?

Log in

No account? Create an account

Держаться подальше...



Встретилось в победившей команде знакомое лицо, и пришел на память текст, который я написал о начинающем политике Изабелле Абгарян чуть менее 5 лет назад. Привожу его ниже:

"У меня нет знакомых политиков. Хотя я знаком с людьми, которые, на мой взгляд, способны были бы многое изменить и много хорошего привнести в нынешнюю политическую жизнь Армении. Но каждый из них ежедневно занимается своим делом, в силу различных причин оставаясь вне внутриполитической борьбы. И это обстоятельство тоже является очередным поводом задуматься о том, что наверно, политика — это не совсем то, вернее, совсем не то, к чему стоит стремиться, если личности такого масштаба не стремятся туда.

Хотя нет, ошибаюсь, есть в моей виртуальной френдленте человек, вроде как ищущий себя на политической стезе. Это известный блоггер Изабелла Абгарян. Мне, признаюсь, довольно любопытно наблюдать за ее превращением из блоггера в политика, ибо в этом превращении есть масса пищи для размышлений. Заранее прошу прощения у Изабеллы, ничего личного, но политика, как известно, материя публичная, поэтому, раз уж «назвался груздем»…

Действительно, какое-то время назад Изабелла была активнейшим блоггером, интересным собеседником и генератором различных идей в блогосфере. Затем она включилась в активную предвыборную борьбу, и даже, насколько я помню, фигурировала в списках «Наследия». Кстати, не подумайте ничего такого, я уважаю выбор любого человека, с этим никаких проблем. В предвыборный период Изабелла очень вдохновенно (в хорошем смысле этого понятия) агитировала за Раффи Ованнисяна, пользовалась большим вниманием и поддержкой оппозиционно настроенной части армянских блоггеров. Даже, помнится, постинг у нее такой был: «Восемь причин, по которым я буду голосовать за Раффи», — что-то типа этого. Некоторые читатели ее журнала отписывались в том смысле, что все политики продажны, но ты бы, Иза, была отличным президентом. И красной линией предвыборной агитации в журнале Изабеллы той поры проходил лозунг «Или сейчас, или никогда».

Не скажу, что я не желаю изменений в стране. Конечно, желаю. Однако связывать их с личностью Раффи Ованнисяна мне бы не пришло в голову никогда, что, собственно, он и без моей помощи с блеском доказал большей части своих сторонников. Но, повторюсь, Изабелла сделала свой выбор, на который имела полное право. И хотя ее посты приобрели специфическую направленность, я продолжал читать ее сообщения, хотя бы для того, чтобы иметь представление о деятельности «Наследия», так сказать, из первых рук.

Первым неприятным открытием для меня стал ответ Изабеллы на достаточно невинный постинг блоггера ifodiano о том, что митинги митингами, но мусор на площади за собой неплохо бы и убирать. Смысл ответной реплики Изабеллы сводился к тому, что мы тут важным делом занимаемся, революцию делаем, а шелуху пусть убирают дворники, они за это от «кровавого режима» зарплату получают. И вообще, мусорить – это такая национальная армянская традиция. Могу ошибаться в деталях, но суть реплики была именно такова. Затем Изабелла начала безжалостно удалять из списка друзей всех тех, кто имел отличные от нее взгляды на жизнь и смел эти взгляды высказать в дискуссии с ней. Поразило меня и то, что в самый напряженный момент выборных событий, когда сторонники Раффи (точнее сказать, противники Сержа) настойчиво стремились спровоцировать кровопролитие, Изабелла привела к тогдашнему кумиру своих детей. Знаете, лично для меня политика и дети – понятия несовместимые, особенно в такой взрывоопасный момент. Но, опять же, видимо, Изабелла посчитала, что так надо, и я не смею ее в этом разубеждать.

Тем удивительнее было, когда, буквально за считанные дни до голосования Изабелла… отправилась в Америку, бросив кумира, в жертву которому только что готова была принести жизнь своих детей, и отправив в топку лозунг «Или сейчас, или никогда». Хотя и это я могу понять: лозунги лозунгами, а в Америку не каждый день приглашают.

Сейчас в постингах Изабеллы место недавнего кумира вакантно. Нет в них теперь ни красивых лозунгов, ни фантастических программ, с помощью которых всего год назад Изабелла собиралась в мгновение ока осчастливить Армению. Зато в них теперь все чаще проскальзывает риторика в стиле Заруи Постанджян, только калибром помельче: скажу, что захочу, все равно никто в суд не подаст и в клетку не запрет. Не асфальтируют власти улицы – плохо, асфальтируют – значит, деньги отмывают, лучше бы заасфальтировали дорогу в Изино село. При этом ни каких-либо доказательств отмывания, ни обращений в суд – зачем? - все вот так: на уровне слухов и сплетен. И сейчас я почему-то не сомневаюсь: получи Изабелла госдолжность чуть выше секретарши при Раффи, асфальт в ее селе обязательно бы появился. Не знаю насчет всего села, но от трассы до дома Изиных родителей – точно. И если блоггер Изабелла была мне глубоко симпатична, то от политика Абгарян я предпочту держаться подальше.

Вот ведь любопытная штука: свобода слова в Армении при «кровавом режиме» перехлестывает все рамки, порою доходя до откровенного беспредела: говори, что хочешь и о ком хочешь, неси любую ахинею, поливай грязью всех, начиная с президента страны, заканчивая полицейскими при исполнении, – ничего тебе за это не будет. Но что, дорвавшись до власти, сделают с этой свободой слова сегодняшние оппозиционеры, реально не готовые выслушать, а уж, тем более, принять иное мнение?

Повторюсь еще раз: не имею ничего против Изабеллы лично и излагаю всего-навсего свои субъективные наблюдения. Абгарян – лишь очередное порождение системы, в которой многие, не обладая ни знаниями, ни навыками, не реализовав себя профессионально, рвутся к управлению страной. При этом ни за что не хотят отвечать, популярность добывают распространением кухонных сплетен, но при всем при этом имеют колоссальные амбиции.

Что будет делать со страной большая часть митинговых ораторов, окажись они у власти? Что, кто-то на полном серьезе верит, что при президенте Ованнисяне, или президенте Абгарян страна вступит в период расцвета? Кто-нибудь всерьез верит в то, что их последователи, бросив митинговать, начнут, наконец, вкалывать?"

Что ж, сегодня, поздравляя Абгарян и ее команду с блестящей победой, могу сказать, что ее превращение из симпатичного блогера в политика состоялось. Хотя точнее будет сказать: состоялось ее превращение в чисто армянского политика, о чем бесстыдно свидетельствуют изины бложики в соцсетях, капитально вычищенные от пропагандистской мишуры прошлых лет.

Остается лишь сказать, что партия "Наследие" Раффи Ованнисяна, с которой Иза 5 лет назад встречала восходы и закаты, собиралась открыть 400 тысяч рабочих мест и сделать еще кучу замечательных вещей, на вчерашних выборах не набрала и 1 процента.

Зато теперь, благодаря в том числе и Изе, у нас будут новые станции метро, сверхприбыльный субсидированный наземный городской транспорт и, конечно же, мечта любого ереванца — широкие, как Араратская долина, лифты...

Ну, а в завершение еще раз повторю слова, которые написал 5 лет назад:

"Если блоггер Изабелла была мне глубоко симпатична, то от политика Абгарян я предпочту держаться подальше".

© Пандухт




Четверо депутатов от фракции РПА в НС распространили заявление, текст которого мы приводим ниже.

Никол Пашинян срывает все маски: начиная с него самого, до первого приспособленца-республиканца, от высокочтимых политических институтов до молчаливых бойцов инструкции «с этого момента мы не проклинаем его, а хвалим». С одной стороны, это отвратительное стремление любой ценой «украсть» депутата, а с другой стороны — тексты пошедших на это из-за запугивания или же из приспособленчества, сегодня оставляют гнетущее впечатление. Факт в том, что победа приспособленчества никогда не длится долго, она лишь создает новые основы для обесценивания и разложения. Вместо переговоров между политическими силами «преследовать» каждого депутата — это то же самое, что приставить оружие к депутатскому лбу и заставить выполнять твою волю.

Это вне права и, тем более, вне морали. Станет ли депутат, волею судьбы оказавшийся в эпицентре подобного развития событий, уважать сам себя, станет ли после этого его хоть кто-нибудь уважать? Трагедия в том, что последствия этой поляризации, неуступчивости и отсутствия желания вести переговоры, разговаривая лишь на языке ультиматумов, ведут к кризису социальных и человеческих отношений с чрезвычайно опасными последствиями для чувства сохранения собственного достоинства.

Нужно найти справедливое решение, необходимо найти иные способы не растаптывать друг друга, самоутверждаясь за счет достоинства других. Не звоните нам, господа с разных сторон, просто не звоните. Мы не участвуем этой дешевой игре. Если вы не в состоянии найти цивилизованные решения, то мы для вас не инструмент. Мы обеспокоенно и разочарованно следим за тем, что вы делаете. Мы будем молча ждать. Но обязательно сделаем все возможное для реальной новой Армении.

Депутаты НС:
Мигран Акопян
Карен Бекарян
Арман Сагателян
Самвел Фарманян


8cadc9c2908c.jpg

19 сентября в Азербайджане почил в бозе некто Новруз Гасанов, известный под прозвищем Новруз-ами — дядя Новруз. И хотя это имя навряд ли о чем-либо говорит армянским читателям, как, впрочем, и большинству азербайджанских, тем не менее, нас данный персонаж заинтересовал. И вот почему.

В некрологе, опубликованном азербайджанскими таблоидами, говорится о том, что уроженец села Базалганлы во временно оккупированной закавтурками восточной части армянского Тавуша, Новруз Гасанов работал на различных должностях в органах МВД Азербайджана. После развала Союза примкнул ко второму президенту данного гособразования Абульфазу Эльчибею, коим был назначен на должность начальника полиции Товузского района. Далее приведу цитату:

«Созданный им по поручению руководства страны лагерь «Ruzigar» в селе Кирен Товузского района, состоящий из прибывших из Турции бойцов, играл большую роль в проходящих в регионе военных операциях».

Одной из таких операций указывается некое действие, совершенное в первую годовщину Агдамской трагедии якобы с заходом на территорию, контролируемую армянами. Нас заинтересовала данная информация, и мы провели небольшое журналистское расследование.

Но вначале вкратце напомним нашим читателям хронологию турецкого присутствия в Азербайджане в последние годы существования СССР и в первые годы независимости данного гособразования.

С самого начала современного этапа Арцахского движения Турция проявляла пристальное внимание к развитию событий в регионе. С 1988 года как турецкая разведка, так и политические организации этой страны в ускоренном порядке приступили к формированию протурецких национал-экстремистских группировок на территории СССР (в основном в Азербайджане и на Северном Кавказе) для дестабилизации обстановки в стране. Эмиссары турецкой Партии националистического движения (Milliyetçi Hareket Partisi — МНР) Алпарслана Тюркеша и ее наиболее радикального крыла — организации «Бозкуртлар» или «Бозкуртчулар» («Серые волки», еще одно название организации — «Ülkü Ocakları» — «Улькю оджаклары» — «Идеалистические очаги») стоят за кулисами геноцидальных действий против сумгаитских армян в феврале-марте 1988 года. К 1989 году в Баку, Сумгаите, Кировабаде (Гандзак), Мингечауре, Нахиджеване, Шуши и других местах уже вовсю функционировали организации, чья деятельность инспирировалась из Турции. Проводниками турецких планов в регионе выступали Народный фронт Азербайджана и партия «Мусават». Сеть осведомителей из числа фронтистов и мусаватистов снабжала турецкую агентуру информацией непосредственно из структур МВД и КГБ Азербайджана, а также из советских Вооруженных сил и погранвойск КГБ СССР.

Первую обкатку протурецкие группировки прошли в январе 1990 года во время армянских погромов и противостояния советским войскам в Баку. На этот же период приходятся и первые официальные сообщения о турецкой военной помощи Азербайджану и участии «серых волков» в столкновениях с армянскими отрядами в армяно-нахиджеванском приграничье, куда боевики пробирались через разрушенный азербайджанской толпой в конце 1989 – начале 1990 гг. нахиджеванский участок советско-турецкой границы.

В октябре 1991 года Баку посетил главнокомандующий сухопутными силами, начальник Генштаба ВС Турции, генерал Доган Гюреш. Сразу после этого визита в Азербайджан начинаются активные переброски вооружений и боеприпасов из Турции, сведения о которых со временем становятся достоянием общественности. К примеру, указывалось, что в ходе только двух перебросок по воздуху в Нахиджеван закавтурки получили около 5 тысяч автоматов, значительное количество минометов и военной амуниции.

В конце января 1992 года во время официального визита в Турцию тогдашнего президента Азербайджана Аяза Муталибова было подписано соглашение об обучении и подготовке офицеров формирующейся Национальной армии Азербайджана в турецких военных учебных заведениях, а также на территории Азербайджана. В период вступления боевых действий в активную фазу (1992 год — Пандухт) в Азербайджане был создан аппарат из турецких советников и инструкторов. Большая группа высокопоставленных офицеров турецкой армии (около 150 офицеров и с десяток генералов в отставке) оказалась задействована в милитаристских программах Азербайджана, принимая участие в разработке боевых операций и обучении штурмовых и диверсионных подразделений азербайджанской аскерни. Военным советником нового президента Азербайджана Абульфаза Эльчибея становится турецкий генерал Яшар Демирбулак, впоследствии вошедший в состав Совета безопасности Азербайджана.

