Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Обзор потерь в турецких силовых структурах



5 августе в ходе боестолкновения с боевиками Рабочей партии Курдистана в рамках операции "Коготь-2" на севере Ирака был убит сотрудник сил безопасности Саит Узмен. Никаких личных данных, а также информации о месте призыва турецкое военное командование не приводит.



7 августа в одной из армейских казарм в Александретте (ил Хатай) ударом электрического тока был убит рядовой Мехмет Сезал Башакджы из села Ширингюней района Арач провинции Кастамон.



8 августа в ходе боестолкновения с боевиками Рабочей партии Курдистана в рамках операции "Коготь тигра" на севере Ирака был убит узман-капрал Сюлейман Урал из Самсуна, 1996 года рождения.



9 августа в Самсуне, преследуя водителя, не подчинившегося приказу остановиться, в ДТП на мотоцикле разбился сотрудник полиции Адем Кескин из Самсуна, 1987 года рождения.



10 августа в районе Юксекова провинции Хаккяри в результате ДТП с участием полицейского броневика погибли два сотрудника турецкого спецназа полиции: Аднан Кысар из Анталии, 1968 года рождения, и Осман Гюль из Мараша, 1993 года рождения.

© Пандухт

В полку турецкой пехоты убыло...



Турецкое военное командование обнародовало данные аскеров, погибших в ДТП с участием автобуса, имевшее место 27 июля в киликийской провинции Мерсин. Это рядовые пехоты Мустафа Даглы из Мерсина, 1998 г.р., Джанер Маендагы из Самсуна, 1995 г.р., Керим Арслан из Сельджуклу (Кувана), 1999 г.р., и Самет Чалдыр из Прусы, 1999 г.р. Еще 10 человек в состоянии различной степени тяжести находятся в больнице города Мут.

Нелишним будет добавить, что министр обороны Азербайджана Закир Гасанов, хранивший рыбье молчание по собственным аскерам, уничтоженным армянскими военными в ходе июльских боев в Тавуше, в данном случае вдруг сподобился на соболезнование. Хотя, видимо, собственную аскерню, даже в чине генералов и в должности начальников штабов, не жалко.

© Пандухт


На севере Ирака убит очередной турецкий оккупант



Турецкое военное командование сообщило о том, что 28 июня в районе Хафтанин на севере Ирака в рамках проводимой здесь турецкой армией операции "Коготь тигра" в перестрелке с боевиками РПК был убит очередной турецкий оккупант — узман-капрал пехоты Реджеп Юксель из Манисы, 1991 года рождения.

© Пандухт

Турки собираются восстанавливать армянский исторический мост на реке Ахурян



Турки собираются восстанавливать исторический мост через реку Ахурян, расположенный на древнем Шелковом пути рядом с руинами Ани.

Бывший министр транспорта, морских дел и коммуникаций Турции, а ныне депутат турецкого парламента от Карса Ахмет Арслан по этому поводу заявил:

«Руины Ани имеют большую ценность и важное значение для нас, поскольку именно сюда впервые вступил султан Алпарслан, прибыв в Анатолию в 1064 году".

По его словам, работы по восстановлению исторического моста начнутся в ближайшем будущем.

Обращает на себя внимание, что турецкий чиновник ни единым словом не упомянул армянскую составляющую культурного наследия региона и, в частности, армянской средневековой столицы Ани и вышеупомянутого моста, построенного в XI веке во время правления Багратидов. И можно только представить, какой в итоге окажется турецкая реставрация.

© Пандухт


О мемориалах садистам и палачам



О мавзолее Ататюрка и многочисленных памятниках, установленных по всей территории Турции этому кровавому палачу армян, греков и других нетурецких народов страны, знают все. Многие слышали и о помпезных надгробных памятниках главным организаторам Геноцида Талаату и Энверу, установленным на Мемориале Свободы (Abide-i Hürriyet) в константинопольском районе Шишли.

Однако очень немногие знают, что памятники в Турции устанавливаются не только палачам из высших эшелонов власти, но и откровенным головорезам, погромщикам и башибузукам.

