Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

Российские моряки поприветствовали турок... зенитно-ракетным комплексом



Вчера при проходе через проливы в районе Константинополя один из членов экипажа 112,5-метрового российского военного корабля "Цезарь Куников" позировал перед турками с переносным зенитно-ракетным комплексом "Игла", способным поражать цели на удалении до 6 км. Этот момент был запечатлен турецким фотографом Эмре Дагдавиреном.

Сегодня же министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу назвал данный инцидент "российской провокацией".

© Пандухт




Бутылка легендарного вина Фондильон – главная героиня выставки в Жироне

Aparece-botella-intacta-ingles-naufragado_TINIMA20140315_0621_5

Бутылка легендарного вина Фондильон, загруженного в порту Аликанте, была обнаружена нетронутой среди груза английский корабля, потерпевшего крушение у дельты реки Эбро в 1813 году в ходе войны с французами.

Археологическое открытие плавно превратилось в экспозицию, которая впервые была представлена в монастыре Sant Pere de Galligants в Жироне
.

Экспозиция под названием «Дельтебре I. История одного кораблекрушения» состоит из воссозданных элементов данного корабля, обнаруженного у берегов Каталонии.

По словам директора каталонского Центра подводной археологии Густау Вивара, секрет столь удачной «сохранности» старинного груза кроется в месте, где он затонул. Это дельта реки Эбро,  речные отложения которой законсервировали судно вплоть до 2008 года, когда его обнаружил один из местных рыбаков.

Затонувшее английское судно входило в группу из восемнадцати кораблей, выполнявших в районе Таррагоны
задачи по пресечению французского снабжения и содействию союзному наступлению.

Операция потерпела неудачу, и в ходе отступления пять кораблей сели на мель у дельты Эбро. Рыбацкая находка помогла выяснить, что корабль был загружен вином из Аликанте, а одна бутылка, по счастливой случайности, оказалась с нетронутой печатью.

Производство вина марки Фондильон было прекращено сто лет назад из-за нашествия виноградного вредителя – филлоксеры. В настоящее время производство этого легендарного напитка восстанавливается. Именно поэтому в церемонии открытия экспозиции принял участие президент организации по контролю подлинности происхождения вина данного региона Антонио Мигель Наварро, который рассказал интересные подробности «винной» истории.

«Специальным шприцом был взят образец жидкости из найденной бутылки. Анализ данной жидкости подтвердил, что это действительно Фондильон, который в ту эпоху пили короли, принцы и кардиналы. На кораблях вино использовалось в качестве средства против цинги».

Среди других интересных экспонатов, поднятых со дна, Густау Вивар отметил пушку, изготовленную в 1798 году, а также бочки с пушечными ядрами и элементы корабельной оснастки. Он рассказал, что в одном из служебных помещений судна была обнаружена старинная  логарифмическая линейка.

Экспозиция, занимающая площадь 110 кв. м, рассказывает историю корабля как бы от первого лица - от имени предполагаемого моряка. Эта история основана на книге известной испанской писательницы Карлоты Перес-Реверте, воссоздавшей историю кораблекрушения в форме романа.

Над исследованием и созданием выставки работал Центр подводной археологии Каталонии в сотрудничестве с провинциальным Археологическим музеем Аликанте и Управляющим Советом по контролю подлинности происхождения Вин Аликанте.


Армянские морские командиры. Кирилл Маргарянц


По воле судьбы и стечению различных, зачастую трагических обстоятельств, нынешняя Армения лишена выхода к морю. Однако армянский народ имеет славные многовековые морские традиции. Не касаясь совсем отдаленных времен, вспомним хотя бы Киликийское царство с его Айасом – «Золотым портом многих кораблей». Во время правления царя Левона II-ого (1187-1219 - Пандухт) протяженность только южных морских границ Армянского государства достигала 500 километров. Через морские ворота страны – Айас и Тарс через Средиземное море шла активная торговля со многими странами той эпохи. И в Черном море продвигали торговлю суда многочисленных армянских купцов. Позднее, уже потеряв государственность, тяги к морю армяне не утеряли. Армянские купцы занимали монопольное положение в торговле персидским шелком и другими восточными товарами с Европой, широко пользовались портами Персидского залива, торговали с Индией и более отдаленными странами.