В марте 1992 года первый премьер-министр Азербайджана Гасан Гасанов официально обращается к президенту Турции Тургуту Озалу и премьер-министру Сулейману Демирелю за «неотложной помощью» в войне против арцахских армян.

15 мая 1992 года в охваченный антимуталибовскими митингами Баку прибывает специальная делегация во главе с премьер-министром Турции Сулейманом Демирелем в сопровождении руководителя Партии националистического движения Алпарслана Тюркеша. Выступая на бакинском митинге, Тюркеш призывает закавказских турок поддержать Народный фронт Азербайджана и его лидера Абульфаза Эльчибея.

В конце мая 1992-го в Анкаре с участием президента Тургута Озала и премьер-министра Сулеймана Демиреля рассматривается вопрос о возможной отправке турецких войск в Нахиджеван и Нагорный Карабах для участия в боях против армянских сил. Главнокомандующий сухопутными силами Турции, генерал-лейтенант Мухиттин Фисуноглу заявляет о том, что «все необходимые приготовления сделаны», и турецкая армия ожидает приказа на вторжение. Именно тогда главнокомандующий ВС СНГ, маршал авиации Евгений Шапошников осаживает турок, предупредив о том, что если к армяно-азербайджанской войне добавится еще одна сторона, мир может оказаться на грани Третьей мировой войны.

К крупномасштабному наступлению азербайджанской военщины в июне 1992 года из Турции в Азербайджан под видом медикаментов, продовольствия и гуманитарных грузов доставляются 5 тысяч ракет «Стингер», ракетные установки, минометы и мины.

В августе 1992 года между Азербайджаном и Турцией подписывается договор о военном сотрудничестве.

В середине 1992 года турецкие инструктора проводят обучение около 450 азербайджанских призывников на Габалинской радиолокационной станции.

В течение 1992 года Анкара приобрела у объединенной Германии военную технику советского производства. При этом истинная цена данного вооружения намного превышала заявленную сумму в $800 млн., что послужило причиной крупного правительственного скандала, приведшего к отставке министра обороны Германии. Поскольку турецкая армия, оснащенная по стандартам НАТО, в подобном вооружении не нуждалась, все оно фактически предназначалось и было передано Азербайджану. Кроме того, в прессу просачивается информация о передаче Азербайджану $30 млн. от правительства Турции.

По данным российской прессы, на конец 1992 года из Турции в Азербайджан было переправлено в общей сложности около 5-6 тысяч турецких офицеров и солдат. При этом данная инициатива исходила непосредственно от турецкого правительства, а набор офицеров для последующей их отправки в Азербайджан производился за счет государственных секретных фондов.

В апреле 1993 года, в нарушение решений Пражского саммита СБСЕ от 28 февраля 1992 года, согласно которому запрещались любые военные поставки в зону Карабахского конфликта, Турция и Азербайджан подписали соглашение, по которому турецкая сторона обязывалась предоставить Азербайджану легкое вооружение и подготовить военных специалистов. За сим последовала переброска в Азербайджан новой партии турецкого оружия.

Летом 1993 года близ села Шахбулаг Агдамского района (ныне — Суренаван Аскеранского района Республики Арцах — П.) военнослужащими Армии обороны Арцаха был обнаружен склад с еще не использованными пулеметами и минометами турецкого производства. С данными вещественными доказательствами турецкого военного содействия азербайджанской агрессии был ознакомлен тогдашний председатель Минской группы СБСЕ Марио Рафаэлли, находившийся в тот момент в Степанакерте.

В ходе стратегически важной зимней операции по освобождению Омарского перевала (1994 год) военнослужащие Армии обороны обнаружили в горах крупный склад с боеприпасами турецкого производства — артиллерийскими снарядами, противотанковыми минами и т. д.

*****

На определенных этапах военного конфликта в Азербайджане единовременно находилось до 450 турецких военных советников, основную часть которых составляли сотрудники Национальной разведывательной организации (Milli İstihbarat Teşkilatı — MIT) и Главного разведывательного управления Генерального штаба (ГРУ ГШ) турецких ВС.

Что же касается «серых волков», то всего, по данным из азербайджанских источников, в Арцахской войне и боевых действиях на границах Армении принимали участие около трехсот членов группировки «Бозкуртлар» / «Идеалистические очаги». Свыше двух десятков из них были уничтожены армянскими бойцами. По данным же арцахской разведки, число турок, участвовавших в войне, превышает азербайджанские данные как минимум в 10 раз. По информации, только на сборный пункт турецкого города Сейдишехир явились 237 граждан, изъявивших желание воевать против армян. Помимо этого, от партии Националистического движения через структуры «Серых волков» в Азербайджане осуществлялось финансирование и вооружение формировавшихся отрядов азербайджанских боевиков. Один из основателей Народного фронта Азербайджана Зардушт Ализаде в своей работе «Конец второй республики» озвучивает количество учебных центров, в которых турецкие инструктора готовили боевые части для войны против арцахских армян — 32. По его словам, перед избранием Гейдара Алиева президентом по его приказу они были расформированы.

На должность лидера «бозкуртов» в Азербайджане их лидер Алпарслан Тюркеш «благословил» тогдашнего министра внутренних дел Азербайджана Искандера Гамидова, который в 1992-1993 гг. координировал финансовые потоки и поставки вооружения и боеприпасов из Турции. После своей отставки с поста министра в апреле 1993 года Гамидов создал Национально-демократическую партию Азербайджана, вторым названием которой фигурировало все то же «Боз Гурд». В 1994 году партия прошла государственную регистрацию в министерстве юстиции Азербайджана. Однако в 1995 году Верховный суд республики аннулировал регистрацию «Боз Гурд» в связи с привязкой организации к ее турецкой «матери», заработавшей в мире «славу» террористической.

*****

Ну, а теперь возвращаемся к персонажу, с которого мы начали данную работу — Новрузу Гасанову. Много любопытной информации о нем, «Серых волках» и подробностях тех времен можно почерпнуть из его прошлогоднего интервью изданию «Мусават», приуроченному к 70-летию Новруза-ами. К началу движения фронтистов Гасанов работал начальником уголовного розыска в Гандзаке. Он рассказывает, что однажды к нему домой прибыл известный фронтист по имени Мирсалам Багироглу и попросил отправиться в Товуз, где шли боевые действия на границе с Арменией. Прибыв в Товуз, Гасанов направился в село Алибейли в сопровождении некоего Этибара Амирасланова, являвшегося командиром местных «Серых волков». Гасанов вспоминает, что оружием их тайно снабжал брат президента Ингушетии Руслана Аушева, в звании капитана служивший в парашютно-десантном полку 104-ой гвардейской воздушно-десантной дивизии ВДВ России в Гандзаке. Гасанов рассказывает, что брата Аушева заинтересовало, как действуют азербайджанские боевики на линии фронта. По словам Гасанова, Амирасланов похвастался, что они могут, когда захотят, привести «языка» с армянской территории. И спустя час его боевики явились с пленным армянином. Гасанов уверяет, что Аушев оказывал им большую поддержку в тот период.


Командир товузских «Серых волков» Этибар Амирасланов

Через некоторое время, когда к власти в Азербайджане пришел Народный фронт, Гасанов был назначен начальником полиции Товуза. Под его руководством в районе начали формироваться вооруженные группировки и строиться оборонительные укрепления. Штаб-квартира местных «Серых волков» располагалась на горе Долматлы в местечке под названием Чанлибель. Это между селами Алибейли и Юхары Ойсюзлю Товузского района. Финансовую помощь в строительстве оборонительных сооружений и казарм для боевиков оказывал товузский бизнесмен Видади Ахмедов. Затем в Товузе был создан Совет обороны, главой которого стал Гасанов.

Далее Новруз приступает к рассказу о турецких наемниках, прибывших воевать против армян. По его словам, всего их было 48 человек. Вместе с местными азербайджанскими боевиками группировка состояла из 70 человек. Это те, кто базировался в лагере «Рузигар» в селе Киран Товузского района. По рассказам Гасанова, в других регионах также присутствовали турецкие боевики. К примеру, некий Юсуф воевал в Тартаре.

Среди турецких террористов в лагере «Рузигар» Гасанов выделяет «бозкуртов» Атиллу Кайя и Хамита Ильташа. Согласно рассказу Новруза, в первую годовщину Агдамской трагедии боевики под руководством Атиллы Кайя провели некую «операцию мести» на территории, контролируемой армянами. «Это были достойные истории удары по врагу. Пользуясь возможностью, выражаю благодарность каждому из них (Кайя и Ильташу — П.) от себя и нации», — говорит он.


Атилла Кайя, Новруз Гасанов и Хамит Ильташ

Гасанов рассказывает, что в ходе войны в рядах турецких наемников имелись потери. Он лично обеспечивал турецких боевиков внутренними паспортами жителей Товуза, за что позже (при Гейдаре Алиеве — П.) был обвинен в мошенничестве. «Моя цель состояла в том, чтобы, если наши друзья погибли бы в бою, об этом не стало известно международному сообществу, если бы их трупы попали в руки армян. К счастью, все они вернулись на родину, и по данному обвинению я был оправдан. Затем один из них, Хакан Ишик, был убит в Турции членами РПК (Рабочая партия Курдистана — П.). РПК метнули гранату во время сбора «Ülkü Ocakları» в Стамбуле. Я присутствовал на его похоронах».

Гасанов рассказывает, что наибольшие потери отряд понес 31 декабря 1992 года, когда лишился восьми боевиков, и называет имя одного из них — полицейский Валентин Рзаев. А всего на кладбище боевиков в Товузе, по его словам, имеется около 100 могил террористов, уничтоженных армянскими бойцами.

С приходом к власти Гейдара Алиева Гасанов угодил в опалу и в течение 13 лет пребывал в эмиграции в Турции. С письменным прошением о его прощении к президенту Азербайджана Ильхаму Алиеву обратился главный редактор газеты «Ени Мусават» Рауф Арифоглу, и просьба была удовлетворена, после чего Новруз вернулся в Азербайджан.

*****

Теперь более детально познакомимся с «бозкуртами» Атиллой Кайя и Хамитом Ильташем, чьи имена озвучил почивший в бозе Гасанов. Это отнюдь не рядовые турецкие националисты, как может представляться на первый взгляд. Оба являются депутатами Великого национального собрания Турции в составе МНР от Стамбула и Карса соответственно, а Атилла Кайя вообще длительное время фигурировал в должности заместителя нынешнего башкана партии — Девлета Бахчели. 4 января 2017 года Кайя подал в отставку со своего поста, не согласившись с решением Бахчели голосовать за изменения в Конституцию Турции, предусматривающие переход страны на президентскую форму правления. Тем не менее, в партии Кайя остался, кроме того, он возглавляет культурно-образовательный фонд «Ülkü Ocakları». В своей депутатской деятельности Кайя регулярно отмечается антиармянскими заявлениями. К примеру, он выступал против открытия армяно-турецкой границы, критиковал правительство Эрдогана за неоказание поддержки Азербайджану в вопросе карвачарских диверсантов Аскерова и Гулиева.

В прошлом году Кайя в очередной раз посетил Азербайджан и, в частности, то самое место, где располагался лагерь турецких «бозкуртов» «Рузигар». Ниже представляем видео, снятое во время данного визита.



Оператор, в роли которого выступает главред «Ени Мусават» Рауф Арифоглу, задает Кайя вопрос: «О чем вы думаете?» Тот отвечает: «25 лет тому назад, в наши молодые годы, Рауф бек, мы прибыли сюда, в Азербайджан, в лагерь «Рузигар».

Арифоглу: С кем прибыли?

Кайя: Впервые мы прибыли сюда вдвоем с Хамитом-ходжой. Новруз-ами привел меня сюда. Новруз-ами показал нам это место. Он спросил меня, можно ли здесь основать лагерь? Я сказал, что можно. Через неделю из Турции прибыл Хамит-ходжа. Мы с Хамит-ходжой пришли сюда (рукой показывает влево), Хамит-ходжа одобрил это место. Потом отправились на встречу с министром обороны, его звали Дадаш Рзаев. После этого прибыли друзья из Турции, из Азербайджана прибыли, из Узбекистана прибыли, из Туркменистана двое прибыли. Здесь проходили учения. Мы здесь много чего сделали. Там, за холмами, есть река, там есть горы, Алибейли, Агдере, и дальше мы пошли, вплоть до…

Арифоглу: На армянской территории тоже были?

Кайя: Да. Такие дела.

Арифоглу: Когда все это было?

Кайя: 25 лет тому назад.

Арифоглу: А сколько вы здесь оставались?

Кайя: 6 месяцев. В мае 1993-го всё завершилось.

Арифоглу: Добро пожаловать обратно.

Кайя: Пусть придет тот день, когда освободим земли: Агдере, Агдам, Шушу, Лачин. Пусть Аллах даст нам увидеть те дни.

Арифоглу: Аминь!

*****

Вашему покорному слуге стало любопытно, какую такую «операцию» турецкие «бозкурты» проводили в направлении Агдере (если кто не в курсе, так турки называют армянский райцентр Мартакерт — П.) в дни первой годовщины Агдамской трагедии (то есть 25-26 февраля 1993 года — П.). У меня дома хранится гигантский архив документов, писем, газетных и журнальных статей, личных воспоминаний с детальной хронологией современного этапа Карабахского движения и Арцахской войны. Порывшись в своем архиве, я поначалу не обнаружил каких-либо серьезных локальных акций в озвученные турком дни. Однако потом кое-что интересное все же нашлось. Но, прежде чем приступить к рассказу об этом эпизоде, обрисую ситуацию в Арцахе и расстановку сил на описываемое время.