Именно к таким персонам относился некто Топал Осман, помпезный памятник которому был открыт 7 апреля 2007 года в причерноморском городе Керасун (тур. Гиресун). Правильнее даже будет сказать, что это не какой-то отдельно стоящий памятник, а целый мемориальный комплекс в честь разбойника, убийцы и садиста, чей кровавый жизненный путь завершился контрольным выстрелом в голову.



Феридуноглу Осман-ага (1883-1923), более известный под прозвищем Топал Осман, был разбойником и военным командиром кемалистов, ответственным за массовые убийства армян, греков и алевитов во время Геноцида в Понтийском регионе страны. Во время участия в Балканской войне в качестве добровольца от «Комитета единения и прогресса» (İttihâd ve Terakkî) он был ранен в правую ногу, за что и получил прозвище «топал», что означает «хромой». Судя по характеру и «месту» ранения, военной славы Топал не снискал. Зато позднее отличился в тылу в качестве непревзойденного погромщика и убийцы безоружных женщин, детей и стариков. Весной 1915 года, когда правительство младотурок приступило к воплощению программы массового уничтожения и ограбления армян, Топал сколотил банду погромщиков и мародеров из числа дезертиров, уголовников и местной черни, терроризировавших христианское население региона. Наряду с другим командиром чете, Исхаком Чавушем, Осман принимал участие в утоплениях и массовых убийствах армянского населения Трапезундского вилайета. В это же время бандит разбогател на конфискации активов и имущества, принадлежащих армянам региона.



По окончании Первой мировой войны Топал с бандой своих головорезов продолжил кровавый марш по Черноморскому региону, действуя против понтийских греков. Он по праву считается одним из главных виновников геноцида греков, особенно в северных регионах Турции, исторически известных как Понт. Топал несет ответственность за массовые убийства, депортации, уничтожение и конфискацию имущества, вымогательство, изнасилования и другие тяжкие преступления, совершенные в указанном регионе. В 1919 году в качестве награды за «подвиги» Топал Осман удостоился должности городского главы Керасуна.

За свой «вклад в национальное движение» и фанатическую преданность Мустафе Кемалю душегубу было присвоено звание лейтенант-полковника (milis yarbayı) и он был назначен командиром специального полка телохранителей будущего «отца турок». Биограф Мустафы Кемаля, британский писатель Эндрю Манго справедливо называет Топала Османа «садистом, осуществлявшим этнические чистки армян и греков».

В доступной для скачивания «Черной книге: трагедия Понта, 1914-1922 гг.» говорится о том, что Центральный совет Понта получил свидетельские показания о зверствах, совершенных Топалом Османом, и опубликовал их в докладе от 17 октября 1921 года. Ниже приведу некоторые факты из этого доклада.

В июле 1921 года, истребив большую часть зажиточных людей города Триполис (тур. Тиреболу) близ Керасуна и отняв их состояние, Осман депортировал всех мужчин Тиреболу, а также оставшееся после депортаций 1915 года население армянского Буланджака, в Харберд и Албистан. Все красивые женщины были поделены между башибузуками. Чете увезли своих жертв в горы. Женщины и дети, оставшиеся без одежды, еды и всяких средств к существованию, погибли от голода. Из 2500 греков Триполиса в живых осталось лишь 200 женщин и детей, а из 14 тыс. греков Керасуна выжили лишь 4 тыс. женщин и детей. Греки Фатсы и Унье также были захвачены Османом и претерпели аналогичные зверства.

В небольшой деревне Чакаллы в четырех часах езды от Самсуна Осман-ага приказал запереть женщин и детей (мужчины были депортированы ранее) в их домах, где они были сожжены заживо.

Та же участь постигла жителей селения Кавак, где в живых остался лишь один 80-летний старик.

В Хавзе он отвел женщин и детей на берег реки, где они были растерзаны и сброшены в воду. Все греческие села района были сожжены дотла. Осман отобрал 18 самых красивых девушек из этого села и раздал их своим преступным подельникам, которые, по истечении нескольких дней удовлетворения свои животных инстинктов, заперли их в доме и сожгли заживо.

