Category: литература

Защита истории в турецком исполнении



Турецкое издание Hürriyet Daily News подготовило материал о восстановленной армянской церкви в Кесарии Каппадокийской (тур. Кайсери).

Старинная армянская церковь Сурб Аствацацин (Святой Богородицы) в этом городе, расположенном в центральной Анатолии, по завершении реставрационных работ была преобразована городскими властями в библиотеку.

Открытие церкви в виде библиотеки состоялось 15 января с. г. Директор муниципальных библиотек Кайсери Эркан Кюп рассказал изданию, что в новооткрытом учреждении насчитывается около 50 тыс. книг, 25 тысяч из которых приходится на обычные издания, 22 тыс. составляют книги  в цифровом виде, а еще 3 тыс. — аудиокниги.

«Превращение церкви в библиотеку — это первый случай для Турции, — с гордстью заявил турецкий чиновник. — Это показывает, что мы защищаем историю. Это место стало образовательным центром и было спасено от разрушения».

Место, где располагается церковь Сурб Аствацацин до начала века было известно как район Эмир Султан. Сегодня данный район располагается в центральной части города и носит название Кичикапы и Джумхуриет.

По информации издания, точная дата строительства храма неизвестна, но утверждается, что церковь была построена в 1800-ых годах усилиями Хаджи Карапета Зардаряна.

Церковь функционировала до Геноцида армян (в версии издания — до Первой мировой войны), а затем служила в качестве депо, муниципалитета и полицейского участка. В 1961 году здание было передано в ведение Министерства по делам молодежи и спорта.

Данное министерство некоторое время использовало церковь в качестве спортивного центра, а затем храм стоял заброшенным до 2012 года, когда вновь был передан муниципалитету Кайсери. Площадь храма вместе с тремя нефами и базиликой составляет 915 квадратных метров. В северо-восточной части здания имелся баптистерий.

Издание утверждает, что в  рамках проекта библиотеки первоначальная структура здания не изменится, а все неоригинальные и дополнительные надстройки и элементы с нее были удалены.

Разумеется, для храма предпочтительнее сохраниться, пусть и потеряв культовое значение, чем оставаться заброшенным, постепенно превращаясь в руины, а затем исчезнуть навсегда, как произошло с тысячами армянских храмов в потерявшей свое коренное население Западной Армении. Однако за торжеством турецкой толерантности и «защитой истории» обращает на себя внимание такое обстоятельство. Понятно, что ждать употребления термина «Геноцид армян» от СМИ в современной Турции было бы наивно. Однако трудно не заметить, что рассказывая о спасении и начале второй жизни армянского храма турецкое издание ни разу в тексте не употребило собственно слова «армянский». Как, впрочем, нет ни единого упоминания об армянском происхождении храма ни на его фасаде, ни в интерьерах библиотеки.

Вот такая защита истории в турецком исполнении.

© Пандухт


О планах Аналитического центра «Восканапат» на 2020 год




Дорогие друзья!

Рабочий год начался, поэтому я хотел бы немного поговорить о своих планах на этот год. Не столько, чтобы проинформировать вас, сколько чтобы мобилизоваться самому. Но я уверен, что многим из вас это будет интересно, поскольку мы вместе хорошо отработали прошлый год и, думаю, даже добились некоторых успехов.

Вначале об аналитическом центре «Восканапат». В конце 2018 года я писал, что 2019 год как раз и будет посвящен модернизации данного центра и становлению его на еще более прочные основы. Должен сказать, что с этой точки зрения я в определенном смысле удовлетворен результатами прошлого года. В самом начале 2019 года аналитический центр «Восканапат» организовал обсуждение, посвященное 29-летней годовщине погромов бакинских армян, основными докладчиками которого были наши лучшие специалисты в этом вопросе - Лариса Алавердян и Марина Григорян. За этим последовал ряд панельных дискуссий, в работе которых приняли участие Мигран Акопян, Армен Минасян, Давид Шахназарян, Теван Погосян, Айк Халатян, Армен Ашотян, Рубен Маргарян, Вардан Восканян, Анжела Элибегова, Джони Меликян, Карен Бекарян, Грант Микаелян, Сурен Саргсян, Армен Аветисян, Киро Маноян, Арцвик Минасян и другие.

Для заинтересованных людей ниже я также размещаю ссылки на данные обсуждения:

Армения-Россия: в поисках новых перспектив
 — https://youtu.be/hxkHGaFnfCY



Грузия-Армения: как реагировать на российско-грузинскую напряженность? — 
https://youtu.be/4eaTQkm1bx0



Изменяющийся Ближний Восток и безопасностная среда Армении — 
https://youtu.be/q2jrub6c13U



Переговорный процесс и внешнеполитическая среда Армении — https://youtu.be/qmlGZT-65e4


Внутриполитическая ситуация в Армении: перспективы развития — 
https://youtu.be/tNYoa8iXk2w

Кроме того, Аналитический центр «Восканапат» подготовил доклады, касающиеся развитий в регионе и Армении, которые также были опубликованы на сайте нашего центра - Voskanapat.info - и на страницах ведущих СМИ страны. Ниже представляю ссылки на два последних доклада:

Грузия-Армения: как реагировать на российско-грузинскую напряженность?