В начале января 1993 года Россия, США и Турция предложили новую трехстороннюю инициативу обсуждения Арцахского вопроса — «формат 5+1», то есть Россия, США, Турция, Армения и Азербайджан плюс Нагорный Карабах. Арцахцы категорически отвергли постредничество Турции, открыто выступавшей на стороне Азербайджана, после чего боевые действия по всему азербайджано-арцахскому фронту вступили в новый этап, в котором Азербайджан задействовал практически весь свой арсенал — штурмовую авиацию, тяжелые танки, боевые машины пехоты и т. д. Однако, благодаря умелым действиям Армии обороны, навязавшей противнику тяжелые позиционные бои, к концу января наступление НАА, понесшей большие потери в живой силе и боевой технике, на мартакертском и аскеранском направлениях выдохлось.

5 февраля, измотав противника в оборонительных боях, подразделения Армии обороны нанесли мощный контрудар в районе села Члдран Мартакертского района, освободив село и захватив у противника в качестве трофея 2 танка и БМП. После чего азатамартики приступили к последовательному освобождению оккупированных азербайджанской армией населенных пунктов Мартакертского района.

12 февраля армянские подразделения нанесли удар по передовым азербайджанским силам в районе Карвачара, что привело к панике в рядах врага и беспорядочному отступлению, в ходе которого сотни молодых азербайджанских солдат замерзли до смерти или пропали без вести.
В этот же день было освобождено ключевое село Дрмбон, где разместился штаб Мартакертского оборонительного района.

13 и 14 февраля подразделения Армии обороны, перегруппировавшись, нанесли новый удар на мартакертском фронте. Сопротивление закавтурок на этом участке было сломлено; под контроль Армии обороны перешли села, примыкающие к Сарсангскому водохранилищу.

15 февраля армянские подразделения вошли в Гетаван. В этот же день в Азербайджане полковник Сурет Гусейнов лишился должности командующего Вторым армейским корпусом.

20 февраля от оккупантов был освобожден Атерк. В этот же день Рагим Газиев был снят с должности министра обороны Азербайджана, а на его место назначен полковник запаса Дадаш Рзаев (помните рассказ Атиллы Кайя? — П.), которому по этому случаю было присвоено звание генерал-майора.

К 25 февраля в результате упорных боев Армии обороны удалось установить полный контроль над Сарсангским гидроузлом с находящейся здесь электростанцией, имевшей жизненно важное значение для молодой республики.

*****

Ну, а теперь о том, что произошло 26 февраля 1993 года. Об этом эпизоде войны рассказал тогдашний руководитель пресс-службы Верховного Совета НКР, ныне депутат арцахского парламента и один из основателей Степанакертского пресс-клуба Гегам Багдасарян. Он с телеоператором Беником Караханяном отправился на ГЭС, которая до этого несколько раз переходила из рук в руки и, наконец, оказалась под нашим контролем. Исходя из важности данного объекта, от которого зависело водо- и энергоснабжение республики, журналистов интересовало его состояние. Прибыв на место и проведя съемку, журналисты спокойно беседовали с нашими военными на блокпосту, когда внезапно началась вражеская атака. Она была столь неожиданной и интенсивной, что наши бойцы с самого начала понесли серьезные потери. С помощью танков и ракетных установок, при поддержке с воздуха, врагу удалось окружить гидроэлектростанцию вместе с охраной. Через некоторое время сопротивление защитников станции прекратилось: большинство из них погибло, а в живых оставались лишь журналисты, работник аналитического отдела арцахского парламента, водитель и несколько добровольцев из Армении. Всем им уже были слышны голоса приближающихся вражеских аскеров.


Товузские «Серые волки»

По рассказу Гегама Багдасаряна, они отошли от гидроузла и обнаружили, что все три основных пути к отступлению уже перекрыты. Оставалась последняя, четвертая дорога, которая уходила вдоль возвышенности: за ее поворотом еще не было противника. Нужно было немедленно преодолеть 200 метров простреливаемой врагом дороги. Это был единственный шанс спастись. Гегам рассказывает, что добровольцы из Армении отказались уходить и стали прикрывать огнем отход их «Нивы». «На большой скорости нам удалось не только самим выбраться под огнем из окружения, но и вывезти с собой нескольких раненых. Только через несколько дней стало известно, что все добровольцы, которые прикрывали нас в тот день, погибли»...

Позднее армянский контроль над Сарсангской ГЭС был восстановлен. Но, вполне возможно, что эта акция врага, имевшая место 26 февраля 1993 года, в ходе которой погибло много наших бойцов, как раз и есть результат вылазки турецких «серых волков». И, стало быть, в высшем законодательном органе Турции восседают террористы и военные преступники, запятнавшие себя армянской кровью.

*****

Что же касается обстановки на фронте, то после сокрушительного поражения в Карвачаре и военных неудач в Мартакерте в Азербайджане произошла очередная смена власти. Мятеж Сурета Гусейнова в Гандзаке завершился государственным переворотом и возвращением к власти Гейдара Алиева.

15 июня 1993 года Гейдар Алиев был избран председателем Верховного Совета Азербайджанской республики и, согласно решению Национального собрания, с 24 июня приступил к исполнению обязанностей президента республики.

На мартакертском фронте к 26 июня аскерня была выбита с позиций у высот «Пушкин ял» и «Телевышка». Перерезав автодорогу Агдам-Мартакерт и получив позиционное превосходство после занятия стратегически важных высот, Армия обороны довела операцию по освобождению райцентра до логического завершения. И 27 июня 1993 года город Мартакерт, почти год находившийся под вражеской оккупацией, был освобожден.

30 июня Гейдар Алиев назначил мятежного полковника Сурета Гусейнова новым премьер-министром Азербайджана. 28 августа граждане Азербайджана на общенациональном референдуме выразили вотум недоверия Эльчибею. А в ноябре Гейдар Алиев провел выборы президента, на которых сам же и победил.

После расформирования всех лагерей турецких террористов, созданных в годы правления Эльчибея, Алиеву, оказавшемуся дрянным полководцем и терявшему район за районом, вновь понадобилась турецкая помощь. И к сентябрю 1993 года Турция вновь сосредоточила на армянской границе многочисленный воинский контингент в составе 220-ой механизированной и 9-ой артиллерийской группировки Сарикамышской дивизии турецкой армии. Тогда же турецкий премьер-министр Тансу Чиллер сделала памятное заявление о том, что Турция «не собирается сидеть, сложа руки».

Это было время властного кризиса в России, когда противостояние между президентом Ельциным и парламентом достигло своего апогея, перейдя в вооруженные столкновения. В Турции и Азербайджане с нетерпением ожидали смещения Бориса Ельцина и прихода к власти сил, готовых на пересмотр российско-армянских военно-стратегических договоренностей и вывод дислоцированного в Армении российского воинского контингента. Но турецким ожиданиям воплотиться в жизнь было не суждено.

В феврале 1994 года, чувствуя приближение военно-политического фиаско своего гособразования, Гейдар Алиев во время официального визита в Анкару обратился к турецкому руководству с просьбой отправить новый большой контингент турецких военных для натаскивания азербайджанской аскерни и помощи в войне против арцахских армян. Анкара отвечала положительно, однако хребет агрессора к тому моменту уже был окончательно сломлен.


© Пандухт

Автор благодарит Эльнура Наджафзаде за помощь в работе над материалом.


Для чего им парламент?



Единственный вопрос, на который адепты Пашиняна должны ответить себе честно, это для чего им вообще сдался парламент? Депутаты, способные что-то сказать вразрез Николу — заведомо враги, инакомыслящие — контра. Пункт один: Никол всегда прав. Если Никол не прав, смотри пункт один.

Так для чего вам парламент? Создать перед международными структурами видимость демократического государства? Только для этого? Но ведь гордые бандерлоги никого на свете не боятся. Или вышвырнуть ту же Арпине Ованнисян из парламента силой недемократично, а затравить ее матюгами, попутно оскорбляя вместе с ней ее близких — это самое то?

Так вперед — поступите так, как хочется вам, а не дядям в америках и еуропах. Разгоните силой парламент, повесьте на площади неугодных вам депутатов. Расстреляйте инакомыслящих, разгоните прессу, оставив лишь "Айкакан жаманак" и 1 телеканал, заблокируйте раздражающие вас аккаунты. Установите на площади имени Никола статую Николу, под ней поставьте для него трон и прыгайте вокруг него строем, выдавая свое бархатное "ху-ху". Пишите книги о Николе, снимайте фильмы о Николе, пойте песни о Николе, рожайте николов для Никола — и будет вам счастье. По крайней мере так вы единственный раз в своей жизни поступите честно. Может, уже хватит строить из себя непорочных демократических дев, как вы делали это на протяжении двух десятков лет?

© "Все джунгли будут думать завтра так, как бандерлоги думают сегодня. Мы велики! Мы свободны! Мы достойны восхищения! Достойны восхищения, как ни один народ в джунглях! Мы все так говорим — значит, это правда!"

Революция любви... к Николу...
И согласия... с Николом...

© Пандухт


Совершенно случайно...



У "революционного" охлоса, по приказу Пашиняна "за 15 минут" собравшегося на территории НС, "совершенно случайно" в передних копытцах оказались абсолютно одинаковые плакатики...

После того, как я об этом написал, революционные гагулики мне попеняли: дескать, Пандухт всё врет. Ничего организовано не было. Просто у здания Нацсобрания у возбудившегося охлоса совершенно случайно произошел революционный оргазм.

Да, э, да, гагулики, ничего организовано не было. Я вам сейчас расскажу, как всё было.

Некая беременная революцией барышня с Николом в кепке на аватарке томилась в своей постели. Барышне не спалось. Уже она и фотки Николины в профиль и в фас теребила — а сон все не идет. И песню пела — "Ес менак ем, менак ем" — нулевой эффект. И книжку "Майн иджеваниш кампф" читала — не спится, хоть плачь. И видеоролик просматривала — "Никол с Алиевым договариваются в лифте" — а сна всё нет как нет.

И вдруг, совершенно случайно, в голове барышни бзыкнула мысля: а не сходить ли мне прогуляться к Нацсобранию? Проветриться, так сказать, революционного воздуху дыхнуть.

Сказано — сделано.

А у Национального собрания неспящих революционных гагуликов собралось — видимо-невидимо. Всем тоже совершенно случайно одновременно не спалось. Так бывает. Иногда.

А тут бац! И с неба упало три... коробки с бумагой для принтера формата А4. Совершенно случайно. А на них, тоже совершенно случайно, обнаружилась надпись: "ՀՀԿ հեռացիր". Ну, как тут этими бумагами не помахать? И не поскандировать революционно-бабуиновое "ху-ху!"? Ну, и немножко про Арпине, Ашотяна и Шармазанова. Совершенно случайно...

А потом все дружно пошли по домам, включили Facebook, а там Пандухт всё врет...

© Пандухт


DorY4ZFW0AAMyfM.jpg

Закавказские турки не ограничились недопущением Генриха Мхитаряна в Баку на игру Лиги Европы в составе лондонского "Арсенала". Они еще и отметились порцией политических заявлений, идущих вразрез с принципами, декларируемыми международными футбольными организациями.

В частности, главный тренер азербайджанского клуба «Карабах» Гурбан Гурбанов намекнул на возможность насилия против Мхитаряна на матче в Баку:

«Не хочу смешивать политику со спортом, но иногда это невозможно. Они хотят сберечь его и избежать лишних разговоров. Сюда уже приезжали спортсмены из этой страны (Армении — Пандухт). Но в Азербайджане есть люди, которые потеряли близких в этом конфликте, и трудно будет сдержать эмоции. Если 5-10 человек не сдержатся, то и толпа поддержит. Для всех хорошо, что он не приехал».

Но одними расистскими выпадами дело не ограничилось. На игре, в которой "канониры" одержали убедительную победу над хозяевами со счетом 3:0, пристутствовал журналист британского издания Evening Standard Джеймс Олли, который выложил на своей странице в соцсети Twitter программку, распространяемую к матчу. Как видим, данная программка не имеет ничего общего со спортом в целом, и футболом в частности.

В связи с этим портал Voskanapat.info обращается к новоизбранному президенту Федерации футбола Армении г-ну Артуру Ванецяну с просьбой незамедлительно отреагировать на данную провокацию. Клуб с фейковым названием из несуществующего населенного пункта, представляющий незаконнорожденное гособразование, должен был снят турнира, проводимого под эгидой УЕФА, а тамошняя федерация футбола должна быть примерно наказана.

© Пандухт




В ходе своего выступления на 18-ом Конгрессе по истории Турции турецкий вице-президент Фуат Октай заявил о том, что турки «не уважают решения парламентов, поддерживающие армянскую диаспору и запрещающих турецкие аргументы».

«Те, кто пытаются бросить в нас грязь за события 1915 года, несмотря на все их усилия, не смогли достичь своей цели», — сказал Октай.

Обращаясь к этому выступлению, депутат от Демократической партии народов от Амида Гаро Пайлан отметил, что заявление Октая является результатом смены ориентиров турецкого государства.

«Новая позиция государства базируется не на конфронтации, а на отрицании и ассимиляции. В связи с этим ему необходимы новые враги. Но превращать во врага армянскую диаспору бесполезно», — сказал Пайлан.