В Мерзифоне Осман-ага и его головорезы, полностью истребив всех христиан, подожгли греческий и армянский кварталы города. При этом уничтожение христианских кварталов сопровождалось неслыханными зверствами. Все выходы были забаррикадированы, несчастных, пытавшихся спастись бегством, безжалостно убивали на месте или бросали обратно в огонь без различия пола и возраста. За 5 часов пожара сгорело 1800 домов вместе с их жителями. Насилия над женщинами и детьми звери сопровождали криками на своих жертв: «Ну, и где же англичане, американцы и ваш Христос, чего не спасают вас?».

Часть злодеяний, совершенных Топалом Османом, нашла место в Британских отчетах об этнических чистках в Анатолии в 1919-1922 гг. 87 этих отчетов под редакцией Вардгеса Еганяна были опубликованы в США в 2007 году Центром армянской памяти. Вот выдержки из этого документа, относящиеся к преступлениям Топала Османа и его головорезов.

Находясь со своим отрядом в деревне Кирли, проживая и питаясь за счет ее жителей, Осман потребовал от одного из знатных жителей данной деревни, Анастаса-аги, чтобы тот привел к нему для утех свою дочь. Получив отказ, чудовище приказало своим людям убить Анастаса-агу вместе с четырьмя его детьми и четырьмя другими мужчинами.

В июне 1920 года в селении Энайет близ Керасуна Осман и его башибузуки вырезали греческую семью из пяти человек, увели с собой нескольких женщин и молодых девушек, разграбили дома и похитили скот.

В июле 1920 года Топал Осман и его головорезы убили 15 христиан в селах Карали и Курук. Под предлогом насилия в отношении женщины-мусульманки со стороны грека по имени Панайоти, были арестованы 50 греков с таким именем, двое из арестованных умерли, не вынеся пыток. После этого подручные Топала вымогали у христиан крупные суммы денег, а сам он угрожал христианам смертью, если только не будут изменены решения Конференции в Сан-Ремо.

В июле 1920 года Топал Осман подверг аресту и избиениям епископа Себастии.

В ночь с 13 на 14 августа 1920 года Осман арестовал все мужское население Керасуна для последующей депортации. Затем его люди приступили к разграблению домов.

8 сентября 1920 года выходящая в австралийском Лонсестоне газета Daily Telegraph сообщила о серии злодеяний, совершенных Осман-агой в Керасуне. Все мужчины города подверглись аресту, каждый вечер по пять человек из них убийцы предавали казни. Оставшиеся христиане выкупили свою свободу, заплатив Осману в общей сложности сумму, эквивалентную 300 тыс. фунтов стерлингов.



В марте 1921 года Осман принудил жителей Себастии в течение трех недель кормить и содержать его банду в количестве 500 разбойников. В Эзботере подверглись аресту два грека и один армянин. Несчастных казнили, предварительно вбив им в ступни конские подковы. Кроме того, по приказу Топала были вырезаны женщины и дети в селах Кул-Хисар, Месудие и Кирик.

В 1921 году, проходя маршем через Амасию и Чорум, Осман отдал приказ своим людям убивать всех христиан, встречавшихся им на пути, не считаясь с полом и возрастом.

20 декабря 1921 года банда из 100 турок и лазов из Ризе, рекрутированная Топалом Османом в качестве мэра Керасуна, прибыла  в Орду и была принята властями города. На следующий день бандиты рассеялись по улицам и приступили к грабежу лавок, принадлежащих христианам. Башибузуки увели с собой двоих греков. По приказу Османа-аги торговца Мишеля Макридеса из Керасуна вывезли в море на небольшой лодке, обезглавили, а тело сбросили в море. Несколько других знатных лиц города подверглись депортации.