Армения-ОДКБ: упущенные возможности и стратегическая повестка дня



Эксперты нашего центра — Пандухт, Александр Микаелян, Давид Матевосян, Овсеп Бабаян, я и другие авторы, сотрудничающие с нами, в 2019 году выступили с десятками статей, комментариев, интервью и других выступлений как в Армении, так и в ходе дискуссий и конференций, проведенных в других странах.

Мы также начали осуществлять видеопроекты, один из которых – мой авторский цикл передач «Прямая речь», многие из вас, я уверен, уже видели. А вскоре мы представим вашему вниманию первый фильм из авторского цикла картин, созданных экспертами нашего центра Давидом Матевосяном и Овсепом Бабаяном, посвященных восприятию власти в нашем обществе.

В 2020 году все эти работы будут продолжены. В этом году мы будем уделять больше внимания работам по подготовке аналитических докладов. Также выйдет в свет аналитический ежемесячник Центра «Восканапат».

С той же большой энергией мы включимся в работу по развитию новостного сайта Times.am и расширению влияния ресурса. Оставаясь верными нашему лозунгу «Чистая новостная лента, сознательный читатель», мы продолжим информировать наших читателей о самых важных событиях страны и региона. Благодаря нашему сотрудничеству с другими профильными СМИ, читатели Times.am и впредь будут иметь возможность в онлайн-режиме следить за всеми событиями, происходящими в нашей стране.

У меня также имеются серьезные планы на мой самый любимый проект — Matyan.am. К своей радости, могу с уверенностью сказать, что сайт уже превратился в богатую сокровищницу наших духовных ценностей, литературы, культуры. Я уверен, многие из вас провели бессонные ночи на страницах Matyan.am. Даст Бог, в этом году будем реализовывать новые проекты, публиковать книги и постараемся наладить тесное сотрудничество с людьми и учреждениями, занимающимися исследованиями нашей истории и культуры.

Одним словом, мои цели четкие, а настроение - боевое. И, значит, все будет хорошо.

Пользуясь случаем, я хотел бы выразить благодарность всем тем людям, которые в прошедшем году поддерживали меня во всех этих начинаниях и продолжают помогать и в нынешнем году. Многие из них предпочитают сохранять свою благотворительность в тайне, поэтому отдельно по именам я их указывать не буду. Но хочу сказать всем от всего сердца: спасибо! Вы - чудо, вы - настоящие. Пусть Бог хранит всех нас.

Грант Мелик-Шахназарян


Потерянное или обретенное время моей жизни. Часть 3

f5a46056ccff5e_5a46056ccff9c.thumb_-588x329.jpg

Часть 1, Часть 2

Честно говоря, от взятой на себя работы у меня голова шла кругом. Уже 15 лет занимаясь одним лишь своим любимым делом, я невольно увяз в другом деле, без конца пожиравшем все время, которое я посвятил бы своей настоящей работе. Я уже даже стал серьезно задумываться о том, чтобы остановиться и положить конец этой своей новоиспеченной страсти. Ведь, в конце концов, у меня даже не было собственной квартиры! И каким бы стало мое положение, если бы однажды мой арендодатель по какой-либо причине предложил бы мне освободить квартиру? Переезд в какую-либо новую квартиру уже стал для меня непростой задачей, поскольку, помимо обычных бытовых вещей, я всякий раз был вынужден с особой бережностью перевозить и свои разнообразные объемистые архивы и свою библиотеку профессиональной литературы, уже тогда составлявшую более 2000 томов. Так что на этом фоне взятое на себя дело иногда просто казалось мне бессмыслицей, особенно когда я представлял, что однажды, в очередной раз меняя квартиру, мне пришлось бы перевозить и тонны накопленных собраний прессы.

Однако, к моему несчастью, два новых происшествия, случившихся в конце 1992 года, еще больше усложнили мою жизнь. Во-первых, одна из заведующих читальным залом Матенадарана, госпожа Рузан, однажды сказала, что Матенадаран из-за материальных проблем получает всего 4 наименования периодики. Это газеты «Айастани Анрапетутюн», «Айк», «Азг» и, если память мне не изменяет, «Еркир». А еще она между делом добавила, что редакторы и издатели газет сами должны понимать, что для того, чтобы остаться в истории, хотя бы по одному экземпляру печатного издания следовало бы передавать Матенадарану (к слову сказать, как раз в то время выходило в свет, как минимум, 15 наименований периодики).

Уже много лет я именно в читальном зале Матенадарана изучал периодические издания (особенно досоветских лет) и, по крайней мере, осознавал, насколько это важное дело - передать будущим поколениям на должном уровне собрания периодики.

К вышеупомянутому прибавился и второй случай. Я подумал, что мои собрания старой прессы или хотя бы ту их часть, номеров которых не было в Национальной библиотеке, модно было бы передать им. С этой мыслью я как-то решил посетить тогдашнего директора библиотеки - Рафаэля Ишханяна. Ишханян выслушал мое предложение и вскользь заметил, что в библиотеке все они есть (речь, в частности, была об еженедельнике «Айастан», публиковавшемся в Константинополе). На этот ответ я задал свой следующий вопрос: «А, может быть, в библиотечных собраниях есть отсутствующие номера. Хотя бы в этом я готов быть полезным». На мой последний вопрос Ишханян пригласил себе одну из хранительниц библиотечного фонда и поручил ей выяснить, имеются ли в библиотеке недостающие номера еженедельника «Айастан» за 1849–1851 гг.? Мне же велел немного подождать для получения ответа. Через 15 минут женщина явилась и сказала: «Господин Ишханян, указанных годов еженедельника в библиотеке вообще нет». Ответ, кажется, удивил Ишханяна и, повернувшись в мою сторону, совершенно без всяких признаков воодушевления, но как бы между прочим, он сказал: «Ну, хорошо, тогда неси их все».