Он также напомнил Октаю о том, что неупоминание о страданиях тысяч армян, проживающих в Турции, не принесет пользы народам Турции. Пайлан отметил, что данный дискурс стал результатом «перспективы тюркизма».

«Армянская диаспора — это выходцы из Кесарии, Малатии, Стамбула, Бурсы, Текирдага, Диярбакыра. Те, кого вы пытаетесь представить врагами — это мои родственники, и все они — наши граждане. Тезисы тюркизма — расистские, геноцидальные. Наша боль — это боль Турции».

© Пандухт



Внутриполитическая ситуация в Армении и развития на границах Армянского мира продолжают вызывать в нас большую тревогу. Причем эти тревожные тенденции наблюдаются практически на всех направлениях.

После завершения 22 сентября широкомасштабных оперативно-тактических учений на границе с Республикой Арцах с привлечением около 20 тысяч военнослужащих, а также около 200 танков и другой боевой техники, 120 ракетно-артиллерийских установок и боевой авиации, Азербайджан часть задействованной в них живой силы и техники в места постоянной дислокации до сих пор не отвел.

В принципе, подобные ситуации уже имели место ранее, и никаких причин для паники нет, тем более что подразделения Армии обороны продолжают уверенно контролировать ситуацию, внимательно отслеживая все действия врага. Тем не менее, на сегодняшний момент данность такова. При этом она подкрепляется как дежурной воинственной риторикой и угрозами, доносящимися из Баку, так и передвижениями азербайджанских войск в непосредственной близости от границ, присутствием в приграничной зоне диверсионно-разведывательных групп и возросшей активностью снайперов на линии соприкосновения, что уже привело к ряду фатальных случаев.

Так, 22 сентября в результате огня, открытого с сопредельной стороны на восточном направлении государственной границы Республики Арцах, погиб военнослужащий Армии обороны Арцах Овсепян, 1998 года рождения, а 26 сентября на северном направлении смертельное огнестрельное ранение получил военнослужащий Агаси Мкртчян, 1999 года рождения.

Но Арцах — хотя и самая важная, но отнюдь не единственная проблема безопасности армянской государственности. Еще одним все более тревожным вызовом для нее становится нахиджеванское направление. Помимо наводнения Нахиджевана турецкими силовиками и даже целыми подразделениями спецназа, регулярно участвующими в различных военных учениях азербайджанской армии, а также недавним продвижением позиций аскерни в направлении села Арени Вайоцдзорского марза, существует и серьезная проблема, связанная с традиционным для Азербайджана экспортом-импортом терроризма. В условиях активного вытеснения террористического и ваххабитского элемента из Ирака и Сирии поток боевиков в направлении Азербайджана нарастает. По имеющейся информации счет им идет уже на сотни. Причем часть их не только оседает в Нахиджеване и может быть использована при попытке перерезания стратегической трассы из Еревана на Сюник и Арцах, но и перебрасывается на границы с Арцахом для использования в ходе будущей агрессии. В числе этих боевиков фигурируют не только этнические турки (как анатолийские, так и закавказские), но и представители северокавказских народов, получившие серьезный боевой опыт, воюя в составе радикальных группировок, в том числе ДАЕШ и Джебхат ан-Нусры.

Помимо вышеперечисленных аспектов нельзя не упомянуть и внутренние факторы, такие как кампания по дискредитации армянских боевых генералов и, в целом, комплекс откровенно пацифистских и антиармейских шагов со стороны нового правительства. Кроме того, вызывает серьезные сомнения компетентность премьера Пашиняна в вопросах переговорного процесса, который, застопорившись, фактически вернулся к ситуации до венских и санкт-петербургских договоренностей. Как справедливо заметил руководитель портала Voskanapat.info, политолог Грант Мелик-Шахназарян, «складывается впечатление, что Пашинян еще до конца не понял ни суть проходящего до сих пор переговорного процесса, ни масштабы стремлений Азербайджана, ни логику политических процессов в нашем регионе».

Собственно, справедливость этой оценки подтвердил и сам Пашинян, сделав оптимистическое заявление о неких устных договоренностях с апшеронским диктатором. То, чего стоили эти договоренности, было продемонстрировано практически молниеносно: в Баку прошел очередной разрешенный властями шумный митинг под воинствующе «бизимдирными» призывами.

В отличной боеготовности и высоком боевом духе наших военнослужащих мы не сомневаемся. Однако здоровые силы армянского общества сложившаяся ситуация не может не беспокоить. И возникает вопрос: хватит ли ресурса у Армянской армии, в случае возобновления боевых действий, противостоять врагу в условиях отсутствия в стране адекватной политической власти, более того, во многих аспектах фактически являющейся антагонистом нашим военным?

И, наконец, последнее, о чем хотелось бы сказать в данной статье. В соцсетях в последнее время наблюдается беспрецедентная атака на Восканапат, сопровождающаяся грязной ложью и оголтелыми инсинуациями. Подобного масштаба кампании клеветы и дискредитации в адрес Восканапата имели место в 2014 году, во время боев на границе, и в 2016 году, накануне и во время Апрельской войны. Ныне стараниями врагов заблокирована деятельность основной страницы Восканапата в соцсети Facebook. На прицеле клеветников как сам портал и его деятельность, так и авторы и руководитель Восканапата, а также патриотические силы страны. Более того, злобная клевета грязным потоком несется даже в адрес создателя Восканапата — светлой памяти Левона Грантовича Мелик-Шахназаряна.

У нынешней кампании по дискредитации Восканапата имеется своя особенность: она ведется не турками, а зарубежными армянами (или лицами, выдающими себя за армян), являющимися агентами турецкого влияния и долгие годы работающими на развал армянской государственности при участии все тех же турецких и азербайджанских спецслужб (не будем забывать, что в свое время покушение на Левона Мелик-Шахназаряна, организованное алиевским режимом, осуществлялось руками некоего «турка Аршака» — кадрового сотрудника турецких спецслужб — Пандухт). Часть этих лиц нам известна. Помимо атаки на Восканапат, в их «активе» нападки на Армянскую Армию, Армянскую апостольскую церковь, армянскую традиционную семью, «реклама» примирения и односторонних уступок туркам, разделение армянского общества на арцахцев и айастанцев, продвижение ЛГБТ, деструктивных сект и проч.

В свете развитий и вызовов армянской государственности нынешняя активность агентов турецкого влияния, оживившихся и обретших новые надежды в связи с внутриполитической ситуацией в Армении, отнюдь не видится случайной.

В сложившейся ситуации и еще по ряду причин руководство портала приняло решение о закрытии режима комментирования на сайте. Надеюсь, наши читатели с пониманием отнесутся к данной вынужденной мере. Тем не менее, возможность комментирования сохраняется на Fb-странице сайта — https://www.facebook.com/VoskanapatAM/.

© Пандухт



Новый армянский Атарбеков Артур Ванецян, искоренив коррупцию, поллюцию и контрреволюцию, и дотянувшись стальной рукой до Сафарова и прочих соседских головорезов, теперь деловито взял за рога второго быка — Федерацию футбола Армении.

28 сентября новоиспеченный президент ФФА в Академии футбола в Аване встретился с судейским корпусом, обслуживающим игры Чемпионата страны.

Ванецян призвал армянских футбольных арбитров судить по совести, а не по понятиям, и своим поведением не забывать соответествовать правилам новой, "бархатно-революционной" Армении.
"Я прошу и в то же время требую, чтобы вы в ваших действиях руководствовались исключительно справедливостью, принципом соблюдения футбольных правил. Мы обязаны вернуть доверие общества и клубов. Один из главных принципов новой Армении — утверждение справедливости и взаимного доверия, и Федерация вместе с вами обязана претворить это в жизнь и в нашем футболе", — заявил он слегка опешившим футбольным арбитрам.

Как Ванецян претворяет в жизнь принципы новой Армении, и каким образом утверждает справедливость и взаимное доверие, мы уже смогли убедиться, наблюдая за назначениями на различные правительственные должности его славной матушки и прочих родственников. А его высочайший профессионализм могли воочию наблюдать из результатов нашумевшей прослушки.

А, может, федерации вообще отказаться от института футбольных арбитров и ввести "переходное правосудие" и в футбольные дела? Скажем, решать, кто победил, голосованием народа на Агоре. Или назначать победителем команду, в рядах которой окажется больше членов партии "Гражданский договор".

Это, конечно, шутка. Но вот что касается ванецяновских футбольных заявлений с политическим окрасом, то, да будет ему известно, спорт и политические лозунги друг с другом несовместимы. Более того, если о его "революционных" призывах узнают в FIFA, у возглавляемой им Федерации могут возникнуть серьезные неприятности, поскольку данная всемирная организация не приемлет вмешательства в ее дела политических факторов.

Но Ванецян, похоже, не только феерически некомпетентен, но к тому же еще и непроходимо глуп.


© Пандухт

Сасунавыдвиженец



Внеочередные выборы мэра Раздана, которые состоятся 21 октября, по всей видимости окажутся простой формальностью. Поскольку за два дня до окончания регистрации есть только один кандидат. Это 25-летний отпрыск депутата от партии "Гражданский договор" Сасуна Микаеляна Севак, ныне руководящий разданским офисом партии. Кстати, новый комфортабельный офис ГД был открыт буквально на днях — в начале сентября.

Думаю, тягаться с Микаелянами, фактически "смотрящими" за городом, желающих вряд ли не найдется.

Но вы только не подумайте, пожалуйста, что это кумовство. Кумовство было при кровавых режимах. Просто, как в американском кино: "Мы — команда!".

Да, и, журналисты, не называйте сына Сасуна Микаеляна самовыдвиженцем. Он не самовыдвиженец. Он — сасунавыдвиженец.

© Пандухт




Младогубернатор Араратского марза Гарик Саргсян, недавно вместе со своими подчиненными прославившийся недюжинными познаниями площади орошаемых садов на вверенной ему территории, несмотря на вопиющую некомпетентность, тем не менее, кресла своего не лишился.

А знаете почему?

Помните, как в американских семейных комедиях герой, обычно отец семейства, вопрошает: "Кто мы?" И все в один голос отвечают: "Мы — команда!"

"Громче!" — требует пахан.

"Мы — команда!!!" — восторженно ревёт команда, постукивая друг другу кулачок об кулачок...

Так вот они — команда. Не какие-то там сватья да кумовья, как при старом режиме, а команда. Хотя лично я назвал бы это проще: ворон ворону глаз не выклюет.

Вот потому-то в правительственной команде оказываются все "однополчане" Пашиняна, включая племянника Сипана. И потому должности обретают матушка нашего "железного Феликса" Ванецяна Маргарит Азарян и ее брат Арам Азарян, плодотворно трудившиеся на "кровавый режим".

Вот и младомарзпет Гарик Саргсян, даром что имеет аховые познания в делах аграрного сектора вверенного ему марза (между прочим, одной из основных житниц страны), в "командных делах" от старших товарищей не отстает. И потому, не моргнув глазом, взял к себе помощником двоюродного брата Геворка Манукяна. А на должность советника с функцией выполнения обязанностей руководителя администрации — невестку маминой сестры, своей тети — Лилит Мирзаханян. Кроме того, заместителем марзпета назначен еще один родственник шустрого Гарика — Артур Мкртчян, в годы "кровавого режима" подвизавшийся в должности сельского главы общины Овташен.

На недоуменные вопросы жителей марза, дескать, что за кумовщину тут развели, хуже чем при прежних властях, младомарзпет отвечает просто: "Это не кумовщина. Просто мы — команда!"...


© Пандухт




Накануне турецкий суд приговорил академика Седата Лачинера к 9 годам, 4 месяцам и 15 дням тюрьмы за связь с религиозной организацией Фетхуллаха Гюлена, которую официальная Анкара обвиняет в организации попытки государственного переворота в июле 2016 года.

Прокурор требовал для бывшего ректора Университета 18 марта Чанаккале и советника президента Совета по высшему образованию (YÖK) пожизненного заключения.

Лачинер отрицал какие-либо связи с движением Гюлена, которое в эрдогановской Турции считается террористической организацией.

Академик Седат Лачинер известен как активный отрицатель Геноцида армян. Таким образом приговор Лачинеру оказался тем нечастым случемй, когда эрдогановские власти сыграли на руку армянам.

Более 450 тыс. человек в Турции были вовлечены в расследование по поводу связей с движением Гюлена после попытки госпереворота в июле 2016 года.

Турецкой полицией было арестовано 77 тыс. человек, а около 130 тыс. человек, включая преподавателей, судей, прокуроров, полицейских и военных, были уволены с государственных должностей.

© Пандухт




Отвратительнее всего отнюдь не тупые бандерлоги, скачущие в экстазе от любого взвизга своего припадочного кумира. С бандерлогов какой спрос? Им бы банан подешевле...

Отвратительнее всего чистенькие псевдореволюционные образованцы, которые уже давно смекнули, что к чему; поняли, что в днище корабля зияют пробоины, но при этом продолжают старательно делать вид, что все в порядке, тщательно выискивая и пихая себе в ленту исключительно новости, призванные добавить мажорных ноток в николин траурный марш. Причем большинство этих радостных новостей на поверку оказывается голимым фейком.