В специальном докладе «700 тысяч греческих жертв турок» американской дипломатической миссии, опубликованном  9 июля 1921 года в The New York Times, описываются ужасающие подробности преследования христиан в Самсуне после прибытия туда Османа-аги на второй день религиозного праздника Байрам. Он и его подручные убили десять греков, после чего окружили склады American Tobacco Company, собрали всех ее сотрудников-греков в количестве 800 человек и увезли их в неизвестном направлении. Затем ими был оцеплен греческий квартал города, и еще 1500 греков подверглись аресту и высылке во внутренние районы страны.

«Население тридцати других сел в регионе Самсуна было вырезано по дороге к месту ссылки. Турецкие власти запретили использование загрязненных телами вод реки. Другие села, отказавшиеся выполнить приказ о депортации, были сожжены турками, а жители, вне зависимости от возраста и пола, были убиты.

Американская комиссия, посетившая данное место, сообщила об этих преступлениях и вернула обратно сожженные тела людей, которые были показаны турецкому губернатору».

В отчете британского парламента от 3 апреля 1922 года говорится о том, что 25 февраля 1922 года по приказу мэра Керасуна были сожжены дотла 20 греческих сел региона, а 1 марта аналогичная участь постигла села Бейслан, Позат, Топекены и Кявурхики. Их жителей — на тот момент исключительно женщин и детей, предварительно заперли в домах, и все они погибли в огне.

23 марта 1923 года Топал Осман задушил оппозиционного депутата от Трапезунда Али Шюкрю бея. По разговорам — за критику в адрес  Мустафы Кемаля. Однако если убийства тысяч мирных христиан всегда сходили душегубу с рук, то смерть турецкого депутата стала последней в длинном списке преступлений предводителя чете. Мустафа Кемаль лично отдал приказ командиру батальона президентской гвардии Исмаилу Хакки бею заключить Топала Османа и его подельников под стражу. Осман был окружен в его укрытии в анкарском квартале Сейранбаглары и 1 апреля 1923 года в результате перестрелки получил ранения и был схвачен. В тот же день по приказу Исмаила Хакки он был казнен выстрелом в голову (по другим сведениям — обезглавлен — Пандухт). На следующий день, 2 апреля, по настоянию оппозиционной «Второй группы» в турецком меджлисе его тело было выкопано и подвешено к воротам здания парламента (сегодня — Музей войны за независимость) на всеобщее обозрение, а позднее — похоронено в Керасуне.

Героизация предводителя погромщиков и убийц, виновного в осуществлении этнических чисток, началась значительно позднее. По словам Токтамыша Атеша из Стамбульского университета, в свое время бывший премьер-министр Турции Тансу Чиллер продвигала идею открыть университет имени Топала.

Памятник кровавому палачу христиан Топалу Осману был открыт 7 апреля 2007 года в Керасуне. Возведение памятника связывают с именем отставного генерала Вели Кючюка, впоследствии арестованного за членство в ультранационалистической организации Эргенекон. Первая попытка Кючюка возвести памятник Осману приходится на 1981 год. Однако она была заблокирована Турецким историческим обществом. Спустя 20 лет, в 2001 году, Кючюк вновь вернулся к своей идее, но опять потерпел неудачу из-за сильного противодействия в лице тогдашнего мэра Керасуна Мехмета Ишика. И все же в 2007 году, с третьей попытки, памятник-таки был установлен при содействии председателя местной ассоциации малых предпринимателей Али Кары. Стоит упомянуть, что имя Кары впоследствии также фигурировало в ходе расследования деятельности Эргенекона.

Однако мемориал Топалу в Керасуне — отнюдь не единичный «местный» факт героизации садиста и убийцы. В Турции памятников этому душегубу и разбойникам-чете несколько. О нем и его банде пишут книги и снимают фильмы. Палачом нетурецких народов гордятся.





На фоне усиливающейся с каждым днем пропаганды примиренчества и отказа от требований к туркам, всем, занимающимся вопросами признания и осуждения Геноцида и требования справедливости, необходимо доводить до сведения международного сообщества тот факт, что Геноцид армян в Турции не только не признан и не осужден. Деяниями палачей армянского, греческого, ассирийского и других народов там гордятся. В их «честь» ставят памятники, возводят мемориалы. На их примере воспитывают детей — новых талаатов, энверов, кемалей и топал османов. И, значит, угроза повторения преступлений против человечности в нашем регионе и в мире сохраняется.