…Шли годы. Под натиском врагов сжималась Армения, теряя свои морские границы и порты. Вместе с бесчисленными вторжениями диких и полудиких кочевых племен с карты мира стирались исконные армянские названия городов, местностей,  а вместе с ними и названия, связанные с морем. Как, к примеру, незаметно исчезло с географических карт название «Армянский залив».

…В годы Второй мировой войны маленькая и уже лишенная выхода к морю Армения дала большой стране адмирала флота Ивана Степановича Исакова.

Однако если знаменитый адмирал известен практически любому, о нем написаны книги и множество газетных статей, то далеко не всем известно, что он – вовсе не единственный представитель армянской нации в новейшей истории, посвятивший свою жизнь морю и флоту. Нашему народу принадлежит целая плеяда талантливых и отважных командиров надводных кораблей и подводных лодок. Здесь достаточно упомянуть Константина Согомоняна, командовавшего подводной лодкой 613-го проекта, Анатолия Торосяна – командира подводной лодки БК-65 611 проекта, братьев Петросянов, один из которых – Роберт командовал советским эсминцем «Сокрушительный», и многих других.

Из этого же замечательного списка и капитан II ранга Кирилл Иванович (Ованесович) Маргарянц - командир подводной лодки Б-61 - головной в серии первых больших океанских подлодок проекта 611 послевоенной постройки – лучших по тем временам. 80-летний юбилей Кирилла Ивановича отмечался совсем недавно.

***

Его отец, ровесник века, был выходцем из села Ках Закатальского округа. После трагических событий, связанных с армяно-татарскими столкновениями, он направился в Баку, где трудился на нефтяных приисках. Позже судьба привела его в город Детское село (ныне - Пушкин) под Ленинградом, где он поступил в сельхозучилище. Здесь же, на северо-западе России, создал семью. 24 июля 1930 года в городе Старая Русса Новгородской области у Ивана Маргарянца родился сын Кирилл.

С началом Великой Отечественной войны семья находилась в эвакуации в Казахстане, а затем осела в городе Приозерск Ленинградской области, где юный Кирилл окончил среднюю школу.

В день своего совершеннолетия – 24 июля 1946 года Кирилл Маргарянц сдал экзамены на поступление в Ленинградское Военно-Морское подготовительное училище. По результатам экзаменов в Приозерск даже ушло письмо с благодарностью за его отличную подготовку.

Присягу принял 1 июня 1949-го, а осенью того же года продолжил учебу в Ленинградском Высшем Военно-Морском Училище в тех же стенах. При разделении училища на факультеты был зачислен на минно-торпедный факультет.

Флотские практики проходил: в 1950 г. – на Черном море на линкоре «Новороссийск» («Джулио Чезаре») и учебном корабле «Волга» (бывший испанский транспорт «Хуан Себастьян Элькано»); в 1951 г. – на торпедных катерах в губе Долгой и на больших охотниках в Полярном, затем было боевое траление на «амиках» у острова Колгуев; в 1952 г. – на эскадренных миноносцах в Североморске и подводной лодке типа «С» в Полярном.


1950 г.

Весной 1953 г. Маргарянц окончил теоретический курс училища. Кирилл Иванович вспоминает:

«Из офицерской учебы запомнились занятия по изучению устройства подводной лодки. Любую систему мы должны были начертить по памяти. А при отработке задач 1-а и 2-а каждый офицер должен был уметь найти любой механизм и клапан на ПЛ, а в своем отсеке и в полной темноте».

В августе-сентябре 1953 г. уже в звании мичмана К. И. Маргарянц проходил стажировку  на подлодке С-69 613-го проекта в 153-ей бригаде подводных лодок Черноморского флота в Севастополе.

5 ноября 1953 г. был назначен командиром гарнизонной службы на подлодку С-77 613 проекта на Черноморский флот. В этом же году женился.

В 1954 г. получил назначение командиром группы на подлодку Б-32 «Декабрист» в Балаклаву. Осенью 1954 г. переведен на строящуюся подлодку С-228 в 180-ой бригаде учебных и строящихся подводных лодок, а в марте 1956-го получил звание ст. лейтенанта.