Помните оркестр на "Титанике", продолжавший играть, когда на судне уже вовсю разворачивалась драма? Так вот их даже такими музыкантами не назовешь. Потому что те оставались верными своему призванию и долгу до конца и сгинули в пучине вместе со своим кораблем и капитаном. А эти будут петь и плясать свою "Хава нагилу" (в переводе с иврита — «Давайте радоваться») до конца, лишь бы не признаться в том, что они все это время морочили людям головы.

А все потому, что львиная доля этих революционных образованцев обитает в глендейлах и москвабадах, и в случае катастрофы они даже своих ножек не замочат...


© Пандухт




5 июня на сайте Voskanapat.info была опубликована статья «Действительно ли нам не о чем беспокоиться в Нахиджеване?» за авторством вашего покорного слуги. В ней я, собрав и проанализировав информацию из доступных мне источников, попытался пробить стену молчания, выстроенную вокруг событий на границе с плененным Нахиджеваном.

Статья вызвала неоднозначную реакцию в обществе. Некоторые посчитали ее сгущением красок, другие, в том числе пара-тройка читателей Восканапата — нападками на новую власть. Тем не менее, Министерство обороны отреагировало на выход статьи оперативно, организовав выезд журналистов на наши позиции, расположенные над развалинами села Гюннют Шарурского района Нахиджевана.

Однако людям, владеющим информацией и ориентирующимся на местности, было понятно, что если с гюннютским направлением все более-менее прояснилось, то того же никак не скажешь об азербайджанской позиции над селом Арени. Более того, ее появление иначе как провалом в результате преступного бездействия назвать нельзя. К сожалению, виновные в этом провале названы и наказаны не были (а если и были, то обществу об этом ничего не известно), и данная проблема никуда не делась. Мы, делая общее дело и потому не желая вступать в конфликт с Министерством обороны, временно перестали акцентировать эту тему. Но было также понятно, что турок, установив позиции на господствующей высоте, рано или поздно обязательно этим преимуществом воспользуется. Что и произошло 17 сентября с.г., когда ВС Азербайджана, впервые после Арцахской войны 1991-1994 гг., открыли огонь в направлении села Арени Вайоцдзорского марза РА.

«Ситуация похожа на ту, что создалась на тавушском направлении, но стрельбы было меньше. В отличие от Тавуша, выпущенные противником пули до села не долетели. Однако возникли проблемы с возделыванием находящихся близко от границы садов», - сообщил на своей странице в соцсети Facebook пресс-секретарь министра обороны РА Арцрун Ованнисян.

Отметим, что подразделения армянских ВС ответными действиями подавили вражеский огонь. Тем не менее, проблема сохраняется. И замалчивать ее было бы в корне неверно.

В этой связи предлагаем вниманию наших читателей перевод интервью с основателем и командиром первого в Армении разведывательно-диверсионного отряда особого назначения, разведчиком Вовой Вартановым, опубликованным ресурсом «Иравунк», с основателем и главным редактором которого Ованнесом Галаджяном имею честь дружить долгие годы. Текст интервью публикуется без купюр.


*****


История с продвижением вперед азербайджанских боевых позиций в Нахиджеване была как бы замята и скрыта: внимание общества переключено на разоблачения, сделанные СНБ. Тем не менее, ситуация продолжает оставаться тревожной. Напомним, что азербайджанские источники утверждали, что в результате продвижения взяли под контроль 11 тысяч гектаров территории, до этого считавшейся нейтральной. Министерство обороны лишь опровергало цифры. Что в действительности произошло, и какими опасностями чревата ситуация на границе, изданию «Иравунк» разъяснил командир-основатель разведывательно-диверсионного отряда особого назначения, разведчик Вова Вартанов.

— Господин Вартанов, для общества так и осталось неясным, какова ситуация на нахиджеванской границе, поскольку МО отвезло некоторых экспертов ознакомиться с ситуацией на месте, они и взялись опровергать, говоря о том, что для беспокойства повода нет. Но то, что со стороны противника передвижение есть, и тревожное, пока что не отрицал ни один серьезный военный эксперт.

— Вот потому-то во время посещения меня и не позвали, поскольку знают: я скажу, как есть. Да, ситуация тревожная, и на 100 процентов требует беспокойства, а впадать в панику можно только дуракам. Если мы нормальные люди, в своем уме, или хотя бы считаем себя таковыми, нужно начать напряженно работать, потому что работать есть много над чем. А разве то, что они улучшили свои позиции, намного продвинувшись вперед, не тревожно? Раньше, если наши дозорные видели турка в бинокль, издалека, то сейчас и из рогатки можно друг в друга стрелять. В то же время, они вышли на то расстояние, с которого просматривают трассу Ереван-Мегри и могут направить на трассу свою артиллерию, не поднимая в воздух беспилотники. В результате этого передвигающиеся по трассе войска, вооружение, боеприпасы могут быть взяты под огонь при корректировке в этот момент с земли мест огневых целей. Если все это не тревожно, то что?

— В результате передвижения азербайджанских боевых опорных пунктов, сколько примерно нейтральной территории перешло под контроль Азербайджана?

— У села Арени... но как сказать, чтобы не наводить панику? Нет проблемы для беспокойства, если ситуация такая спокойная. Иногда друг друга убиваем: то они убьют одного из наших ребят, то мы отправляем аскера на тот свет. Но в будущем, если однажды начнутся крупномасштабные действия, как не беспокоиться, когда враг просматривает твою трассу, которая является одной из вен, питающих Зангезур, Вайк, Арцах и, можно сказать, единственной в этом направлении?

— По сей день постоянно подчеркивается, что из-за бывших властей было сдано 800 гектаров земли. Возможно, спустя некоторое время выяснится, что и на границе с Нахиджеваном мы недавно сдали несколько сот гектаров земли, о чем молчат?

— Еще в то время, обращаясь к этим 800 гектарам, я говорил: это дилетантский, ошибочный подход. Турок в то время не 800 гектаров взял, а 20-30, но 800 гектаров оказалось под его прицелом и вне нашего прицела. То есть, они заняли ту территорию, на которой сидят. А здесь немного иная картина, и вопрос не в гектарах. Противник вышел на те территории, с которых контролирует нашу трассу. И если ты на ерасхаванском участке, засыпав 2-3 метра земли, не допускаешь, чтобы они видели машину, находящуюся на дороге, и обеспечивали соответствующую точность попадания, то здесь возведенная тобою стена должна быть высотой в несколько десятков, а то и сотен метров. То есть что-то невозможное. Получается, что ты должен искать пути: либо объезжать этот участок, либо же эту позицию противника уничтожить в любом случае.

— Чье это было упущение, что на границе Нахиджевана, где в свое время казалось, что мы пребываем на самых выгодных позициях, получили эту картину?

— Однозначно Министерства обороны. За все ответ держит тот, кому доверено это дело. Министерство обороны, уж не знаю из каких побуждений, пассивно отнеслось к строительным работам турок и постепенной подготовке этих окопов. С 2016 года МО всегда проявляло внимательность, но на этот раз почему-то оказалось невнимательным. Ответ на это ищите сами.


Турчанка с азербайджанского наблюдательного пункта смотрит на село Арени

— В этой ситуации крайне непонятно заявление Министерства обороны о том, что азербайджанская сторона просила командование вооруженных сил РА позволить некоторым гражданам подойти к местам захоронений в южной окрестности разрушенного населенного пункта Гюннют. Что скажете об этом?

— Не знаю, на самом деле, пришли они, не пришли, обманули наших, сказав: «Идем на кладбище», и улучшили позиции, или не обманули, я действительно не в курсе.

— Министр обороны Азербайджана З. Гасанов на днях заявил, что они готовятся к войне. Вы видите опасность полномасштабной войны?

— По поводу заявлений относительно подготовки к войне, не считаю, что ситуация напряженная. Передвижение носит иной характер. Я вначале полагал, что по осени что-то может случиться, но они подобные заявления делают накануне своих парадов, мол, «такие типы вооружений продемонстрируем, что ой-ой-ой». Тогда как эти типы вооружений мы знаем: «Полонез», может, будут еще 1-2 единицы новой военной техники какого-либо типа. Это означает, что они демонстрируют мышцы, а «качки», демонстрирующие мышцы, обычно плохо дерутся. Кроме того, лающая собака не кусает. Так что мне кажется, что этой осенью полномасштабных действий мы не увидим, хотя, может, я и ошибаюсь, потому что логика турка, она, как у некоторых женщин, зачастую непостижима.

— Обратимся также к ситуации, царящей в добровольческом союзе «Еркрапа». В эти дни также прозвучало мнение, что его нужно ликвидировать.

— Что касается системы обороны, то было преступным подходом в воюющей стране разгонять действующую единицу. Больна система? Да, больна сверху донизу. Но в Министерстве обороны тоже не все нормально. Лечите, делайте ее работоспособной, превратите в здоровый организм, это не трудно.

Тем более что мы — тоталитарные, глядящие вверх, фанатичные любители всё персонифицировать, в одном случае говоря, что все плохо, а в другом — что все хорошо. Ну, значит, давайте, с помощью сегодняшнего премьера улучшайте армию, Еркрапа. А мы дадим, пусть работают. Я — член Еркрапа еще с тех времен, когда Еркрапа не сформировался. С 1989 года ношу имя Еркрапа, в 1993 году присутствовал на первом съезде Еркрапа и не считаю, что эта структура исчерпала все свои патроны. Она еще может стрелять. И апрель 2016-го показал, что может. Да, говорили: эти старики не настолько боеспособны, они скорее играли роль пушечного мяса, но самое важное заключается в том, что они готовы выйти на поле боя. Кстати, будучи неготовыми и нездоровыми, зачастую они оказывались более подготовленными, чем молодой резерв, который должен был в первую очередь прийти на помощь армии.

— Наивно было бы полагать, что виновным во всех упущениях последних 20-30 лет был Манвел Григорян, но разоблачения начались с него. Вы видите тенденцию, направленную именно на расшатывание структуры Еркрапа?

– Не считаю, что она направлена против Еркрапа. Конкретно Манвел Григорян не был первым. Кроме того, он был не Еркрапа, а руководителем правления Еркрапа. Еркрапа — это я, парни из нашего отряда и большая часть ребят, покоящихся на Ераблуре. Манвел Григорян был лицом, имевшим свои дела и свои «ариш-вериши», и если в них содержатся элементы уголовного преступления, пусть отвечает за это. И если кто-то противодействует Еркрапа, я очень удивлюсь. Пусть докажут преступление, как положено, и посадят хоть на 765 лет. А то, скажем, что М. Григорян — руководитель Еркрапа, давайте разгоним структуру, таким же образом можно сказать: давайте разгоним Армению, закроем, потому что страною руководил Серж Саргсян, о котором сейчас чего только не говорят, Роберт Кочарян, о котором уже забывают, что в свое время чего только не говорили, и Левон Тер-Петросян, о котором в своем время и говорили, и делали. Даже сигареты открывали так, чтобы выходило ругательство в адрес Левона, но сегодня это уже забылось. И если из-за трех президентов закрывать Армению неправильно, то как можно закрыть Еркрапа? Уже не говоря о том, что это — общественная организация и, исходя из буквы закона, закрыть ее имеют право только ее члены, если, скажем, она преступным образом прекратила служить своим истинным целям. Но такого я, по крайней мере, не наблюдаю.

Интервьюировал Грант Сафарян

Перевод с армянского — © Пандухт

Оригинал публикации — https://www.iravunk.com/news/60989




Приход к власти Пашиняна, то есть ереванских креаклов, геев разной степени скрытости, дезертиров карабахской войны и соросовских стипендиатов — следствие исключительно финансового, дипломатического и военного давления Азербайджана.

Живя в России, считаю нынешнюю армянскую власть растленной кучкой сволочи, мрази, американскими блядями, выродками, проститутками и говном.

Я чуть более чем полностью убеждён, что ереванская так называемая революция — крупнейший успех внешней политики Баку. Более того, именно пашиняновщина оправдывает всю эту внешнюю политику и доказывает её успешность, собственно, "если долго мучиться, что-нибудь получится". Но надо отметить, что Пашинян — мелочный, злопамятный, но хитрый, и очертя голову служить "силам добра" он не кидается. Сначала будет гей-парад, только потом — всё остальное.

Впрочем, я беспокоюсь, куда хлынет вся эта толпа очарованных майданом ереванских эвропэйцев, если не дай Б-г что начнётся. Уж не в Россию ли? Тогда хорошо бы компетентным органам составить превентивный список свидетелей святого Никола Иджеванского, чтобы потом ни при каких условиях в Россию не впускать.

Унизили армянский народ и его волеизъявление, которое произошло во время парламентских выборов, как раз те несколько тысяч жителей Еревана, которые блокировали дороги, врывались в мэрию и т. д., сорвали процесс передачи власти, как будто это не народ выбирал. По той же самой методичке: «если несколько тысяч молодых и задорных жителей столицы не хотят, то данными голосования пожилых и деревенских можно подтереться». «Милошевича выбрало село», «Януковича выбрал Донбасс и советские старики».

Ну, что, добро пожаловать в Шурнух...

Амирам Григоров




Таррагона заняла вторую строчку в списке испанских провинций, в которых в августе месяце больше всего выросла цена на вторичное жилье. По данным веб-сайта недвижимости Idealista, рост на 1,7% в сравнении с июлем уступает лишь провинции Лас-Пальмас на Канарских островах, зафиксировавшей за этот же период 1,8%-ный рост.