Я вышел из библиотеки несказано обеспокоенным: ну, как можно не иметь и до сих пор не знать, что у них нет этой газеты? Ведь это был один из старейших образцов армянской периодической печати, в годы издания которого на всем Кавказе (Тифлис, Баку, Ереван, Шуши и т. д.) никакая другая периодика на армянском языке еще не выходила.

Меня в буквальном смысле этого слова охватило смятение. И вот в этой ситуации в конце 1992 года я принял следующее решение: с начала 1993 года приступить к сбору ежедневных изданий, а до этого полностью отказаться от мысли о передаче своего собрания в какое-либо учреждение (втайне лелея мечту о том, что когда-нибудь я смогу основать частную библиотеку армянской периодической печати).


Самвел Карапетян, историк, глава ереванского офиса Фонда изучения армянской архитектуры (RAA)

Перевод с армянского — © Пандухт

Окончание следует...


Себастийский скорбный вестник и его «История...»



Одной из наиболее скрупулезных и мрачно впечатляющих книг о Геноциде армян является 604-страничный труд «Եղեռնապատում» — «История уничтожения Малой Армении и ее великой столицы Себастии», впервые увидевший свет в 1924 году в бостонском армянском издательстве «Айреник» и переизданный в 2006 году в Антилиасе. К 100-летию Геноцида книга вышла в Ереване в русском переводе, осуществленном доктором филологических наук Кнарик Тер-Давтян под редакцией академика Сена Аревшатяна. К великому сожалению, тираж русского издания составил всего 400 экземпляров, что автоматически сделало эту книгу библиографической редкостью. А жаль…

Почему я говорю об этой книге как об одном из наиболее скрупулезных и впечатляющих исследований по тематике Геноцида? Да потому что ее автор — армянский лингвист, этнограф, филолог и преподаватель Карапет Габикян (1861— 1925), сам оказался в числе участников депортационных караванов, или «маршей смерти», по дороге изгнания потерял всех своих родных, включая шестилетнюю дочь, долгое время провел в ссылке, в том числе в Сирийской пустыне, где скрупулезно собирал свидетельства очевидцев, жертв Геноцида, а также самих палачей. Добавив к этим свидетельствам свои собственные честные и беспристрастные и, потому, вдвойне страшные дневниковые заметки и воспоминания, он изложил все это в своем «Егернапатуме» под псевдонимом Гужкан Себастио, что в переводе на русский означает «Себастийский скорбный вестник».

Книга Габикяна — совершенно потрясающее, ценное своей многосторонностью исследование трагической страницы истории нашего народа и всего человечества. Ее строки полны боли, а страницы буквально залиты кровью. И чтение порою представляет собой настоящую пытку для читателя.

Я позволил себе перевести из книги лишь небольшой фрагмент развернутого рассказа одного из палачей армян — некоего курда по имени Мамо, похваляющегося содеянным. А содеять он и его подельники-башибузуки успели немало. Кстати, глава с рассказом данного курдского головореза начинается с ночного похищения турецкими жандармами и курдскими разбойниками молодого американского доктора, его жены и двоих малолетних детей. Хорошо бы было, чтобы кто-нибудь перевел рассказ о том, что сотворили изверги с этими американцами, на английский язык, и отправил почитать тому же советнику Болтону, экс-послу Миллсу и прочим западным «миротворцам» за армянский счет, дабы они могли себе хотя бы примерно представить, через какие страдания пришлось пройти армянам как в Турции, так и в Азербайджане, «возвращение» в который они так усиленно пытаются навязать арцахским армянам.

Но если конкретная американская семья сгинула в мучениях от рук варваров, то можно только представить, через какие адовы муки пришлось пройти коренному населению Западной Армении. В книге документально описаны такие ужасы, перед которыми меркнут зверства нацистских концлагерей.

Это и сиротские дома — «чоджуклар бахчеси», фактически являвшиеся конвейерами смерти для армянских детей, и «нагие караваны», в которых женщин, раздетых догола, заставляли шагать по нескольку дней под палящим солнцем и не давали пить, и обезумевшие матери, убивавшие собственных детей, чтобы избавить их от нечеловеческих страданий, и другие матери, умиравшие от голода в Сирийской пустыне, которым палачи совали в лицо поджаренное мясо их собственных детей…

Кроме того, Габикян обстоятельно описывает одну из важнейших для турок целей Геноцида, подтверждающую организованный заранее и четко спланированный характер Великого злодеяния — завладение имуществом и богатством армян. Он подробно рассказывает об изъятии банковских вкладов, грабежах и захватах личного имущества, экспроприации ремесленных, торговых и иных объектов, жилых домов, духовных, учебных, медицинских и прочих учреждений, принадлежавших армянам, многократных ограблениях караванов смерти и поборах с выживших даже в Сирийской пустыне. Фактически, фундамент современной Турции зиждется на армянском богатстве, щедро разбавленном армянской же кровью.