© Пандухт


Пашинян и его приспешник Мнацаканян лгут



Давайте не будем отвлекаться от самого главного. Отвечая на вопросы СМИ, премьер-министр Никол Пашинян с десяток раз использовал выражение «избранные представители Арцаха». И до этого, еще в январе, МИД использовал выражение «избранные представители Арцаха», а затем цинично «разъяснил», что, мол, «это международно принятая еще с 1992 года терминология». С января по сегодняшний день наверно тысячу раз различные эксперты всеми доступными средствами пытались дать понять властям РА, что подобной «терминологией» они понижают статус Арцаха, приравнивая его к статусу так называемой азербайджанской общины Карабаха. Тысячу раз объясняли, что в марте 1992 года, когда было использовано выражение «избранные представители Карабаха», Шуши еще не был освобожден. Мы уже миллион раз говорили, что понятия «государственная власть» и «избранные представители» имеют огромные различия в содержании. И после всего этого Пашинян вновь использует «международно принятую терминологию».

Что это означает?



Я полагаю, ответ очевиден. Пашинян и его приспешник Мнацаканян лгут, когда говорят, что на переговорном столе нет никаких документов, и они с «образованным» и «конструктивно настроенным» Алиевым ни о чем не договариваются. Стало быть, я скажу. Знайте, выражение «избранные представители Арцаха» как раз и является свидетельством этих договоренностей. Даже еще более красноречивым свидетельством, чем, к примеру, визиты армянских и азербайджанских журналистов в Арцах, Армению и Азербайджан, осуществленные в рамках программы «Подготовка народов к миру». Конечно, Пашинян и Мнацаканян больше не воспринимают эту «миролюбивую» инициативу в качестве договоренности, достигнутой в ходе переговоров. И прямую связь, установленную ​​с властями Азербайджана. Но от этого суть вопроса не меняется. Они очень даже хорошо переговариваются и, судя по новым выражениям, вошедшим в их словарный запас в результате этих переговоров, можно предположить, в чем тут дело.

Грант Мелик-Шахназарян


Артур Мкртчян



На самом деле самоизоляция имеет и свои положительные стороны. Я должен признать, что в результате пребывания дома и относительно свободного рабочего графика я довел до завершения чрезвычайно важное для себя дело. Ну, почти довел. Практически ничего не осталось. Во всяком случае, теперь я могу с уверенностью обещать, что очень скоро передам на суд читателя интересную (я надеюсь) книгу.

В книге я веду рассказ о событиях Арцахской войны, о людях, о хороших и плохих днях, о том, что мне довелось видеть и слышать. А еще о своих мыслях, сформированных на основе всего этого, о том, что сделано и что еще только предстоит сделать. Наполовину воспоминания, наполовину размышления, в какой-то мере еще и публицистика. Одним словом, дело, которое я обязан был сделать. Вернее, довести до завершения.

А поскольку 14 апреля – это день гибели первого председателя Верховного Совета Республики Арцах Артура Мкртчяна, хотел бы представить один отрывок из книги, который касается моих воспоминаний о нем. Надеюсь, вам тоже будет интересно, дорогие друзья.

***

14 апреля 1992 года, в день гибели первого председателя Верховного Совета Республики Арцах Артура Мкртчяна, мы с мамой и братом были в селе Цахкашат (Гшлаг) Аскеранского района. Расположенное на расстоянии нескольких километров от Степанакерта, это село считалось одним из относительно безопасных населенных пунктов Арцаха. Мой отец поселил нас в одном заброшенном доме, комнаты которого больше напоминали подвал: полные ненужных вещей, мышей, одежды, впитавшей влагу, и проч. Только одна из комнат этого дома была более или менее приспособлена для проживания, и там мы и жили с родственницей Наирой и двумя ее маленькими детьми.