Однако, несмотря на рост, в провинции Таррагона средняя совокупная цена за квадратный метр, зафиксированная в августе на отметке €1399, в Каталонии продолжает оставаться лишь второй «с хвоста». Только Льейда (исп. Лерида) со средней ценой в €1045 за квадратный метр уступает комаркам южной Каталонии. Провинции Барселона (€2823 за квадратный метр, 1 место в списке) и Жирона (€1948) по этому показателю превосходят Таррагону.

Что касается провинциональных столиц Каталонии, то рейтинг безоговорочно возглавляет Барселона со средней ценой в €4392 за квадратный метр. За ней следует Жирона — €2009 за квадратный метр. На третьем месте Таррагона со средней ценой в €1664 за квадратный метр. Замыкает столичный рейтинг Льейда, где в августе средняя цена за квадратный метр вторичного жилья была зафиксирована на уровне €1006.

Средний показатель в €1648 за квадратный метр вторичного жилья, с которым Таррагона завершила август, все еще очень далек от исторического рекорда в €2941, установленного во втором квартале 2007 года на пике предкризисного бума недвижимости в этом городе. То есть разница составляет €1293, или -44% от того, что покупатели собирались в среднем платить в то время.

Разница августовских цифр в процентном исчислении по отношению к ценовому максимуму, зафиксированному в середине 2007 года, является общей тенденцией для всех столиц испанских провинций. За двумя исключениями: Барселона и Мадрид практически сократили дистанцию, начатую снижением стоимости жилья в самые тяжелые годы «Великой рецессии».

Средняя цена в €4392 за квадратный метр жилья на вторичном рынке Барселоны в августе месяце всего на 7,2% уступает максимальному показателю, зафиксированному по итогам первого квартала 2007 года — €4732 за квадратный метр. Та же картина наблюдается и в Мадриде, где разница между €3829 за квадратный метр в августе и €4035 во втором квартале 2007 года составляет всего -5,1%.

Однако в остальных провинциальных столицах Каталонии существенная разница в сравнении с историческим максимумом по-прежнему сохраняется. В Жироне эта разница составляет 36,8% (€3179 за квадратный метр в третьем триместре 2007 года и €2009 — в августе нынешнего); в Льейде — 53,6% (€2167 в третьем квартале 2007 года и €1006 — в августе с. г.).

Если говорить о рынке недвижимости в общем (как новом, так и вторичном), то в прошлом году зафиксирован заметный ценовой прогресс, затронувший даже те регионы, которые до сих пор «сопротивлялись» данной тенденции.

Согласно последнему индексу цен, составленному оценочной компанией Tinsa, на средиземноморском побережье годовой рост средних цен за квадратный метр составил 4,8% — с €1389 за квадратный метр в августе 2017 года до €1455 в августе нынешнего. Тем не менее, он на 43,8% ниже максимума, достигнутого на пике предкризисного бума на рынке недвижимости.

Поэтому ценовой прогресс, отмечаемый на средиземноморском побережье, сам по себе является хорошей новостью для местного рынка недвижимости, на котором по-прежнему фиксируется наибольшая разница по сравнению с  ценовым максимумом 2007 года.

За средиземноморским побережьем (разница -43,8%) в индексе Tinsa располагаются столичные округа, где цены все еще на 42,6% уступают историческому максимуму, а также небольшие муниципалитеты (-36,8%). В провинциальных столицах и крупных испанских городах разница показателей составляет 36%. Замыкают список Балеарские и Канарские острова, где цены, зафиксированные в августе, на 22,1% ниже максимальных цен, зарегистрированных в 2007 году.


© Пандухт




В Америке многие помнят знаменитую рекламную кампанию 1980-х годов от конфетного гиганта «Peter Paul, Inc.»: «Иногда вы чувствуете себя орехом, а иногда и нет», в которой шла речь о двух наиболее популярных сладких продуктах данной компании — «Mounds» и «Almond Joy».



К 1980-м годам «Peter Paul», Inc. была отраслевым гигантом с чистым объемом продаж, превышающим $70 млн. в год. Компания прошла долгий путь от скромного кондитерского цеха в Наугатуке (штат Коннектикут) до знаменитой корпорации национального масштаба, выдержавшей Великую депрессию и кризис поставок во время Второй мировой войны и превратившейся в производителя самых известных сладких батончиков в мире. Это история сладкого воплощения в жизнь настоящей американской мечты. В армянском обрамлении.

История берет свое начало со сладостей Питера Халаджяна. Он родился в Армении в 1864 году. В 1890 году, прибыв в Соединенные Штаты, начал работать на одной из преуспевавших резиновых фабрик Наугатука. Работа была не слишком хлопотной и, как только он вырабатывал свою дневную норму (часто это происходило уже к полудню), то мог свободно посвящать себя другим занятиям. Амбициозный и предприимчивый молодой человек мечтал о собственном деле. А пока вместе с двумя дочерьми, Мэй и Лилиан, они стали готовить и доставлять традиционные армянские сладости домашнего приготовления из теста и фруктов в Наугатуке и его окрестностях, торговали на платформах пригородных поездов вверх и вниз по реке Наугатук. Его известность как поставщика качественных сладостей росла, и спрос на продукцию ширился. Через пять лет сбылась первая мечта Питера: он стал владельцем собственного бизнеса. 1 февраля 1895 года открылся его магазин конфет и мороженого на Уотер-стрит в центре Наугатука, недалеко от шумных резиновых фабрик города. Торговый ассортимент Халаджяна был разнообразен. Он включал в себя «лимонные капли», ломкую арахисовую карамель, лакрицу, различные шоколадные конфеты, карамель и разнообразные сорта мороженого. Его сладости пользовались большой популярностью, и за короткое время он открыл второй магазин — на этот раз в Торрингтоне, где жил его брат. Поскольку заказчикам было трудно произнести его армянскую фамилию, Халаджян изменил ее на короткое английское Пол, превратившись в Питера Пола. В начале ХХ века он одним из первых стал рекламировать свою продукцию, публикуя привлекающие публику слоганы в разделах объявлений в местной прессе и раздавая рекламные листки потенциальным клиентам.


Питер Пол Халаджян

В 1912 году Питер Пол открывает в Наугатуке свой третий магазин. Примерно в это же время в бизнес входит зять Пола, Кэл Казанджян. Кэл прибыл в Соединенные Штаты из Армении вместе со своим отцом-священнослужителем за десять лет до этого и был вынужден принять на себя больше обязанностей, поскольку прогрессирующий артрит Пола мешал тому сосредоточиться на магазинах.

Их небольшая «сладкая» торговая сеть процветала, и партнеры лелеяли мечты о расширении своей деятельности. В годы Первой мировой войны армия США заказывала различным американским производителям сладостей шоколад для обеспечения пехотных подразделений в Европе. Шоколадные батончики идеально подходили на роль высокоэнергетической пищи длительного хранения. По окончании войны спрос на данную продукцию лишь рос. Производство сладких батончиков становилось в Америке перспективным делом, и два предприимчивых армянина решили влиться в бурно развивающуюся индустрию. Однако для удовлетворения амбиций их совместных сбережений было маловато. И в 1919 году они убедили четверых своих друзей и близких родственников объединить силы и перевести свой сладкий бизнес на более серьезный уровень.

Так появилась на свет «Peter Paul Manufacturing Company». По данным Национальной ассоциации кондитеров, это была одна из 6 тысяч компаний-производителей сладостей, начавших свою работу в период между двумя мировыми войнами. С той поры в Соединенных Штатах появились десятки тысяч наименований сладостей. Сегодня подавляющее большинство сладостей в Америке производят менее 300 компаний, а на полках преобладает продукция всего нескольких корпораций.

С самых первых дней создания компании выработалась и ее философия, позволившая «Peter Paul Manufacturing Company» за короткое время встать на ноги и постоянно развиваться, что выгодно отличало ее от тысяч фирм-неудачниц: давать клиентам за их деньги свежие, качественные сладости по отличной цене. Эти приоритеты и позволили компании выжить в безжалостной конкуренции среди производителей сладостей 1920-х годов. Вызывает еще большее удивление, что, в то время как тысячи малых предприятий закрывались или экономили на качестве в 1930-х годах, «Peter Paul» процветала, превзойдя самые радужные мечты своего основателя.

Все изначальные учредители и первые акционеры компании были армянскими иммигрантами, как и Халаджян с Казанджяном. В конце XIX - начале ХХ вв., спасаясь от преследований и резни на родине, тысячи армян прибыли в Соединенные Штаты. Даже пребывая в составе многонациональной Османской империи, армянский народ старался сохранять свои национальные традиции. Армяне-христиане в мусульманском государстве стали объектом физического истребления со стороны турецких властей. Насилие и принудительная депортация заставили тысячи армян эмигрировать в Соединенные Штаты. Многие из них в поисках работы и обучения прибывали в Коннектикут, образовав небольшие этнические общины в Хартфорде, Нью-Хейвене, Бриджпорте и по всей долине реки Наугатук.

Шестеро основателей «The Peter Paul Manufacturing Company» являли собой сплоченную группу, и на протяжении всей своей истории компания сохраняла семейную атмосферу. Пол стал первым президентом компании. Вице-президентом был выбран Джордж Шамлян, бывший химик с Naugatuck Chemical, а Казанджян стал ее секретарем и казначеем. Он также отвечал за создание торговой организации комиссионных брокеров, поиск ретейлеров, готовых продавать продукцию новой компании, что было отнюдь не простой задачей. Двоюродный брат Кэла Артин Казанджян и Акоп Чулджян стали начальниками направлений, а двоюродный брат Чулджяна Акоп Акопян — помощником казначея. Чулджян позже женился на одной из сестер Кэла Казанджяна, укрепив семейные узы в компании. В открытие «сладкой» фирмы шестеро армян вложили в общей сложности $6 тыс. (примерно $66 тыс. по нынешнему курсу). Новая компания начала производство в ноябре 1919 года на чердаке площадью 18 кв. м на Уэбстер-стрит в Нью-Хейвене. В отсутствие системы охлаждения они готовили сладости по ночам, а отгружали — на следующее утро, пока те были еще свежими. Сначала партнеры производили линейку кондитерских изделий, не слишком отличающуюся от той, что предлагали другие производители: батончики с кокосовым кремом, ломкую арахисовую карамель, «сладкие поцелуи» и леденцы.


Кэл Казанджян и Джордж Шамлян

Однако друзья отлично осознавали, что для того, чтобы добиться успеха в долгосрочной перспективе, им нужно выгодно отличаться от конкурентов. Они наняли Гарри Татиджяна, опытного производителя сладостей из Бриджпорта, для помощи в разработке уникальных продуктов, способных выделить «The Peter Paul Manufacturing Company» на рынке сладостей. Первым действительно фирменным продуктом компании стал «Konabar» — покрытая шоколадом смесь из кокоса, орехов и фруктов. Новый продукт явился относительным успехом, но никто не мог даже представить себе предстоящих изменений.

Продуктом, сделавшим «Peter Paul» знаменитым брендом, стал сладкий батончик «Mounds», представленный в 1921 году и обладавший тем же сочетанием белоснежного кокоса и темного шоколада, коим можно наслаждаться и по сей день. Разработанный Шамляном и Татиджяном, он мгновенно стал сенсацией и оставался бестселлером и самым популярным продуктом компании на протяжении всей ее долгой истории. «Mounds» оказались столь успешными, что производство едва справлялось со спросом, тем более, что работа над ними была довольно кропотливой. Каждый батончик отдельно раскатывался, плющился, формировался, погружался в шоколад и заворачивался фольгу, причем все делалось вручную.



К 1922 году бизнес разросся до такой степени, что компании требовались большее помещение и новая техника. Кэл Казанджян направился за инвестиционным кредитом в New Haven bank, но запрос был отклонен. Банк посчитал, что бизнесом на сладостях заняты слишком многие, что делает вложения в «The Peter Paul Manufacturing Company» слишком рискованными. Однако оказавшийся более прозорливым Naugatuck bank согласился предоставить кредит, и компания переехала в Наугатук, откуда, собственно, когда-то и начинался сладкий бизнес Пола. В 1922 году на большом склоне холма на дороге в Бетани, вдали от грязного индустриального сердца города с его резиновыми фабриками, компания построила новый завод, обошедшийся ей в $35 тыс., и с оптимизмом смотрела в будущее. На волне успеха «Peter Paul» также расширила линейку своей продукции, включив в нее такую новую номенклатуру, как «Smile-Awhile» (арахисовый ролл с карамельной начинкой), «Bachelor Bars» (батончик, обсыпанный семечками кунжута), «Thin Mints» и послеобеденные мятные конфеты. Вложения быстро окупились: компании потребовалось всего два года, чтобы полностью погасить кредит и выйти на прибыль.

В 1927 году Питер Пол, последние годы испытывавший серьезные проблемы со здоровьем, скончался, и президентом стал Кэл Казанджян. Он оставался в этой должности до самой своей смерти в 1948 году, проведя компанию и через Великую депрессию, и через кризис с поставками сырья во Вторую мировую войну.

В 1929 году «Peter Paul» совершила свое первое приобретение, купив «J. N. Collins Company», производившую карамель в Миннеаполисе и Филадельфии. Тогда же компания официально изменила свое название на «Peter Paul, Inc.».

Популярность батончика «Mounds» в течение 1920-х годов продолжала расти, и «Peter Paul, Inc.» стал серьезным конкурентом для нескольких известнейших брендов в «сладком» бизнесе. На американском рынке наибольшая конкуренция шла между тремя батончиками, появившимися примерно в то же время, что и «Mounds» — «Oh Henry!», выпущенным в 1920 году чикагской «Williamson Candy Company», «Baby Ruth», появившимся в 1921 году в ассортименте «Curtiss Candy Company», также из Чикаго, и «Milky Way», выпущенным в 1923 году «Mars Company» из Миннеаполиса.