Прежде чем перейти непосредственно к переведенному мною фрагменту текста, хотел бы сказать еще об одном аспекте Геноцида, о котором сегодня практически не говорится. В книге Гужкана Себастио есть масса свидетельств того, что в массовых убийствах армян, садистских издевательствах над безоружными людьми, изнасилованиях, разбоях, грабежах, присвоении имущества принимали участие не только турки, но, наравне с ними, все остальные без исключения мусульманские народы и народности, населявшие тогдашнюю Османскую империю — курды, татары, черкесы, чеченцы, арабы, лазы, албанцы и проч. «В границах проклятой Турции не нашлось ни одной прослойки, исповедующей ислам, которая осталась бы в стороне от Великого Злодеяния, не приняла бы участия в грабежах, не обагрила бы своих рук кровью армян, не уводила бы юных армянских девушек и юношей», — пишет автор. Об этом тоже нельзя забывать.

И последнее. Не рекомендую читать дальше беременным женщинам, несовершеннолетним, людям со слабыми нервами и лицам впечатлительным.

© Пандухт




Рассказанное курдом Мамо


Я убил очень много гявуров — не пересчитать, как волос на моей голове. Я принес много жертв нашему Пророку: топор и нож для разделки мяса из нашего дома тому свидетели. Столько голов я разбил своими ногами, что несть числа. Рту моему тоже пришлось изрядно потрудиться, особенно по части женщин. К примеру, одной женщине, которая сопротивлялась, и все мои усилия овладеть ею были тщетны, желая непременно подчинить ее себе, я впился ртом в грудь и с такой силой сжал зубы, что большой кусок ее плоти остался у меня во рту. Это показалось мне столь сладостным, что я принялся пережевывать это сырое мясо, а затем проглотил. Чтобы остановить кровь, я насыпал ладонью золу на кровоточащее место и продолжил свое дело. С того дня я приобрел привычку, закончив свое дело с женщинами, в конце откусывать и проглатывать их груди.

Девочкам, начиная с семи лет, было не спастись от моих рук. А тем, которые были младше семи лет и красивые, я всаживал нож прямо в это место — в женский орган — поглубже, вырезал кусок и выбрасывал в сторону.

Я немного знаю армянский язык. Когда мы терзали гявуров, они кричали, призывали, кто Святого Христа, кто Богородицу. Я желал бы, чтобы явился Христос, чтобы разбить голову и ему. А Богородицу подвергнуть тому же, чему подвергались армянские женщины и девушки.

Нам было приказано вырезать соседнее армянонаселенное село в окрестностях Муша. С рассветом мы направились в село. В нем было больше 150 домов гявуров. Когда мы достигли села и осадили его, то знатных гявуров созвали в церковь. Мы созвали в церковь и самую именитую молодежь из знатных семей села.

Это был приказ нашего аги Алуша. Алуш-ага, взяв из нас десять человек, поднялся к алтарю. Юношей мы потащили с собою. Алуш, схватив топор, двумя ударами крест-накрест разбил одну голову, потом вторую, третью, четвертую... Очередь была за священниками. Мы сожгли их всех в церкви заживо. Спустя два часа мы приступили к изгнанию гявуров. Мы достигли берега реки. Там, прежде всего, мужчин перебили ударами меча, а в конце сбросили в реку. Река стала полностью красной от крови. Из женщин и детей мы выбрали самых красивых, чтобы забрать с собой, а остальных сбросили в воду.

Сын моего дяди по отцу, Кёр Асо заказал мне, чтобы я привел к нему четверых-пятерых гявуров, а также парочку их женщин. Я отвел к Асо семерых гявуров. Асо не знал, как резать гявуров, потому что был слепым. Я вложил нож Асо в руки и бросил перед ним гявуров одного за другим. Асо принялся резать гявуров: одному вырезал глаза, другому тыкал в грудь, третьему — в рот до тех пор, пока нож не уперся в кость. Асо был удивлен, насколько гявуры оказались костлявыми.

У меня имелся один враг среди гявуров. Когда у меня появился такой повод, я схватил его и забил до смерти. Потом я собственными руками перерезал и его семью, после чего привязал к крупу своей лошади (это была лошадь гявура, которой я завладел) и протащил по горам и ущельям…

Гужкан Себастио

Перевод с западноармянского — © Пандухт


"Սլիկ Երէց" Бенсе



Я не раз рассказывал, что мои предки по отцовской линии — из Западной Армении, с западного берега Вана.

В дедовском доме у нас хранилось множество старинных книг на западноармянском языке. В детстве одной из моих любимых книг была книга "Гавар Буланых или hАрк" известного западноармянского этнографа и собирателя устного народного творчества Бенсе, изданная в 1901 году. В ней среди множества народных сказок, басен, сатирических рассказов и притч мне особенно нравилась притча "Поп Слик" (Սլիկ Երէց), написанная на местном барбаре таким живым языком, что просто не оторваться. Поп с попадьей, детьми и всем имуществом идет в рай, а различные христианские святые ему всячески в этом препятствуют.