Раз в неделю нас приезжал повидать мой отец, привозя с собой чего-нибудь из города – в основном еду. По большому счету, вся неделя проходила в ожидании этой часовой или полуторачасовой встречи с папой. Конечно, для мальчиков 7-10 лет в селе всегда находилось занятие: то мы вели пасти козу, то отправлялись принести молока с фермы соседнего села Рев, то бегали по полям с другими детьми. Но мои глаза всегда были устремлены на дорогу, откуда раз в неделю появлялась, а потом быстро исчезала служебная машина папы.

В те дни у нас с папой не было никакой связи. И если вдруг случалось, что в конце недели он не приезжал (а время от времени именно так и происходило), мы терзали себя мыслями, пытаясь предположить, почему он не смог приехать. Мы старались не думать о худшем. Или хотя бы не озвучивать это. Но, конечно, мне было страшно даже от мысли потерять его. Я словно пребывал в постоянном ожидании плохих вестей. Внутренне я даже был готов к этому.

О событиях, происходивших за пределами села, мы в основном узнавали с помощью радиоприемника, подаренного одним из папиных друзей из армянской диаспоры, Грайром Пальяном. В тот день, 14 апреля 1992 года, моя мать, как обычно, слушала новости, и когда зашла речь о карабахско-азербайджанском конфликте, она начала плакать. Я испуганно смотрел на нее, пытаясь понять слова, едва различимые сквозь помехи динамика. Диктор представлял чью-то биографию: родился… учился… работал... Моя мама плакала, а я был убежден, что слушаю весть о гибели своего отца. Я слушал молча, кажется, даже не переживая. Потом я узнал, что новость была об Артуре Мкртчяне.

Артур Мкртчян был одним из самых близких папиных друзей. С самых первых дней становления арцахской государственности он оставил свой дом в Гадруте и переехал в Степанакерт. Вскоре он перевез к себе и свою жену - тикин Гоар, и сыновей - Арега и Севака. В Степанакерте у них не было дома, и они всей семьей обосновались в нашей квартире. Все стало общим.

Мы росли вместе с его мальчиками, вместе играли, дрались и мирились. А в вечерние часы, когда Артур Мкртчян и мой отец возвращались домой, говорили о событиях дня, играли в различные игры и т.д. Мой отец был более строгим, Артур - более терпимым. Время от времени мы уговаривали его отвезти нас в какое-нибудь интересное место. Так, однажды мы отправились в музей. Я до сих пор прекрасно помню, как Артур Мкртчян вдохновенно рассказывал нам о первобытном человеке, обитавшем в пещерах. Образ этого обезьяноподобного человека в музее произвел на меня сильное впечатление. Помню, что я во второй раз упросил Артура Мкртчяна отвезти нас туда, чтобы снова увидеть его.

В другой раз мы попросили его отвезти нас в бассейн. Бассейн находился где-то далеко от нашего двора. Мальчики, старшие нас по возрасту, ходили туда самостоятельно, плавали, а потом с восторгом рассказывали во дворе об этом бассейне. Мы много раз просили Мкртчяна, чтобы он тоже отвез нас туда. И когда он, наконец, выкроил время, то позвал всех нас и с улыбкой приказал переодеться, так как мы едем в бассейн. В тот день мы не заходили в воду: было очень грязно. Несмотря на все наши настойчивые просьбы, Артур был непреклонен: «Это рассадник болезни». Но наблюдая вначале за нашим воодушевлением, перешедшим затем в разочарование, он пообещал на следующий день отвезти нас в другой бассейн. Мы поехали. Прямо в центре Степанакерта, напротив музыкальной школы, находился небольшой декоративный бассейн. Мы разделись, вошли в воду, а минуту спустя в ту же воду, но уже в одежде, пришлось залезть и Артуру Мкртчяну, чтобы вытащить нас из этого бассейна, дно в котором оказалось очень скользким...