Казанджян верил в философию специализации и решил прекратить выпуск большинства наименований продукции, дабы сосредоточиться на разработке эффективного и недорогого способа производства «Mounds». Продолжать производство кондитерских изделий вручную более было невозможно, и в начале 1930-х годов корпорация разработала автоматизированную машину для извлечения съедобной части кокоса. Кроме того, были установлены машины для покрытия изделий шоколадом, а также рефрижераторные конвейеры. Последний шаг к полной механизации был сделан в 1932 году, когда инженеры компании переделали машину для упаковки мыла в аппарат для обертки кондитерской продукции.

Инновации подоспели как раз вовремя. Страну охватила депрессия. Продажи и доходы начали падать, и появился большой соблазн сдерживать расходы и защитить прибыль, экономя на качестве. Фактически, многие компании в стране пошли именно по этому пути, а другие попросту закрылись. Однако руководство «Peter Paul» смело решило действовать совершенно иначе. Веря в возможность завоевать значительную часть 200-миллионного (по состоянию на 1932 год) американского рынка сладостей и придерживаясь своих традиций качества, «Peter Paul» пошла на ребрейдинг своего бестселлера, сделав шаг, перед которым торговые партнеры устоять не могли. Вместо сокращения, как это делали другие производители сладостей, и для повышения продаж компания стала упаковывать «Mounds» не в оловянную фольгу, а в целофан. Более того, она удвоила размер продукта, сделав его двойным батончиком, но продолжая продавать за ту же цену в 5 центов. Это была большая игра со столь же большим элементом риска. В надежде на резкий рост продаж это потребовало двукратного увеличения производства сладостей (и закупки в два раза большего количества сырья).

Но риск сразу же оправдался: в течение месяца продажи превысили все ожидания. В 1934 году компания построила еще один заводе в Наугатуке стоимостью $60 тыс. и для удовлетворения спроса еще больше увеличила инвестиции в новое обрудование. На расширение пошла текущая прибыль: компании даже не пришлось влезать в долги. В том же году «Peter Paul» представила свой новый продукт — сладкий батончик «Dreams», получивший свое наименование в ходе конкурса студентов высшей школы Наугатука. Батончик «Dreams», представлявший из себя нарезанные кубиками миндаль и кокос, покрытые темным шоколадом, был предшественником «Almond Joy».

Занятость на заводе «Наугатук» также выросла, а заработная плата увеличилась на целых 20 процентов, что стало редчайшим фактом в ходе самого тяжелого экономического кризиса, с которым когда-либо сталкивались США. В феврале 1935 года акции компании выросли вдвое, о чем на всю страну вдохновенно рассказала Associated Press. Наперекор повсеместной для тех времен тенденции, компания выплачивала своим акционерам ежеквартальные дивиденды все время Депрессии.

«Peter Paul» стала крупнейшим в мире потребителем кокосовых орехов, используя более 20 процентов американского импорта этого товара. Из Наугатука отгружалось более 45 тонн сладостей в день. Город, когда-то известный как родина «United States Rubber Company», стал ассоциироваться в Соединенных Штатах с «Peter Paul, Inc.».

Беспрецедентному увеличению продаж компании в 1930-х годах очень способствовала реклама на радио. Реклама «Peter Paul» шла в самых популярных среди американских радиолюбителей программах того времени. Задорный слоган компании «Вот какой батончик за пять центов!» звучал в радиотрансляциях по всей стране, а в конкурсе «Limpin' Limerick» ежедневно раздавались призы в размере $100 100 лучшим слушателям, представившим лимерики о «Mounds» и «Dreams».

«Любой бизнес, который не выходит из депрессии более сильным, чем был, когда началась экономическая паника, напоминает капитана, не знающего, как управлять своим судном, — с гордостью говорил Кэл Казанджян в интервью 1935 года, опубликованном в The Hartford Courant. — Даже дилетант может управлять лодкой в хорошую погоду. Многие бизнесмены забывают, что они — слуги народа, и пытаются ставить ему условия. Если бы они были согласны служить за то, что им платит народ, я уверен, что народ поддержал бы их без оглядки». К концу 1930-х годов и «Mounds», и «Dreams» вошли в пятерку самых продаваемых сладких батончиков в Соединенных Штатах, а «Peter Paul» завоевала репутацию компании, которой не страшна Депрессия.

Вторая мировая война вызвала огромные проблемы для компании и сладкой индустрии в целом. В начале 1942 года, с захватом японцами Филиппин, «Peter Paul» лишилась всех своих поставок кокоса. Компании пришлось искать новые источники сырья в Карибском бассейне. Задача усложнялась немецкими подводными лодками, бороздившими Атлантический океан. Предположив, что немцы не будут тратить торпеды на небольшие суда,  «Peter Paul» приобрела семь деревянных шхун для доставки кокосовых орехов с нескольких небольших карибских островов на перерабатывающие заводы в Пуэрто-Рико и Флориде. Вскоре эти суда, окрещенные «блошиной флотилией», уже снабжали компанию жизненно необходимым ей сырьем. Шхуны периодически сообщали военно-морским властям о появлении неприятельских подводных лодок, но сами ни разу не подвергались их атакам. Компания направляла скорлупу кокосового ореха на химические заводы, где она использовалась для производства активированного угля для противогазов и фугасов.

Рационирование сахара и дефицит шоколада еще больше осложнили изготовление высококачественных сладких батончиков. Однако руководство отказалось от использования любых заменителей. Кэл Казанджян заверил: «Мы будем делать «Mounds», как положено, или компания закроется до тех пор, пока мы этого не сможем». Производство «Mounds», «как положено» означало прекращение производства менее продаваемых сладостей, таких как «Dreams», чтобы пустить все доступное сырье (кокосовые орехи, сахар и шоколад) на изготовление «Mounds».

Как и в Первую мировую войну, сладости были неотъемлемой частью рациона американского солдата. Главным клиентом «Peter Paul» во время Второй мировой войны стали американские военные, которые к 1944 году покупали до 80% продукции компании. В разгар войны «Peter Paul» ежемесячно упаковывала 5 млн. сладких батончиков в боевые рационы, а для гражданского населения поступало лишь ограниченное количество продукта. Тем не менее, даже прекратив производство «Dreams» во время войны, компания сохранила как объемы выпускаемой ею продукции, так и рабочие места, поскольку активизировала производство карамели и угольной смолы, что требовало небольшого количества сахара и вовсе не требовало кокосового ореха.

Победа в войне вызвала повышение спроса на сладости. В 1948 году «Peter Paul» добавила в свой ассортимент новый сладкий батончик взамен «Dreams». «Almond Joy» со своей сочной начинкой из кокосовых орехов, миндалем двойной обжарки и покрытием из молочного шоколада мгновенно стал бестселлером. Так же, как делала ставку на национальное радио в 1930-х годах, в начале 1950-ых компания открыла для отрасли рекламу на телевидении. В рекламе «Peter Paul» пелось о том, что «Mounds» и «Almond Joys» «неописуемо вкусны», и народ был с этим согласен. Позже компания станет первым производителем сладостей, использовавшим полноцветные рекламные ТВ-ролики для представления своей продукции.


Батончик «Almond Joy», одна из шхун «блошиной флотилии» и оригинальный завод компании в Наугатуке

В июле 1972 года «Peter Paul» приобрела «York Cone Company», заполучив вместе с ней ее успешный бренд — конфету «York Peppermint Pattie», выпускаемую с 1940 года.

В этом же году компания представила сладкий батончик, названный «15-cent No Jelly Bar», или «Sidekick» с арахисовым маслом, который в 1977 году сменил название на «20-cent Peanut Butter Bar». Его производство было прекращено в 1979 году.

К 1970-ым годам бизнес на сладостях кардинально изменился, и крупные корпорации нацелились на приобретение «Peter Paul». Дабы избежать «силового» поглощения, компания инициировала переговоры с несколькими корпорацями и в 1978 году, несмотря на возражения многих давних акционеров, «Peter Paul, Inc.» была продана британской фирме «Cadbury Schweppes», заплатившей за сделку около $58 млн. или $27,50 за акцию. Вскоре надпись «сделано в Наугатуке» исчезла из этикеток «Mounds» и «Almond Joy», хотя сладости по-прежнему исправно сходили с конвейера в этом городе. Отрасль продолжила меняться и в 1980-ые годы: крупнейшие фирмы поглощали конкурентов. В 1988 году американские активы «Cadbury Schweppes» за $300 млн. приобрела компания Hershey's, тем самым заполучив все еще чрезвычайно популярные батончики «Mounds» и «Almond Joy».

В апреле 2007 года «Hershey» объявила о закрытии завода в Наугатуке. В ноябре 2007 года конвейерные ленты завода «Peter Paul», более 84 лет выпускавшего вкуснейшие сладости, остановились, а деятельность предприятия была перенесена в Виргинию.

В штате Коннектикут сложно найти ещу одну производственную компанию со столь впечатляющей историей. И уж совсем немногие компании могут похвастаться тем, что пережили трудные времена Депрессии и Второй мировой войны. «Peter Paul, Inc.», как чисто коннектикутская компания с армянским «акцентом» прекратила свое существование, но воспоминания о ней навсегда останутся «неописуемо вкусными».


© Пандухт




Эксцентричная супруга «народного» премьера Пашиняна Анна Акопян отметилась очередным громким заявлением. В ходе мероприятия, организованного в рамках программы «Женщины во имя мира», Акопян призвала жен олигархов и чиновников, как бывших, так и нынешних, передать принадлежащие им драгоценности в благотворительный фонд.

«Хочу обратиться к женам действующих и бывших чиновников и олигархов, имеющих даже небольшие сомнения относительно честности приобретения их богатств и драгоценностей. Призываю вас передать их фонду госпожи Амест. Так вы сможете быть немного спокойнее, кладя голову на подушку перед сном», — цитируют слова Акопян армянские СМИ.

Супруге премьера и, по совместительству, главреду газеты «Айкакан жаманак», не впервой выступать с громкими и неоднозначными высказываниями. Так, некоторое время назад, в рамках той же инициативы «Женщины во имя мира» Акопян заявила: «Не важно, как возник Карабахский конфликт» и «Глядя на азербайджанских солдат, видя их взгляды, я отмечаю, что эти ребята ничем не отличаются от наших солдат, в их глазах такой же страх и тревога». Эти высказывания вызвали бурю возмущения в армянском обществе, но отнюдь не вынудили супругу премьера прекратить свое «миротворчество».

Кстати говоря, призывая жен олигархов и чиновников «вернуть награбленное», Акопян также коснулась Арцахского конфликта, отметив, что ее стремление к миру не является признаком слабости и, в случае необходимости, она лично готова взять автомат и отправиться на передовую.

Думаю, в появлении госпожи Акопян с оружием на передовой наврядли возникнет необходимость, ибо рубежи страны, по счастью, есть кому защищать. Хотя если вспомнить все антиармейские и антиарцахские шаги правительства, возглавляемого ее супругом, то можно констатировать, что укреплению обороноспособности страны они отнюдь не содействуют.

А вот что касается ее свежего «крика души» в адрес чиновников и олигархов, то прокомментировать его, пожалуй, стоит. Потому что любые громкие начинания «царствующим» на данный момент особам необходимо начинать с себя, любимых. И речь тут даже не о стоевровых парижских шопингах Акопян, парикмахерах в правительстве или семейных вертолетных перелетах правящей четы в Иджеван или к сыну «в Арцах» и обратно за казенный счет. Есть и более материальные вещи.

Например, уже многие обратили внимание на нездоровую страсть варчапетовой супруги к дорогим часам. Резко бросающаяся в глаза, если вспомнить о более чем скромном достатке многолетних оппозиционеров. Часы мадам Акопян носит охотно. Часы разных марок и имеющие разную стоимость, порой немалую.



Мы попросили человека, хорошо разбирающегося в этом предмете роскоши, прокомментировать конкретную модель на руке Акопян. А для анализа взяли известный PR-ролик с чисткой зеленой фасоли, выставленный в сеть старшей дочерью Пашинянов, Мариам, широко растиражированный николиным кастрюль-информом и собравший в сети тысячи перепостов и тысячи восторженно-слащавых комментариев.



«Могу смело сказать, что Акопян выбирает часы исключительно по принципу цены», — сразу же заявил нам специалист.

И отсюда возникает резонный вопрос: на какие все-таки средства подобные часы приобретены? Даже самые простые и доступные «ролексы» стоимостью в $ 6-7 тыс. не могут быть честной супруге премьера по карману. Ибо муж ее, если кто забыл, пока еще трудится в Армении.

Что же касается конкретной модели, то, по мнению специалиста, она напоминает золотой «Рearlmaster 39», но без бриллиантов. По его словам, полная модификация такой модели стоит порядка $100 тыс., но это, конечно, не она.
Скорее всего, насколько можно разглядеть, на руке Акопян красуется «Skydweller», тоже золотой. Но даже если у нее «простая» «Omega», согласитесь, все равно это вопиющая безвкусица — чистить фасоль с крупными дорогими часами наперевес.