Вот так, например, Слик обращается к Иисусу: "Հա՜յ աստված, զքու տուն լե ավիրե. օր դու շատ աղեկ մարդըմ էղնեիր, զքըզի չըն բռնի, չըն չարչըրի".

В итоге Слика так и не пускают в рай, и он разочарованно говорит жене: "Դարձի, կնի՛կ, դարձի էրթանք. աստված քարուքանդ ու բրիշակ էնե հըմալ դրախտ, օր իդա խաթեր դավաճի չընի մարդու".

К сожалению, после смерти бабушки большинство старинных книг прибрали к рукам ушлые ереванские родственники, позарившиеся не столько на их литературную ценность, сколько на количество драмов, которые за них дадут в "Букинисте". Ну, да Б-г им судья.

Мне достались лишь те издания, которые для них показались малозначимыми или были подпорчены безжалостным временем. Я все их перебрал, кое-где уничтожил жучка, отдал в переплетную мастерскую. В общем, восстановил, как мог. Они теперь достанутся моим детям. Именно читать, а не считать деньги.

В общем, к чему я это. Случайно наткнулся в сети на русский перевод притчи "Սլիկ Երէց". Хороший перевод, кстати. Есть в нем, конечно, и недочеты. Например, голос поднимают за кого-то. А в данном случае надо было употребить выражение "повысить голос". Но, если учесть, с какого сложного текста на одном из багешских барбаров делался перевод, результат отличный. Правда, в сети он представлен в виде армянской сказки. Конечно, это не так. У этой притчи глубинный смысл противостояния армян лжи и интригам Христианства и еврейских святых. Не даром в диалоге Слик упоминает Святого Карапета. Да и само имя Слик идет от народного противопоставления доброго и злого в человеке: "Նալլաթ Սլիկին էլ, Պլիկին էլ". А это, в свою очередь, уходит корнями в павликианское движение. Но если уж это считают сказкой, могу сказать, что таких крутых сказок нет ни у одного народа в мире. Это, конечно, не оригинал Бенсе. Тем не менее, наслаждайтесь:

http://skazki-narodov.ru/443-pop-slik-idet-v-rajj.html

Я же поставлю сюда фотографию Бенсе из книги, чтобы не затерялась.

© Пандухт



Армянские «соросята» на книжной выставке в Москве



5 сентября в 75-м павильоне ВДНХ в Москве открылась 31-ая международная книжная выставка-ярмарка, на которой в этом году представлены более 100 тыс. книг всех жанров и направлений от 300 издательств 25 стран мира.

В этом году главной темой выставки объявлена детская литература.

Но Армении в настоящее время не до детской литературы. Главное, чтобы среди прочих «Туркмен-наме» и мемуаров Гейдара Алиева не затерялся и наш бархатный «Майн кампфик». Речь о книженции под названием «Армянская бархатная революция», вышедшей из-под пера руководителя НПО «Центр глобализации и регионального сотрудничества» Степана Григоряна.

Книга была издана в Ереване издательством «Эдит Принт» в роскошном переплете и снабжена красочными фотографиями. 17 августа книга была представлена в армянском и русском вариантах, выход в свет ее английского варианта запланирован в ближайшее время. А спустя несколько дней она уже оказалась на выставке в Москве.

Степан Григорян, бывший депутат армянского парламента времен Левона Тер-Петросяна — персона в армянском медийном поле скандально известная. В особенности благодаря своей нарочито антироссийской деятельности и нападкам и клеветой в адрес Армянской армии. Буквально на днях против него подан судебный иск за распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство Генерального секретаря ОДКБ Юрия Хачатурова.

За последние годы руководимый Григоряном Центр глобализации и регионального сотрудничества получил в общей сложности $148 530 от фондов «Открытое общество» (Open Society Foundations) (Фонд Сороса в Армении), а сам Григорян в нашей стране упоминается в числе наиболее активных «грантососов».

Любопытно, что Григоряну до 2030 года запрещен въезд в Россию за «участие в деятельности иностранной или международной неправительственной организации, в отношении которой принято решение о признании нежелательной на территории Российской Федерации ее деятельности». В связи с этим 30 августа 2016 года при въезде в РФ в московском аэропорту «Шереметьево» он был задержан российскими пограничниками и депортирован обратно в Армению.

Деятельность НПО Фонд Открытое общество Генеральной прокуратурой РФ признана нежелательной на территории Российской Федерации с ноября 2015 года. Признание нежелательной деятельности организации означает запрет на ее деятельность на территории России. Такая организация не может проводить финансовые операции и создавать структурные подразделения. Нежелательным организациям также запрещается проводить публичные мероприятия и распространять свои материалы (!), в том числе через СМИ и печатные издания.

Как видим, «соросята», отпраздновавшие победу в Армении (надеюсь, временную) и других постсоветских (и не только) странах, бросают свои жадные взоры на Россию. И запрещенные в России издания запрещенного там же фонда, представляющие собой подробную инструкцию по организации и проведению государственного переворота, исправно поступают на российские прилавки — окольными путями, замаскированные и затасованные в ассортименте книжной выставки.

Думаю, российские коллеги обязательно обратят внимание на эти хитрые ходы армянских грантососов.


© Пандухт


В Константинополе открылся музей Ара Гюлера



В выставочном центре "Бомонтиада" в христианском районе Шишли в Константинополе открылся Музей Ара Гюлера.

Музей был открыт в сотрудничестве с группой Doğuş как первый музей фотографии в Турции. Целью создания музея является передача искусства, творчества, личности и жизненных вех Гюлера следующим поколениям.

Во время церемонии открытия также отмечалось 90-летие выдающегося фотографа современности. В качестве подарка на день рождения Гюлеру была подарена книга, изданная музеем.

Выступая на церемонии, Ара Гюлер рассказал, что для создания собственного архива потребовалось много лет и преодоление множества трудностей.

В музее представлены произведения и негативы художника, а также его личные вещи, камеры, открытки и коллекции. Кроме того, в музее располагается исследовательский центр Ара Гюлера (AGAVAM). Вход в музей и исследовательский центр свободный.

Родившийся в 1928 году в армянской семье, Ара Гюлер является самым известным фотографом Турции. Создав множество черно-белых фотографий Константинополя, он задокументировал постоянно меняющееся лицо своего города, за что получил прозвище "Глаз Стамбула".

В настоящее время в музее проходит выставка под названием «Человек, который насвистывает», на которой представлены фотографии, видеоролики, картины, вещи и книги из архива Гюлера.


© Пандухт


Армянская церковь в Кесарии станет библиотекой



Главный армянский храм Кесарии Каппадокийской (ныне тур. Кайсери) — церковь Сурб Мариам Аствацацин, станет муниципальной библиотекой.

Муниципалитет Кесарии инициировал реставрационные работы в церкви, располагающейся в городском районе Меликгази. В течение многих лет, начиная с конца османской эпохи, многострадальный храм использовался в качестве муниципального полицейского участка, а затем спортзала.

В ходе предвартельных работ из-под слоя штукатурки показались великолепные церковные росписи, украшения, фрески и надписи на армянском языке.

Согласно планам муниципалитета, озвученным его главой Мустафой Челиком, ремонтные работы должны завершиться до конца года, после чего библиотека, оснащенная цифровыми технологиями, станет работать в круглосуточном режиме.

© Пандухт












Пушкин о турках




Как известно, у закавказских турок в большом почете творчество великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина. Разумеется, не все творчество целиком. И даже не его часть. А лишь одна-единственная фраза из поэмы «Тазит», которую гениальный поэт вложил в уста отрицательного персонажа произведения — разбойника и убийцы Гасуба. Все остальное творческое наследие поэта новоделанных «азербайджанцев» волнует мало.

Эта фраза настолько полюбилась потомкам конгломерата огузских кочевых племен, что с началом Арцахского движения они исписали ею все заборы в «интернациональном» Баку и других городах и весях «широко шагающей» республики. Можете себе представить: во всем мире надписи на заборах имеют примерно схожее фривольное содержание, и только закавтурки вложили в свою заборную писанину столь высокоинтеллектуальные мотивы.

«Армяне читают Пушкина, а закавказские турки цитируют Гасуба», — так однажды коротко и точно охарактеризовал светлой памяти Левон Грантович Мелик-Шахназарян эту нечеловеческую «любовь» закавказских турок к одной-единственной фразе поэта.

Вероятно, на Каспии будут поражены, но гениальный поэт, помимо нежно любимой и лелеемой ими строки, написал и множество других прекрасных строк и даже целых произведений. Еще больше их удивит тот факт, что в его произведениях можно найти упоминания и… о турках. Причем, вложенные не в уста отрицательного персонажа — разбойника и убийцы Гасуба, а свои собственные, очень точные наблюдения за их племенем.

Часть этих наблюдений содержится, например, в «Путешествии в Арзрум» — великолепном этнографическом труде, раскрывающем быт и нравы многих народов Малой Азии и Кавказа. В том числе и нравы турок.

«Турки, заметив его, тотчас исчезли, оставя на горе голый труп казака, обезглавленный и обрубленный. Турки отсеченные головы отсылают в Константинополь, а кисти рук, обмакнув в крови, отпечатлевают на своих знаменах».

«Это был мужчина с женской грудью, зачаточными половыми железами и органом маленьким и детским. Сия болезнь, по свидетельству путешественников, встречается часто у кочующих татар и у турков».

«Смотрите, каковы турки... никогда нельзя им доверяться» и т. д. и т. п.

Вообще, если погрузиться в творчество Пушкина несколько глубже одной фразы, то выяснится, что так горячо любимый обеими породами турок поэт понавтыкал целую кучу ножей в их доверчиво открытую спину. Мало того, что любимую ими фразу вложил в уста злодея и разбойника Гасуба, а не какого-нибудь прекрасного ликом азербайджанского батыра, так еще и о соотечественниках Гасуба высказался вполне определенно:

«Они редко нападают в равном числе на казаков, никогда на пехоту и бегут, завидя пушку. Зато никогда не пропустят случая напасть на слабый отряд или на беззащитного. Здешняя сторона полна молвой о их злодействах. Почти нет никакого способа их усмирить, пока их не обезоружат. У них убийство — простое телодвижение. Пленников они сохраняют в надежде на выкуп, но обходятся с ними с ужасным бесчеловечием, заставляют работать сверх сил, кормят сырым тестом, бьют, когда вздумается. Что делать с таковым народом?»

Более того, можете себе представить, русский поэт в своих произведениях рассказывает... об Армении и (какой конфуз!), похоже, никогда слыхом не слыхивал ни о каких азербайджанских ханствах!

«Я стал подыматься на Безобдал, гору, отделяющую Грузию от древней Армении. Я взглянул еще раз на опаленную Грузию и стал спускаться по отлогому склонению горы к свежим равнинам Армении».

Боже мой, а как же эпическая версия о том, что армян в данном регионе не было, и здесь проживали исключительно «азербайджанцы» — камнетесы, земледельцы, будущие первые демократы Востока?! Судя по всему, зловещее мировое армянство успело плотно поработать с великим русским поэтом. И в данном контексте бакинскому «высокоинтеллектуальному» погромному стаду впору менять любимую им пушкинскую фразу на другую — строку поэта о себе, сказанную в письме другу и коллеге по поэтическому цеху, Петру Вяземскому: «Ай да Пушкин, ай да сукин сын…»


© Пандухт


Саят-Нова в прицеле закавтурецких фальсификаторов



Незваным гостям в виде тюркских кочевых племен, повсеместно нещадно гонимым автохтонными народами, однажды улыбнулась удача, когда созданное турецким экспансионизмом гособразование в восточном Закавказье, вместо того чтобы логично кануть в лету под разящими ударами армянских войск, нежданно-негаданно было реанимировано российским большевизмом.

Получив в подарок «свою» республику с украденным у Ирана названием, а, позднее, и новое для себя наименование «азербайджанцы», подвергая репрессиям армян и принудительно записывая в свой этнос-новодел представителей коренных мусульманских народов региона, закавказские турки, тем не менее, счастья не испытали. Поскольку, помимо серьезных проблем с самоиндентификацией, столкнулись с колоссальными проблемами психологического свойства. Посудите сами. Вроде бы есть «своя» республика и новое самоназвание, подогнанное под ее название. Однако откуда взять для нее историю, исторических личностей, культуру, традиции? А на фоне богатейшей истории и культуры других народов региона, особенно двух христианских — армян и грузин, вопиющая ущербность закавказских турок выглядит еще более вызывающе.

Вот тогда и началась всем известная эпопея с созданием для бывшего кочевого племенного конгломерата своей «истории» и «культуры», для чего в Азербайджанскую ССР были в срочном порядке откомандированы разнопрофильные советские ученые различного калибра и степени отсутствия совести. Но, как вы понимаете, выдумывать исторические события, исторических персонажей и культурные явления «с нуля» даже советским нациестроителям было не с руки. Поэтому они пошли по единственно возможному пути — пути присвоения новорожденным «азербайджанцам» исторических и культурных деятелей других народов. Наиболее пострадали от подобной деятельности иранцы, которые, не будучи в составе СССР, не могли противостоять столь наглому культурно-историческому разбою. Десятки деятелей иранской государственности, политики, науки, культуры и прочих сфер были в одночасье объявлены «азербайджанцами». Впрочем, от фальсификаторов досталось всем — и арабам, и талышам, и лезгинам. И даже, как это не покажется удивительным, армянам-христианам, дистанцированным от закавтурок различием в вероисповедании.

Но даже это различие уже не могло остановить азартных стервятников. Целая плеяда выдающихся деятелей средневековой восточной Армении, особенно уроженцев Арцаха, Гардманка, Сюника и Агванка, была объявлена «кавказскими албанцами», а стало быть, «азербайджанцами». Притом что действительными потомками кавказских албанцев являются вовсе не закавтурки, а лезгины, удины и другие коренные народы региона.

Политика наглого присвоения чужого культурно-исторического наследия особенно усилилась после развала СССР и незаконного провозглашения Азербайджаном своей независимости.

Перечислять всех деятелей коренных народов региона, к которым бессовестно тянутся жадные лапы бакинских исторических мародеров, не входит в задачи данной статьи. Но, в качестве примера, поговорим об одном из наиболее вопиющих случаев попытки такого присвоения.

Речь о великом армянском поэте, ашуге, непревзойденном мастере лирической поэзии Арутине Саядяне, известном миру под именем Саят-Нова, чью 305-летнюю годовщину мы будем отмечать 14 июня. «Трехъязычный златоуст», как называл его выдающийся армянский поэт Ованес Шираз, действительно писал на трех языках — армянском, грузинском и тюркском, что, по идее, должно бы восприниматься нашими восточными соседями с благодарностью. Ан нет!

В память о Саят-Нове в Тбилиси — городе, в котором жил и творил великий поэт, ежегодно проводится ставший доброй традицией Праздник Роз — Вардатон. Начало данной традиции было заложено еще в 1914 году Ованесом Туманяном и Геворком Башинджагяном. В этот день почитатели творчества Саят-Новы приходят к его могиле, находящейся во дворе тбилисской армянской церкви Сурб Геворг, и приносят с собой розы. Звучат песни и стихи незабвенного ашуга в исполнении армянских и грузинских артистов и музыкальных коллективов.