19 февраля 1992 года, в тот день, когда Степанакерт впервые подвергся обстрелу из ракетно-пусковой установки «Град», мы находились в квартире Артура Мкртчяна. Мы поехали посмотреть на недавно полученный Мкртчянами дом и принести свои поздравления. Помню, день выдался хорошим, солнечным. Побыв некоторое время дома, мы с ребятами спустились поиграть во дворе. А потом начался обстрел города. На этот раз звуки разрывающихся бомб оказались незнакомыми для нас. И слишком громкими. Это уже потом мы узнали, что это был новый тип оружия, доселе нам неизвестный. Я хорошо помню тот день, потому что одна из первых ракет из залпа «Града» разорвалась в первом подъезде нашего здания, превратив в руины сразу два или три этажа этого подъезда. Когда мы вернулись из дома Артура Мкртчяна в наш, я увидел своими глазами эти разрушения. Здание как будто бы полностью изменилось. Было такое впечатление, словно я отсутствовал в нашем дворе не два-три часа, а целую вечность. К счастью, от этого обстрела в нашем дворе никто не пострадал. Но было что-то новое в лицах людей. Тревога? Страх? Я не знаю. Во всяком случае, мне в тот день все казалось иным.

Смерть Артура Мкртчяна стала огромной потерей для нашей семьи. К сожалению, его земной путь завершился слишком рано: Артуру было всего 33 года.

Грант Мелик-Шахназарян

P.S. В папиных архивах имеется несколько документов с сохранившимся почерком или подписью Артура Мкртчяна. В основном это рекомендации или черновики, разъясняющие мнение моего папы по поводу того или иного предложения. Представленный ниже документ Артур подписал всего за день до своей смерти — 13 апреля 1992 года.



Памяти Арама Басмаджяна



Cегодня исполняется 35 лет со дня трагической гибели одного из бойцов ASALA, участника операции "Ван" против фашистского турецкого государства, Арама Басмаджяна (1960-1985).

Арам Басмаджян родился 25 марта 1960 года в Бейруте. Являлся членом партии "Дашнакцутюн".

24 сентября 1980 года группа смертников имени мученика Егии Кешишяна (название группе было дано в память о бойце ASALA Егие Кешишяне, погибшем в ходе операции организации против турецких интересов в Тегеране), составленная из коммандос армянского возмездия — Вазген Сислян, Акоп Джулфаян, Геворк Гюзелян и Арам Басмаджян, с боем захватила и в течение 16 часов удерживала здание турецкого консульства в Париже, выдвинув требование освободить всех армянских политзаключенных в Турции. Двоих турок — генконсула Кая Инала и сотрудника службы безопасности консульства Джемаля Озена, получивших ранения в ходе штурма, армянские бойцы добровольно передали французским силовикам. Стоит также отметить, что немалая часть из 56 сотрудников консульства оказывала армянским бойцам помощь и содействие, за что впоследствии турецкие власти обвинили их в наличии армянской крови.



После длительных переговоров с французской полицией бойцы сдались властям в обмен на признание за ними статуса политзаключенных, и сражение с турецким государством переместилось в суд, апофеозом которого стал момент, когда после слов «подсудимые, встаньте!» одновременно со своих мест встали все присутствовавшие в зале суда многочисленные армяне. 21 января 1984 года французский суд приговорил четверых армянских бойцов к семилетнему тюремному заключению каждого. После зачитывания приговора присутствовавшая на суде певица Рози Армен запела песню "Зартнир, лао!", которую подхватил весь зал.



Под давлением европейских держав Турция освободила часть армянских политзаключенных, в том числе отца Манвела вардапета Еркатяна, арестованного в константинопольском аэропорту 10 декабря 1980 года после посещения родственников в Турции (поводом для ареста иерусалимского священника стала обнаруженная в его багаже карта, на которой была отмечена Западная Армения), и священника евангелической церкви в константинопольском районе Кетикпаша Гранта Гюзеляна, арестованного 25 марта 1981 года. А 5 августа 1986 года из французской тюрьмы были освбождены и трое участников операции "Ван".

К сожалению, сам Арам Басмаджян не дожил до своего освобождения: он погиб в тюрьме Флёри-Мерожи 12 апреля 1985 года и был похоронен на кладбище Пер-Лашез.



Перед тем как отправиться на операцию «Ван», Арам написал такие слова: «Я знаю, что возложенная на меня ответственность очень велика, и в ходе выполнения задачи я могу пожертвовать своей жизнью. Это осознание дает мне больше смелости и веры, потому что я уверен, что без самопожертвования мы ничего не сможем достичь».

Операция «Ван» вписана золотыми буквами в славные страницы нового этапа национально-освободительной борьбы армянского народа как один из выдающихся примеров мужества и самопожертвования.


© Пандухт

Турецкие силовики продолжают нести потери на всех фронтах



Министерство обороны Турции обнародовало данные двух аскеров, убитых накануне в стычке с курдами в районе Хафтанин в северном Ираке. Это узман-чавуш Исмаил Караташ из Бозовы (Мараш) и узман-Капрал Онур Каракайя из Тургутлу (Маниса), 1998 года рождения.



Кроме того, согласно информации, 24 марта в районе Алтынёзю (ил Хатай) в результате неосторожного обращения с оружием получил огнестрельное ранение из закрепленного за ним оружия рядовой Юсуф Дурук из Карина, 1996 года рождения. Аскер был доставлен в больницу Антиохии, где, не приходя в сознание, скончался.

Стоит также отметить, что днем ранее источники в Ливийской национальной армии опубликовали видеокадры, на которых запечатлены четверо убитых турецких аскеров и несколько турецких наемников-джихадистов из Сирии. Никакой информации о них турецкое военное ведомство не публиковало.

© Пандухт

К годовщине Московского российско-турецкого договора



16 марта исполняется очередная, 99-ая годовщина подписания Московского договора «о дружбе и братстве» между турками и российскими большевиками.

Несмотря на пафосные формулировки и декларируемые ценности, стороны преследовали вполне приземленные, сугубо практические цели. Основной причиной тогдашнего российско-турецкого магнетизма была фактическая и юридическая «хрупкость» режимов подписантов договора. Особенно это касалось кемалистов, спасение которых, собственно, и произошло благодаря военной, финансовой, дипломатической и прочей помощи российских большевиков.

Именно ради этого спасения Кемаль щедро вешал лапшу на большевистские уши, обещая, к примеру, предоставить «всем территориям со смешанным населением право определить свою судьбу». Заметьте: территориям, а не народам, поскольку к этому времени Западная Армения и Понт уже были «очищены» от автохтонного населения. Но большевиков такие мелочи не смущали. Им грезилась мировая революция. И с агентом империализма — дашнакской Арменией — никто церемониться не собирался. В связи с резким «покраснением» Кемаля была даже создана Коммунистическая партия Турции под руководством Мустафы Субхи. Причем была создана не абы где, а в… Баку, в ходе Первого съезда народов Востока, проходившего под оголтелые антиармянские лозунги.

В итоге Кемаль получил своё и даже более того. Помимо щедрого прироста территорий, чудесного возвращения к жизни выкидыша турецкого экспансионизма — Азербайджана, и обретения пуповины между ними через армянский Нахиджеван, ему были дарованы 8,5 тонн золота, 38 тысяч винтовок, 324 пулемета, 44,5 тыс. ящиков патронов; 66 орудий, 140 тыс. снарядов. А еще продовольствие, амуниция, транспортно-логистические услуги. Помимо этого помощь на местах во многих сферах туркам оказывали российские специалисты. И все это происходило в то самое время, когда Советская Россия сама отчаянно нуждалась практически во всём.

Решив свои проблемы с армянами, греками и европейскими державами, Кемаль благополучно забыл о «борьбе за права всех угнетенных», а руководители новосозданной Коммунистической партии Турции во главе с Мустафой Субхи оказались... на дне Черного моря, зарезанные и утопленные по приказу Кемаля — факт, получивший в истории название «Бойня пятнадцати».

Собственно, российско-турецкий водевиль с переменным успехом, но с теми же самыми бенифициантами в лице Турции и Азербайджана, продолжается и по сей день.



© Пандухт