1956 г. Во время подготовки торпедных аппаратов к стрельбе практическими торпедами

В ноябре 1957 г. направлен на минные классы при Балтийском Высшем Военно-Морском училище под командованием Героя Советского Союза В. Старикова. После окончания минных классов (1958 г.) направлен на Балтику помощником командира своей бывшей подлодки С-228.

В 1959 г. был назначен помощником командира подлодки Б-65. В 1960-ом сдал экзамены на допуск к управлению подводными лодками 611-го проекта.

Ко Дню Военно-Морского Флота в 1961 г. получил звание капитана III ранга. По окончании командирских классов (1963 г.) направлен старшим помощником командира подлодки Б-69 в Кронштадт. А затем комбриг 25-ой БПЛ контр-адмирал Гарвалинский объявил о назначении капитана III ранга Маргарянца командиром подводной лодки Б-61 в Лиепае.

Однако принимать командование лодкой пришлось в крайне сложный период. Б-61 силами Судомеха и Кронштадтского морского завода под руководством 1-го ЦНИИ МО и КБ «Малахит» была оборудована специальной системой продувания цистерн главного балласта. Суть ее – в использовании вместо сжатого воздуха пороховых газов. Испытания аварийной системы происходили в полигоне Лиепайской военно-морской базы. И первое же испытание новой системы закончилось аварией.

В марте и августе 1964 г. Б-61 под командованием Кирилла Маргарянца продолжала опасные испытания системы аварийного всплытия. За каждый выход совершалось 7-8 погружений на глубину 150 м и экстренных всплытий при помощи пороховых генераторов и продувания ЦГБ пороховыми газами. Но об этих тревожных днях лучше послушать самого Кирилла Ивановича:

«Каждое погружение заканчивалось командой:

- Глубина 150 метров, проводим всплытие продуванием таких-то цистерн и
такими-то генераторами.

Давался отсчет времени, как при запуске ракет: 10, 9, 8……0, после чего раздавался взрыв. Лодка вибрировала, стрелка глубиномера дрожала на цифре 150.

Потом стрелка слегка дергалась и сначала медленно, потом быстрее и быстрее ползла к нулю, то есть вниз. Душа в это время, тоже с ускорением, выходила из пяток и, ликуя, неслась вверх. Количество генераторов и продуваемых цистерн от опыта к опыту росло. При этом возрастал сопутствующий пугающий эффект – взрыв и вибрация корпуса. Стремительное всплытие лодки заканчивалось очень большими динамическими кренами и дифферентами. Однажды даже выплеснулся электролит из баков аккумуляторной батареи. Перископ, естественно, в такой обстановке был ни к чему. Я должен был стремительно отдраить верхний рубочный люк, выскочить на мостик и оценить безопасность обстановки. Для обеспечения безопасности нам на каждый выход выделялся тральщик, который должен был не допускать никого в полигон. Но страх все равно не отпускал. Удалось добиться разрешения производить взрыв в два этапа: сначала один генератор, а через одну-две секунды – остальные. Продувание и всплытие стало происходить спокойнее.

Страху натерпелись много. Но боялся каждый по-своему. Механик, например, чтобы отвлечься и как-то отвлечь моряков, давал по отсекам задание заметить время всплытия на разные глубины: одному - от 150 до 100 метров , другому - от 100 до 50 и так далее. Все они брались правой рукой за левую и смотрели на часы. Но после всплытия, облегченно вздохнув, ни один не мог назвать этого времени.

Страх у всех выражался по-разному. Наш самый лучший специалист,  лучший кок соединения мичман Ломакин Василий Андреевич, когда приходили в полигон, запирался в своей провизионке у самого днища корабля, где звук взрыва был особенно силен, дрожал и страдал в одиночку. Узнав об этом, я разрешил ему уйти со своего боевого поста и находиться в отсеке среди людей. Как известно, на миру и смерть красна. Но мичман сказал, что трусит так, что боится даже показать это. Чтобы не идти на последний выход, он накануне вечером напился и добровольно сдался патрулю. Его забрали и посадили в камеру в комендатуре. Утром при докладе о готовности корабля к походу старпом сообщил и об отсутствии Ломакина. Xотел идти без него, но у него ключи от провизионки. За ключами на машине поехал старпом. Дежурный по комендатуре предложил забрать и кока:

- Претензий к нему нет, вел себя тихо, только всю ночь стоял на коленях и молился.

Видимо, за здравие всех нас.

Комиссия решила провести последние испытания в аварийном режиме, как в первый раз, когда порвали цистерны. Для этого были частично усилены конструкции.

Взрыв был особенно громкий, а крен после всплытия не отошел. Вылетев на мостик, я увидел порванную цистерну №6».


На командирском мостике

На этом испытания аварийной системы, прославившие армянского командира подлодки, завершились. Однако наград за блестящее выполнение рискованного задания Кирилл Иванович и его команда не дождались, поскольку это не было заранее предусмотрено. К счастью, не произошло и людских потерь. Хотя, по моему мнению, причина заключалась в другом: просто по результатам испытаний было принято решение отказаться от использования данной системы ввиду ее сложности и опасности для личного состава. Какие уж тут награды!

К осени 1964 г. лодка вернулась в Кронштадт, где вошла во вновь созданный 10-ый отдельный дивизион ремонтирующихся подлодок под командованием капитана I ранга С. Савкина. 9 мая 1965 г. Кирилл Маргарянц получил звание капитана  II ранга.


1967 г. ПЛ-61 в Неве в ожидании начала морского парада в честь дня ВМФ

О высочайшем профессиональном уровне командира Маргарянца говорит тот факт, что за время 8-летней командирской вахты он не имел не только случаев гибели подчиненных, но даже элементарных травм:

«Я для себя твердо решил: при любой аварии всплывай, а потом разбирайся. В дальнейшем гибель подводных лодок, в том числе, «Комсомольца», подтвердили мою правоту».


1971 г. Морской парад на Неве в день ВМФ

Ныне, несмотря на солидный возраст, Кирилл Иванович все также отличается жизнерадостностью, завидной энергичностью и отменным чувством юмора. Вот несколько анекдотических случаев из его богатейшей флотской практики:

«Командир роты минеров капитан III ранга Костин произнес перед строем:

- Все лауреаты и стипендиаты стали артиллеристами. Все толковые ребята пошли в штурмана. А вот вы стоите тут, 150 засранцев, и я оказался среди вас – 151-ый…»

 «…Занятия начали с изучения подводного гальюна. Знание этого устройства необходимо каждому подводнику. Однажды замполит подводной лодки, на которой  я был   старпомом,  воспользовался гальюном центрального поста, не проверив снятие давления. В результате все переборки отсека стали желто-коричневыми, а от самого зама очень долго пахло отнюдь не духами. Невысокий его авторитет упал окончательно. Пришлось ему сменить место службы».

«После первого, «контрольного», выхода в море, который, по моему мнению, прошел довольно успешно, комбриг вызвал нас с командиром к себе и ошарашил:

- Ты, командир, - говно, и ты, старпом, - говно, и команда у вас – говно!»

«Внезапно открывается дверь второго отсека, в клубах дыма влетает комбриг с криком:

- Командир, ё…м.., всплывай немедленно, этот х… - механик отравит всех и утопит».

«Сразу после прихода корабля в Лиепаю, при первом же увольнении, один из матросов помочился в темноте на здание комендатуры. Был освещен при этом фарами подъезжающей машины, которая везла коменданта. Матрос был арестован и обвинен в особой наглости, а он просто не знал, что это здание комендатуры»…

С 1972 по 1985 гг. К. И. Маргарянц служил в ВВМУ подводного плавания, где прошел путь от преподавателя до зам. начальника кафедры.


На преподавательской работе

Выйдя в отставку в 1985 г., работал на кафедре морского подводного оружия в питерской Военно-Морской Академии, где, между прочим, трудится и по сей день.

Вот таков короткий рассказ о замечательном командире и отважном испытателе, об одном из тех,  о ком у нас в Армении практически ничего не знают...

Пандухт

В работе над настоящим очерком использованы фрагменты воспоминаний Кирилла Маргарянца «Моя служба на флоте» (О времени и наших судьбах. Сборник воспоминаний подготов и первобалтов «46-49-53». Книга 1. Составитель Ю. М. Клубков. СПб, 2002).

 Автор выражает особую признательность капитану I ранга Пихтелеву Михаилу Харитоновичу за помощь в работе над данным очерком и надеется, что эта важная и практически не озвученная в России, и совершенно не озвученная в Армении тема на интернет-страницах портала voskanapat.info будет продолжена.