Но, как выяснилось, не все готовятся ко дню рождения поэта с чистыми помыслами. В этом году к очередной годовщине Саят-Новы закавтурки приурочили и очередную свою провокацию, издав книженцию под названием «Я с хиджрой друга пробудился», в которой ее авторы — некие Сайат Эмир-заде и Сарра Сараблы утверждают, что армянский гений был… «азербайджанцем-мусульманином Харутом Сейидом». При этом, согласно заверениям закавтурок, книженция была отпечатана не где-то в Баку, Кюрдамире или Тапкаракоюнлу, а именно в Тбилиси.

«До конца жизни Сайат Нова осознавал себя тюрком и мусульманином. Тюрком-мусульманином был отец Сайат Новы», — пишет безымянный закавтурецкий пропагандист, представляя сей фальсификаторский опус.



Защищать Саят-Нову от жадных лап культурологических разбойников, разумеется, нет особой необходимости, поскольку, к несчастью для закавтурок, свидетельств его армянского происхождения имеется масса.

Согласно свидетельству члена Российской академии наук, грузинского царевича Теймураза Багратиони, Саят-Нова «был родом из Санаина — села удельного имения царевича Георгия, из армян, проживавших в Грузии». Отцом поэта был алеппский армянин, махтеси Карапет Саадян (слово «махтеси» означает, что им было совершено паломничество в Иерусалим), его семья проживала в армянском районе Тифлиса Авлабаре, жену звали Мармар, а сыновья носили армянские имена Оган и Меликсет. В годы изгнания под именем Степанос Саят-Нова служил в армянской церкви в иранском Энзели, затем являлся приходским священником в Кахе, а после смерти жены в 1768 году в сане вардапета служил в Ахпате. Да и убит поэт был на пороге армянского храма за отказ от отречения от армянской веры.

О своем армянском происхождении великий ашуг неоднократно упоминает в своем творчестве. Так, в одной из своих песен он пишет: «Саят-Нова в вере тверд, он армянин...». А в авторском примечании к армянской песне «Красавица, певца Шахатаи ты унижать не станешь…», он так рассказывает о себе:

«Я, сын махтеси Арутин, сызмальства до 30 лет занят был всякими песнями, а споспешествованием Святого Карапета научился играть на кяманче, чонгуре и амбуре».

Впрочем, нынешняя попытка отуречить Саят-Нову — далеко не первая. При этом любопытно отметить, что закавтурецкие фальсификаторы, озвучивая свои претензии на армянского ашуга и его творческое наследие, до сих пор не пришли к единому мнению, как его называть. Если в вышеозначенной книжице Саят-Нова фигурирует в качестве «Харута Сейида», то председатель объединения ашугов Азербайджана, некто Мегаррам Гасымлы называет поэта то «Сеят Нава», то «Саят Нава».





При всем при том стоит отметить, что всего несколько лет назад великий армянский ашуг нисколько не беспокоил закавтурок. Радио «Азадлыг» в своем проекте «Кавказский перекресток» приводит мнение нескольких азербайджанских и турецких авторов о нем. Так, заведущий кафедрой арменоведения турецкого Университета Эрджиес в Мажаке (тур. Кайсери) Гафар Чахмаглы рассказывает, что Саят-Нова был довольно известен в Азербайджане в советский период.

«Значение Саят-Новы в советской идеологии было очень большим. Этот человек был живым примером дружбы народов. Саят Нова как большой поэт, композитор и религиозный деятель, всегда был среди народа. Он был известен в то время во всем тюркском мире, а не только среди армян».

Повторюсь еще раз: Саят-Нова не нуждается в нашей защите. Однако есть те, кто по долгу службы обязан реагировать на закавтурецкие провокации. И, в связи с выходом данной книжицы, реакция от армянского посольства в Грузии должна была бы последовать незамедлительно, а информация об азербайджанской провокации доведена до сведения мэрии Тбилиси и министерства культуры республики, являющихся, наряду с Союзом армян Грузии, министерством культуры Армении и Тбилисским государственным драматическим театром имени Петроса Адамяна, организаторами праздника «Вардатон».

Увы, если закавтурки в Грузии чувствуют себя вольготно, словно бараны, оказавшиеся без присмотра в чужом огороде, то посольство Армении в Грузии исполняет исключительно декоративные, или, в лучшем случае, церемониймейстерские функции, никоим образом не реагируя на возникающие вызовы.

Впрочем, такое бездействие характерно для львиной доли армянского дипломатического корпуса по всему миру. В частности, новоназначенный посол Армении в России Вартан Тоганян, сменивший на этом посту человека-невидимку Олега Есаяна, с энтузиазмом взялся за дело, призвав соотечественников, проживающих в России, к активным действиям. Он и сам активно ездит по России, встречается с администрациями регионов, бизнесменами, представителями общины на местах. Однако обращает на себя внимание такой неприятный факт: провокационные выходки закавтурок в Москве и Санкт-Петербурге во время акции «Бессмертный полк» не удостоились даже малой толики его внимания.

А закончить данную статью мне бы хотелось подходящими к ее теме, бессмертными строками Арутина Саят-Новы в великолепном переводе русской поэтессы Веры Звягинцевой:


«Лампаду правды жги, а сердце затуши,
Блюди спокойствие и чистоту души.
Не рыл соседям ям и сам не попаду.
Пусть я сгорю, а правда не обманет
»...


© Пандухт