том, что в последние годы Армения превратилась в плацдарм для антироссийских настроений.

Как видите, имеется множество сценариев, связанных с будущим региона. Причем, время от времени случаются и попытки претворить их в жизнь. События, имевшие место на северо-восточных границах Армении, и реакция на них, как раз и являлись подобной попыткой. Пока неудачной. Но насколько можно полагаться на удачу? Когда же, наконец, официальный Ереван начнет заниматься политикой? А армянский народ?..

Грант Мелик-Шахназарян


Нельзя быть столь невежественными и недальновидными



Ночью я детально изучал настроения, царящие в российских экспертных кругах в отношении Армении и армяно-азербайджанского конфликта. Скажу так: все очень плохо. Многочисленная группа экспертов и пропагандистов откровенно занята антиармянской деятельностью. В основном они финансируются Азербайджаном и Турцией. Практически никому из этих агентов турецко-азербайджанского влияния, за исключением известных шевченкоподобных, никакого противодействия с армянской стороны не оказывается. И если бы не усилия российских экспертов, настроенных проармянски, эта антиармянская массовка действовала бы в российском медиаполе совершенно беспрепятственно.

В свою очередь проармянски настроенные эксперты, относящиеся с большой симпатией к нашему народу и государству, однозначно настроены против властей РА. Нашумевший вчерашний статус Маргариты Симоньян был лишь верхушкой айсберга. Нужно видеть, сколько подобных оценок имеется в самых влиятельных кругах российского экспертного поля. И это демонстрирует реальное отношение властей РФ к Николу Пашиняну и членам его команды.

А что делает премьер-министр РА для выправления ситуации? Ничего. С точностью до наоборот: такое впечатление, что правящая команда занята поисками не сотрудничества, а конфликта с Россией. Иначе как объяснить тот факт, что, к примеру, губернатор Котайка в своих статусах использует выражение «русульманин»? Или что представители властной пропагандистской команды направляют «штурмовой десант» на страницу той же Маргариты Симоньян для написания комментариев, полных оскорблений. Настоящая вакханалия.

Что можно предпринять в сложившейся ситуации? Честно говоря, не знаю. Наверно, дать добрый совет армянским властям найти общий язык с политическими и информационно-аналитическими кругами России. Нельзя быть столь невежественными и недальновидными. Особенно сейчас, когда страна стоит на пороге большой войны.

Грант Мелик-Шахназарян


События в Тавуше сквозь призму геополитики



Отметим для себя представительный военный десант из Турции, находящийся в Баку: министр обороны, военспецы и прочая шушера. Все говорит о том, что ребята Григория Хачатурова своими успехами в Тавуше по-настоящему разворошили осиный улей.

В чем же дело?



Всё станет понятно, стоит только взглянуть на карту региона. При всем уважении к нашим азатамартикам Арцахской войны, все эти зангелан-джебраил-физули — исключительно локальный, а не геостратегический успех. А вот Тавуш выходит за рамки даже региональной политики. Потому что цельный Тавуш — западная, армянская его часть и восточная, переименованная турками в Товуз, — это коммуникации, трубопроводы, поставки сырья, грузов, товаров и т.д. и т.п. Это, если хотите, современный Шелковый путь, нафаршированный интересами и финансами различных игроков. А еще это второй возможный клин (помимо сюникского, о котором после Арцахской войны турки могут забыть) на пути турецкой экспансии на восток.

И последние армянские успехи в этом уголке Армянского нагорья (я имею в виду не только нынешнее взятие под контроль высоты Севкар, дающее огневой контроль практически над всей восточной (оккупированной) частью Тавуша, но и прошлогодние успехи бойцов Хачатурова) теперь уже не на шутку перепугали не только закавтурок, не только их старших анатолийских собратьев, не только израильских производителей летающей смерти, но и англосаксонских кураторов трубопроводов, поднявших истошный вой об армянской агрессии в своих парламентах, евроньюсах и ВВС.

Еще бы! В случае полномасштабных боевых действий и овладения армянами этого узкого участка (шириной всего в 15-20 км) на правобережье Куры в нашем регионе будет создана принципиально иная геополитическая ситуация, что для правящего на Апшероне режима и его кураторов смерти подобно. Армянский контроль над частью региональных коммуникаций полностью снимает угрозу вторжения, диверсий и гибели наших военнослужащих и гражданских лиц, а в дальнейшем — и угрозу большой войны в регионе, заставив турок под нажимом геополитических акторов отказаться от своих провокаций и решать все вопросы миром. Ну, а мир откроет многочисленные экономические перспективы и послужит делу выживаемости и процветания армянского народа, включая его законный пай с транзита каспийского углеводородного сырья, что, учитывая немалый исторический вклад армян в данную инфраструктуру, будет служить своего рода репарациями за прошлые потери.

Так что то, что делает в Тавуше генерал Хачатуров, это и есть настоящая живая геополитика, которую сегодня способны оценить, увы, лишь единицы.

© Пандухт


Турки желают видеть госминистром Ирака своего соплеменника



Лидер Республиканской народной партии Турции Кемаль Кылычдароглу направил письмо премьер-министру Ирака Мустафе аль-Казыми с призывом сделать министром одного из иракских тюрок — этнического туркмена (туркомана).

В своем письме глава РНП призвал: «Мы хотели бы видеть одного из депутатов от Туркменского фронта в качестве государственного министра». Заявив, что в Турции внимательно следят за развитием событий в Ираке и положением туркмен, Кылычдароглу поздравил премьер-министра Ирака с созданием нового правительства, отметив, что Турция верит, что новое правительство будет служить коренным интересам дружбы народов Ирака.

«Турция и Ирак имеют долгую и глубокую историю и, как две соседних  страны, имеют общую культуру. Мы с радостью отметили, что иракский парламент уполномочил назначить государственного министра из числа туркмен. Мы считаем, что это решение станет замечательным шагом для туркменского народа, который внесет свой вклад в формирование будущего Ирака. Мы твердо верим, что вклад туркмен является незаменимым, особенно перед лицом пандемии и вытекающих из этого экономических и политических событий».

Напомним, что в иракский парламент было избрано 3 депутата от Иракского туркменского фронта, а еще 5 депутатов-тюрок были избраны от других политических партий. 8 законодателей-туркоманов уже отметились заявлением о том, что будут действовать сообща, даже если их партии будут проводить разную политику.

© Пандухт