Стоит напомнить, что жить супружеская чета Пашинян-Акопян по закону имеет право лишь на две свои зарплаты. Официально иных источников дохода у Никола с Анной не имеется. И, в связи с этим, возникает второй вопрос: из каких источников идет финансирование имиджевого апгрейда варчапета и его супруги. В приснопамятные времена «кровавого режима» на сумочки Келли в руках Риты Саргсян не указывал только ленивый. А сейчас все восхищаются элегантностью первой леди и никаких неудобных вопросов не задают.

В конце концов, элегантно выглядеть можно и в разумных финансовых рамках. Но нарочито размахивать тем, что очень сильно выбивается из законного и прозрачного бюджета — это, мягко говоря, моветон.

Существуют топ-менеджеры крупных корпораций (у которых годовые бонусы исчисляются десятками миллионов долларов в самые неудачные годы), которые ходит на стафф-митинги в часах за пару тысяч. Это, разумеется, показная игра в демократичность. Понятно, что на встречи со своими партнерами они являются в золотых «Audemars Piguet», но это важный момент. И потом, они эти деньги зарабатывают. И могут купить всё, и профинансировать всё, в том числе кампании кандидатов в президенты. Но когда супруга еще вчера очень скромного в плане финансовой состоятельности выходца из совершенно не богатой (мягко говоря) семьи, в старых джинсах и с жуткими волосами, не знавшими салона, вдруг резко начинается кичиться цацками, на которые не заработала, и при этом со всех трибун разглагольствует о борьбе с коррупцией, озвучивая столь же популистские лозунги и призывы, тогда и возникает вопрос: откуда это всё?

Впрочем, это уже проблемы пиарщиков Никола. В свое время пиарщики Сержа сделали все возможное, чтобы его возненавидела вся страна. Похоже, кое-кому урок не пошел впрок.

© Пандухт




В правительственных структурах Армении зафиксирован очередной колоритный младоназначенец.

4 сентября приказом министра труда и по социальным вопросам Мане Тандилян заместителем начальника службы соцобеспечения министерства назначен некто Арсен Оганян.

33-летний Оганян — "профессиональный" оппозиционер. Принимал участие практически во всех протестных акциях последних лет. Кроме того, в 2014 году Оганян был объявлен в розыск в Российской Федерации по ст. 158 УК РФ (кража). В 2015 году он был задержан правоохранительными органами Армении, однако выпущен под подписку о невыезде за пределы страны.


© Пандухт





Очередь за Агдамской трагедией

Внутриполитическая ситуация в Армении задвигает на второй план все остальные события. Нам, авторам Восканапата, и вашему покорному слуге в том числе, вдвойне трудно сконцентрироваться на профильных темах нашего ресурса, когда все мысли объективно заняты совершенно иным.

Тем не менее, делать это нужно. Тем более что в соседнем гособразовании имеют место новые неожиданные развития, до которых у нас сейчас (повторюсь, по вполне объективным причинам) практически никому нет дела.

Речь о впервые прозвучавших в эфире признаниях лиц, сбивших 20 ноября 1991 года над селом Бердашен (в азербайджанском варианте — Каракенд — Пандухт) Мартунинского района Арцаха вертолет Ми-8 внутренних войск МВД СССР с бортовым номером 72 с чиновниками правительства Аяза Муталибова, тележурналистами и наблюдателям от России и Казахстана на борту и, впервые за прошедшие годы, раскрытии имени конкретного заказчика данного преступления.

Эта важная информация прозвучала в цикле программ «Qaynar Qazan», вышедших в интернет-издании «Хурал» 4-5 сентября, в которых главный редактор данного ресурса, журналист Аваз Зейналлы интервьюировал человека по имени Гаджи Абдул.

Напомню, что вертолет с вышеупомянутыми лицами, потерпел крушение во время полета из азербайджанского города Агдам (ныне пригород Аскерана Акна — П.) в арцахский райцентр Мартуни, где в то время сложилась напряженная ситуация, связанная с азербайджанонаселенным пригородом Ходжавенд.

Разумеется, в Азербайджане по сложившейся традиции крушение было объявлено терактом со стороны армян, после чего в Баку начались стихийные многотысячные митинги с требованиями отставки Верховного Совета республики и лично президента Муталибова, окончательный крест на политической карьере которого был поставлен чуть позже — в феврале-марте 1992-го, после Агдамской трагедии.

Мы в свое время подробно беседовали об этом эпизоде войны со светлой памяти Левоном Грантовичем Мелик-Шахназаряном, находившимся в то время в эпицентре событий и скрупулезно собиравшим в свой архив всю информацию о Карабахском конфликте, которая позднее легла в основу его книг и многочисленных публикаций в прессе. Я тогда задал ему прямой вопрос о вертолете, на что мой друг и учитель ответил, что к катастрофе Ми-8 армянская сторона действительно не имеет ни малейшего отношения.

Собственно, признание самих закавтурок в том, что армянская сторона не причастна к катастрофе вертолета, появилось еще 2 года назад, когда в Азербайджане вышел в свет пространный материал-расследование Ровшана Кафарова под заголовком «Haqqin.az раскрывает тайну расстрела команды Муталибова». В данном материале Кафаров четырежды (!) повторяет сакральную фразу: «Это сделали свои!». Тогда, по следам этой публикации, на сайте Voskanapat.info в рубрике «Развенчание мифов азагтпропа» вышла статья «Катастрофа близ села Каракенд» за авторством вашего покорного слуги.

Теперь пара слов об участниках интервью в интернет-газете «Хурал». Интервьюер, главный редактор издания Аваз Зейналлы, известен тем, что сидел в тюрьме. В октябре 2011 года он был арестован по жалобе бывшего депутата азербайджанского милли меджлиса Гюляр Ахмедовой, обвинен по статьям 311.3.3 и 311.3.4 УК Азербайджана (получение взятки в крупном размере с применением угроз), а 12 марта 2013 года осужден на 9 лет лишения свободы. Спустя полтора года, 30 декабря 2014-го, указом Ильхама Алиева Зейналлы был помилован.

Интервьюируемый, 78-летний Гаджи Абдул (настоящее имя Абдул Абдулов — П.), является председателем общества «Тёвбя» (Исповедь, покаяние). Во время правления Муталибова он сколотил исламистскую группировку, в которую входило около сотни последователей, однако с приходом к власти Народного фронта Азербайджана был схвачен и посажен в тюрьму, откуда вышел, благодаря милости Гейдара Алиева.




В интервью, данном Гаджи Абдулом Авазу Зейналлы, целый фрагмент как раз посвящен катастрофе вертолета Ми-8 близ Каракенда. Абдул рассказывает, что в годы заключения ему приходилось делить камеру с Шахвеледом, командиром Агдамского батальона Ягубом Рзаевым, известным также под кличками «Алаягуб» и «Гатыр Мамед», и даже с бывшим председателем азербайджанского КГБ Вагифом Гусейновым.

По словам Абдула, однажды в Баиловской тюрьме «Гатыр Мамед», посаженный туда в декабре 1992 года, заговорил, рассказав, что «тот вертолет сбили мы». По его словам, приказ об уничтожении вертолета и расстреле всех его пассажиров им отдал по телефону Тамерлан Караев. Он же выдал соответствующие инструкции, озвучив дату и время полета Ми-8. При этом Караев ввел террористов в заблуждение, заявив, что вертолет якобы будет принадлежать армянским подразделениям. «Мы сбили вертолет, он упал на вершину холма (дословно — «на грудь горы» — П.), а мы потом издалека расстреляли и добили всех, кто в нем находился», — рассказывал Алаягуб. О том, что сбитый вертолет оказался азербайджанским, а не армянским, стало известно лишь после катастрофы.

А еще Рзаев говорил: «Я столько всего знаю! Когда выйду, всё расскажу!». По словам Гаджи Абдула, он пытался вразумить Рзаева: «Молчи! Не говори такие вещи, а то отсюда живым не выйдешь». Абдул рассказывает, что затем, под предлогом лечения некоего вирусного заболевания, им в тюрьме была сделана инъекция неизвестного препарата, от которой «Гатыр Мамед» резко заболел и некоторое время спустя (в июне 1993 года – П.) умер в заключении (официально - «при невыясненных обстоятельствах»), а сам Абдул стал инвалидом.


*****

Итак, все-таки Народный фронт и Тамерлан Караев.

Нужно ометить, что этот ставленник Гейдара Алиева в структурах Народного фронта был единственным членом азербайджанской делегации, направленной официальным Баку в Арцах, которого не оказалось в потерпевшем крушение вертолете. Кроме того, в данной делегации Караев был единственным оппозиционером. Любопытно, что во всех азербайджанских официальных документах последующих лет Караев упоминается лишь как заместитель председателя ВС Азербайджана, а вот о его должности председателя милли меджлиса НФА (он был избран на эту должность еще в апреле 1990-го — П.) не говорится ни слова. Стоит также заметить, что с осени 1991 года, практически постоянно находясь в Агдаме, этот человек целенаправленно препятствовал операциям по оказанию помощи жителям Ходжалу.

Собственно, многие в самом Азербайджане знали или хотя бы догадывались, что за гибелью вертолета с муталибовской командой стоял Народный фронт и лично Караев. Не сомневался в этом и создатель Восканапата, светлой памяти Левон Грантович Мелик-Шахназарян.

В известном видеоматериале с заседания комиссии, занимавшейся расследованием Агдамской трагедии, журналист Чингиз Мустафаев (Фуадоглу) выражал беспокойство тем, что и эта комиссия, также как комиссия по расследованию катастрофы вертолета, а также январской трагедии, не даст никаких результатов, и силы, организовавшие все это, будут продолжать свое черное дело.

В ответ Тамерлан Караев, нервно постукивая по столу пальцами, проговорил: «Не знаю. Это тоже вряд ли будет раскрыто…».

В персональной вине Караева в гибели вертолета не сомневался и мой друг, автор Восканапата Эльнур Наджафзаде. Азербайджанским псевдооппозиционерам, указывавшим на доклад Human Rights Watch о Ходжалу, Эльнур задавал вопрос: «А про Тамерлана Караева, который сидел в том же зале, когда Чингиз с недоумением расспрашивал об изуродованных трупах беженцев из Ходжалы, там ничего не написано? Не пишут, почему он не сел в вертолет, в который должен был сесть, и который был взорван вместе с целым кабинетом правительства Муталибова?»


*****

Теперь, после того как заказчики и исполнители расстрела вертолета озвучены, практически не остается сомнений, что и Агдамская трагедия — на их совести, их рук дело. Ведь Караев после этой трагедии делал все возможное, чтобы использовать ее для захвата Народным фронтом власти в Азербайджане. Вот что в свое время рассказывал Аналитическому центру «Восканапат» очевидец тех событий, азербайджанец по имени Эльман:

«Это было в тот день, когда жертвы Ходжалу на грузовиках привезли в мечеть в Агдаме. Там собрались люди, которые опознавали своих родственников. Некий взрослый парень опознал своих младших сестер и зарыдал. Он побежал оповестить своих родных об этом. Немного позже к мечети подъехал Тамерлан Караев со свитой. Он хладнокровно осмотрел трупы под ногами и остановился у тел двух сестер. «Эти подойдут. Заберите и положите в багажник моей машины», — cказал он своим телохранителям. Уложив мертвых девочек в багажник, они уехали. А когда парень вернулся в мечеть за трупами своих сестренок, то их не нашел. Конечно, ему все рассказали, и он поспешил вслед за Т. Караевым в саперную часть. Что было дальше — неизвестно. Но через день или два трупы оказались в Баку; манифестанты держали их над головами и шли, выкрикивая свои требования».

В причастности Караева к Агдамской трагедии также не сомневались ни Левон Мелик-Шахназарян, ни Эльнур Наджафзаде, тоже поднимавший эту тему на сайте Voskanapat.info.

Ведь неспроста же сразу после захвата власти в Азербайджане Гейдаром Алиевым Караев был убран с глаз подальше и больше ни в каких делах не светился, все эти годы проведя за тысячи километров от Азербайджана: вначале в должности посла в Китае, затем, много лет — в Индии, а ныне — в Индонезии и, по совместительству, в Сингапуре, на Филиппинах и в Тиморе-Лесте.

Более того, я практически уверен в том, что эти же лица причастны и к убийству Чингиза Мустафаева в июне 1992 года. В том же вышеупомянутом видеоматериале с заседания комиссии по расследованию Агдамской трагедии Мустафаев говорит о том, что его передача обязательно выйдет в эфир, и информация будет донесена до народа, несмотря на то, что одни говорят, что она направлена против Верховного совета, а другие — что она пойдет во вред азербайджанским военным. Далее звучит такая фраза диктора: «Тамерлан Караев как-то заявил, что у него язык отсохнет, если он расскажет то, что знает о событиях в Ходжалу. Но, в отличии от Тамерлана Караева, у Чингиза Мустафаева и его последователей язык не отсохнет. Как вы знаете, Чингиз заснял трагедию дважды...».

Все это говорит о том, что смелый журналист не остановился бы, пока не докопался до правды. Понятно, что прибыв на место Агдамской трагедии во второй раз, он сразу же обнаружил манипуляции с телами. Вспомним его возглас: «Кто это сделал?! Я вчера-позавчера снимал, тут не было такого!», обращенный к азербайджанским военным. Очевидно, что такой честный и целеустремленный профессионал нес смертельную опасность для организаторов бойни под Агдамом, и в его гибели, тоже «списанной» на армянскую пулю, все также отчетливо виден почерк НФА и лично Тамерлана Караева.


© Пандухт


Profile

pandukht
pandukht

Latest Month

November 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Page Summary

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow