?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Армянский Норашен и грузинские «доказательства»

В этой части статьи рассмотрим  претензии на армянские архитектурные памятники, волею судьбы находящиеся на территории современной Грузии, на примере оказавшейся в эпицентре бурных событий октября-ноября 2008-го Норашенской церкви Сурб Аствацацин.

 

 

Напомним ее историю. Сурб Норашен - одно из наиболее примечательных армянских культовых сооружений Тбилиси, представляющее собой тип купольной базилики с фасадами из декоративных арок. Находится церковь в старом центральном квартале города рядом с площадью Мейдан на нынешней улице имени Леселидзе по соседству с главной грузинской епархиальной церковью Св. Сион и греческой (огрузиненной) - Джварис мама. Над западным фасадом имеется ажурная ротонда колокольни. Ктиторская надпись гласит: «В лето 956-го (армянского летоисчисления Pandukht) именем Бога я, Садаб, построил церковь в память мою и родителей моих - отца моего, парона Султана, деда моего, парона Тавакала, супруги моей Вишель, сыновей моих - Наримана, Султана и Шаримана». Кроме вышеозвученной ктиторской, имеются еще три надписи общего содержания, составленные по поручению католикоса Нерсеса. Надписи, как и многочисленная эпиграфика, относящаяся к церкви, исследованы и расшифрованы профессором Паруйром Мурадяном (Институт Востоковедения АН РА). Священник Гют Аганянц также указывает эту дату основания церкви: «В 1467 г. человек, которого звали Норашен Садаб, построил Армянскую церковь». Согласно грузинскому исследователю И. Иоселиани, «в западной части царского каравансарая есть церковь, называющаяся Норашен, построенная во имя Богоматери, церковь купольного типа, построена из хорошего кирпича».

 


Эти фотографии внешнего и внутреннего убранства - красноречивые свидетельства армянской принадлежности храма

Следующие серьезные строительные работы происходили в церкви уже в XVII веке. «В 1650 г. Ходжа Назар построил и передал в мои руки все полномочия, связанные с церковью с заверением и подписью усопшего Ашхарбека Бебутова, письмо №1714». Об этом событии имеется соответствующая запись и в грузинских источниках, в частности, у Э. Иоселиани: «Начата строительством фундамента неким Ходжой Назаром, возведена на средства, собранные женщинами и мужчинами тифлисского прихода. И после строилась, и поныне все еще продолжает достраиваться». Надпись на хачкаре, находившемся внутри церкви, гласит: «В году 1650 Святой крест принадлежит мастеру Петросу Джугаеци, который построил Святую церковь. Попросите Господа помиловать. Аминь». Она относится к строительству купола. Посетивший Тифлис в 1672 году во время своего путешествия по Кавказу француз Жан Шарден также упоминает Норашенскую церковь. Поэтапное строительство храма было завершено только к 1737 году.

Исторические свидетельства утверждают, что церковь восстанавливалась армянами и после нашествий на Тифлис Ага-Магомет-хана: в 1795-ом – священником Григором по приказу Мелик-Аветика Бебутова,  а в 1808-ом, согласно другой надписи, – под руководством уполномоченного Святым Эчмиадзином благочинного Тер-Газара при содействии господина Мкртума Мунтояна. В церкви проводились ремонтные работы и в 1830 году. В 1852 г. старший священник церкви Тер-Срапион вместе с ктитором обратился с просьбой о реставрации, однако ответа не получил. В 1857 г. католикос Нерсес V-ый пишет: «Только теперь, чувствуя вред моей забывчивости, напишу консистору дать приказ священнику Срапиону и почтенному Согомону Оганесяну-Ротиняну реставрировать церковь Норашен».  По велению католикоса Нерсеса в 1875 году реставрировалась черепичная кровля, а в 1895-1897 гг. братьями Бегларом и Карапетом Варданянцами были осуществлены некоторые работы по восстановлению внешних стен церкви.

Интерьер церкви украшен фресками работы художников Овнатанянов. Внук художника и поэта Нагаша, Овнатан Овнатанян был придворным художником царя Ираклия II-го. Он и начал расписывать церковь Норашен. Его работу завершил сын Мкртум, который выполнял живописные работы и в Сионском соборе. Юный Акоп, в будущем великий портретист, самый знаменитый из Овнатанянов, помогал отцу.  В 1899-1900 гг. ктитором Никогайосом Байсоголянцем была составлена схема внутренней части церкви и смета предполагаемых расходов на ее восстановление. Приглашенный художник Вардан Мирзоянц завершил работы за восемь месяцев. Их высокое качество было подтверждено другим известным художником - Шамшинянцем.

В записях, оставленных армянскими и чужестранными посетителями, Норашенская церковь Сурб Аствацацин упоминается, как одна из главных армянских церквей Тифлиса. Представители многих поколений тбилисских армян крестились в Норашене, под ее стенами покоятся останки достопочтенных граждан Тифлиса – князей Тумановых, Тамамшевых, Вартановых, Фридонян. Здесь захоронены и останки настоятеля данной церкви Бажбеук-Меликова. 

Во дворе церкви располагалось двухэтажное здание церковно-приходской школы. На втором этаже здания школы проживала семья известного создателя детских песен Азата Манукяна, чья супруга являлась заведующей школы. А в нижнем этаже частично располагались склепы состоятельных людей, которые представляли собой отдельные помещения.

Последним священником действующего прихода Норашенского храма был отец Саркис Шиоянц.

Спустя полвека, 2 июля 1925 года, образованный в связи с перестройкой «Армянского базара» совет специалистов, большинством голосов (заведующий Отделом охраны памятников С. Какабадзе, Г. Чубинашвили, Г. Читая, Ш. Чхенкели, начальник городского отдела благоустройства С. Курдиани, контролеры Абашидзе и Агладзе) принял решение о сносе церкви Норашен. Но благодаря непреклонной позиции архитектора Н. Северова, проголосовавшего «против», решение не было утверждено, а церковь избежала гибели. 

В советское время до 1931 года Норашенская церковь Сурб Аствацацин находилась под юрисдикцией епархиального совета. В годы войны здание церковной часовни было отдано для проживания беженцам. Также, специально для беженцев в жилые помещения были переделаны склепы, располагавшиеся в нижнем этаже приходской школы. В эти же годы в вестибюле церкви была устроена мыловарня. Затем церковное строение было превращено в библиотеку, а после - в книгохранилище Академии Наук. По положению на 1962 г. Норашенская церковь Сурб Аствацацин считалась третьим книгохранилищем первопечатной литературы после Москвы и Киева. 

С 1983 года начались «преобразования» Норашенской церкви Сурб Аствацацин. В ходе работ по благоустройству окрестностей церкви и улицы Леселидзе, которые осуществлялись сотрудниками Главного управления по охране памятников Грузии под руководством главного архитектора города Ш. Кавлашвили, был разрушен северный парадный вход с каменной резьбой, как «архитектурное излишество», а оставшиеся там могилы - заасфальтированы. В это же время был вырван красивый бронзовый бюст Лидии Петровны Тамамшевой с западной стены родовой часовни Тамашевых. Еще позже предпринималась попытка разрушить южный вход и, одновременно с ним, прекрасную часовню Фридонянов. Мотивировалось это тем, что цвет часовни якобы не сочетается с цветом церкви. Армянские священнослужители сообщили о происходящем в Совет Министров Грузии. Прибывшая комиссия остановила разрушение.

В 1989 году зам. начальника управления по охране памятников Джансуг Бабунашвили стал первым грузинским государственным служащим, который объявил церковь Норашен «грузинской православной церковью, построенной в XIII веке». 

17 марта 1989 года исполнительный комитет Совета народных депутатов Кировского района г. Тбилиси просьбу тбилисских армян - разрешить богослужение в армянских церквях Сурб Норашен и Сурб Ншан, не удовлетворил, сославшись на то, что вопрос об освобождении зданий этих церквей, отведенных под библиотеки и книгохранилища, будет поставлен перед Министерством Культуры Грузии и лишь потом просьба может быть рассмотрена. 

В 1991 году под обращением к тогдашнему президенту Грузии Звиаду Гамсахурдиа и католикосу-патриарху Грузии Илие II-му было собрано несколько тысяч подписей проживающих в Тбилиси не только армян, но и русских, грузин, осетин, греков, езидов с просьбой вернуть Армянской Апостольской церкви храмы Сурб Норашен и Сурб Ншан. 

Начиная с 1994 года, посягательства в отношении Норашена приняли постоянный характер. 29 декабря того же года из церкви начали выносить книги. Прибывших в связи с  этим  в Тбилиси из Еревана художника Хачатура Геворкяна и журналистку Екатерину Казарян принял секретарь католикоса Грузии отец Теодорос Джохадзе. Короткая беседа, к сожалению, превратилась в спор. Джохадзе, не предложивший гостям даже присесть, объявил, что существование армянской церкви по соседству с грузинским Сионом, непозволительно. «Мы превратим ее в грузинскую, - и затем добавил, - грузины выстроили и продали армянам». В ответ на возмущение Х. Геворкяна: «Это что за выражение - возьми, да продай церковь! Она что, вещь? Кроме того, не армянин, не русский, не даже европеец, а грузин  - профессор Т. Квирквелия прямо указывает, что она армянская!», - Джохадзе, не попрощавшись, оставил гостей и спешно ретировался. 

 25 января 1995 года армяне - жители близлежащих домов - заметили, что уже несколько дней внутри церкви ведутся какие-то работы. Интересующимся был дан ответ, что, дескать, на алтаре имеется трещина и проводятся ремонтные работы. 

2 февраля, получив известия о разрушении и подменах, свой протест грузинскому священнику Тариелу пришли выразить председатель культурно-благотворительного общества грузинских армян Г. Мурадян и поверенный в делах РА в Грузии Л. Хачатрян, однако отец Тариел отнесся к их визиту с пренебрежением, и продолжил свои действия по разрушению внутреннего убранства храма. 

5 февраля в центре уже к тому времени полностью разрушенного алтаря воздвигается выполненный из мрамора крест в грузинском стиле, а в предалтарье – сводчатое ограждение, характерное для грузинских церквей. 

8 февраля в церкви были демонтированы и уничтожены два укрепленных в стену прекрасных хачкара 1650 года с надгробными эпитафиями и важным упоминанием о строительстве джугинским мастером Петросом церковного купола. Была превращена в пыль облицовка стены, на которой находились две фрески кисти представителя школы Овнатанянов – Мирзояна (начало XIX в.). 

12 февраля группе местных армян, в числе которых был и фотограф, пожелавшей войти в церковь, оказали сопротивление отец Тариел и собравшаяся вокруг него толпа грузинской молодежи. Раздались крики: «Убирайтесь в свой Ереван, жалкий народец, рассеянный по всему свету, хватит с вас и двух церквей, что мы вам подарили (имелись в виду церкви Сурб Геворг и Эчмиадзнецоц на Мейдане и Авлабаре)! Эта церковь была нашей, вы купили ее; наш Илия - большой патриот и хочет Мейдан превратить в православный центр!» Один из армян подвергся избиению за то, что попытался сфотографировать разорение церкви. 

Наконец 15 февраля 1995 года церковь была освящена согласно грузинскому ритуалу. Церемонию провел беженец из Абхазии священник Даниел, а храм был переименован в Хареба (Аветянц). В связи с этим поверенный в делах Армении в Грузии Левон Хачатрян передал МИД республики ноту протеста. Свой протест по этому поводу выразили русская, еврейская и греческая общины Грузии.   

17 февраля группа возмущенных армянских женщин из Ортачала (район Тбилиси), ворвавшись в церковь, напала на отца Тариела, выдрав тому бороду. Тот, кое-как вырвавшись из рук женщин, прокричал: «Куда вам, Сурб Геворг и Эчмиадзнецоц тоже отнимем!» 

20 февраля группа членов армянской общины Тбилиси обратилась с жалобой к депутату грузинского парламента Вахтангу Гогуадзе, который заявил, что будет всячески содействовать решению этого вопроса, и направил специальное письмо католикосу-патриарху Илие II-му. 

21 февраля представители армянской общины Тбилиси добились, наконец, аудиенции у Илии II-го, который лично пообещал прекратить всякие работы в церкви Сурб Норашен. 

Однако уже 22 февраля священник Тариел самовольно продолжил свою деятельность, и, в частности, были заколочены окна западного фасада. 

23 февраля верующая Вартануш Микаэлян, войдя в церковь, увидела, что на месте разрушенного алтаря зияет полутораметровая яма, возле которой разбросаны кости. Подошедший к женщине Тариел столкнул кости ногою в яму и прикрыл ее деревянным щитом, а саму Вартануш грубо вытолкал из церкви. 

24 февраля старший священник Мейданской церкви Сурб Геворг Егише Арутюнян и прибывший из Эчмиадзина дьякон вошли в церковь в тот момент, когда Тариел, стоя на ступенях лестницы – в одной руке металлический ломик, в другой – паяльник (в прошлом он был свечником), что-то выламывал из стены. На просьбу Тер-Егише спуститься для разговора, грузинское духовное лицо ответило: «Я, как и ты – священник, мне поручена работа, и я ее выполняю», - и продолжило свое дело. 

28 февраля из церкви была грубо выставлена библиотекарь Офелия Санамян, которая, также взволнованная известием о разрушениях в храме, захотела увидеть, что там происходит. Таким образом, вход в церковь для армян оказался под запретом. 

13 марта, встревоженная посягательством на армянскую церковь, в Тбилиси направляется делегация членов Верховного Духовного Совета Эчмиадзина в составе глав Араратской и Ширакской епархий архиепископов Гарегина и Григориса, вардапета Езраса, а также члена постоянной комиссии ВС РА по правам человека Рафаэла Папаяна. Спустя два дня они встретились с Илией II-ым и пришли к соглашению о временном закрытии церкви до создания особой группы, состоящей из армянских и грузинских специалистов для обследования церкви на предмет ее принадлежности. При этом Илия II-ой не позволил армянской делегации посетить церковь Сурб Норашен, аргументируя это тем, что «грузинский народ не спит, а армяне встревожены, стало быть, не нужно нагнетать страсти». 

17 марта к южной стене церкви был подогнан экскаватор, который всего в метре от церковной стены вырыл яму двухметровой глубины. На вопрос местных армян рабочий ответил, что здесь должны построить церковный магазин и швейную мастерскую. 

19 марта в церковный двор были завезены огромные бетонные трубы, которые, очевидно, предназначались для замены канализации. 

 А 20 марта с наружной стороны окон церкви Норашен, как издевка, были выставлены грузинские иконы, чтобы «верующие могли зажигать свечи». 

28 марта в газете «Ахали таоба» была опубликована статья под заголовком «По ком звонит колокол?» и подзаголовком «Закрыли грузинскую церковь», где автор статьи - Георгий Шалуташвили сетует, что в Грузии армянам удалось добиться закрытия уже освященной и действующей грузинской церкви и выражает недовольство проявленной армянской общиной Грузии активностью. 

29 марта в Тбилиси увидел свет новый номер звиадистской газеты «Марджи», в которой анонимный автор в статье под заголовком «Перед тбилисскими грузинами закрыли церковные двери» сожалеет, что новоиспеченная грузинская церковь была закрыта и критикует грузинские власти за то, что уступили давлению армян. В конце этой статьи проводятся неуместные параллели с батальоном имени Баграмяна в Абхазии и армянами Джавахка в свете их «антигрузинской деятельности» и подчеркивается, что грузинские власти в очередной раз проявляют излишнюю мягкость по отношению к армянам. 

18 апреля в выходящей в Тбилиси газете «Закавказские военные ведомости» была напечатана статья Михаила Айдинова, где содеянное отцом Тариелом квалифицируется как вандализм, поскольку в целях присвоения храма были уничтожены алтарь и бесценные фрески начала XIX века (ничего, правда, не сказано об уничтоженных хачкарах). Айдинов пишет, что Сурб Аствацацин – Норашен – уже седьмая армянская церковь, огрузиненная в последние годы только в Тбилиси, и что теперь настанет очередь церкви Сурб Ншан. 

Весной 2005 года возле южной стены церкви вдруг появляется новое кладбище – пять надгробных плит с вырезанными на них надписями на грузинском языке. 

В мае 2008 года под непосредственным руководством священнослужителя грузинской православной церкви отца Тариела Сикинчелашвили начинается строительство забора вокруг Норашена, который украшается символами и крестами, характерными исключительно для грузинской православной церкви. Благодаря многочисленным обращениям, жалобам и усилиям армянской общины, 22 октября городская мэрия Тбилиси выносит решение о демонтаже забора, которое и по сей день остается неисполненным. Более того, вопреки решению, забор продолжает строиться. 

Наконец, 16 ноября представителями грузинской православной церкви под руководством отца Тариела, предпринимается попытка с помощью тяжелой техники вывезти надгробные плиты, принадлежащие представителям семьи армянских благотворителей Тифлиса – Тамамшянов – Михаила Ивановича и Лидии Петровны, чей прах вот уже более ста лет покоится в церковном дворе Норашена. Такова трагическая история этого храма. 

Итак, помимо визуальных следов армянского происхождения Норашена (армянские настенные надписи, надгробные плиты с армянской эпиграфикой, фрески с армянскими подписями)  с армянской стороны имеются бесчисленные документы, свидетельства очевидцев, синодальные записи, описания в литературе (и в грузинской, в частности). Так, в статье доктора архитектуры профессора Тенгиза Квирквелия «Старотбилисские названия», говорится о том, что Норашен - армяно-григорианская церковь. Да и во всех справочниках-путеводителях по Тбилиси Норашен упоминается как армянская церковь (см., например, здесь, или здесь). 

А теперь посмотрим, что, кроме свежедоставленных из Душетского района надгробных плит, предъявляется в качестве доказательства грузинского происхождения храма православной стороной. «Доказательства» эти, на наш взгляд, достаточно надуманы, противоречивы и жалки. Итак, процитируем грузинские источники (наиболее впечатляющие фразы выделены мной – Pandukht): 

Грузинские могильные камни: только привезенные и уже установленные

«В этой так называемой ктиторской надписи конкретно Норашен не указан, так, что она может быть выдана за ктиторскую надпись любой армянской церкви...» 

«Так как оригинал армянской ктиторской надписи церкви Норашен утрачен, трудно довериться неизвестному переписчику». 

«Построили грузины и продали армянам». 

«С какой целью ставились в грузинских церквах камни с древними армянскими надписями, ясно, как день». 

«Информация Э. Иоселиани о тбилисских армянских церквах, видимо, опирается на устные предания. Что касается сведения о «собранном женщинами и мужчинами тифлисского прихода» для строительства церкви Норашен, то и оно, оказывается, приведено грузинским автором ошибочно». 

«Существование армянской церкви в соседстве с грузинским Сионом непозволительно. Мы должны ее превратить в грузинскую». 

«Грузинская православная церковь считала армянскую григорианскую и ее последователей еретиками. Сомнительно, чтобы главы грузинской православной церкви позволили тбилисским армянским духовным лицам в десятке метров от грузинской церкви построить армянскую григорианскую. Стало быть, рядом с церковью Джварис Мама стояла грузинская православная, неважно, большая или малая, которую в годы лихолетья для грузин присвоили армяне, произвели ее коренную реконструкцию, обратили в армянскую и назвали Ахалшени – Норашен». 

И, наконец, шедевр грузинской тупости и цинизма. Он стоит того, чтобы быть приведенным полностью: 

«Можно предположить, что тбилисская армянская церковь Норашен надстроена на более древней церкви или на ее месте. Естественно поставить вопрос - кому принадлежала первичная церковь, стоявшая на этом месте, - православным грузинам или григорианам-армянам. Как мы видели, для установления этого факта приведенное сведение Э. Иоселиани служить не может, в имеющихся у нас на руках исторических источниках по этому вопросу ничего обнаружить не удалось но, к счастью (!!!), в моем архиве оказалась запись одного устного сказания. На улице Леселидзе, в сквере напротив синагоги, я увидел двух стариков. Подошел, заговорил с ними. Они оказались старыми тбилисцами. Я спросил, кто они и сколько им лет. Один - Георгий Зангурашвили, 93 лет, второй - Вано Гулдамашвили, 89 лет. На ослабление памяти не жалуются. Прекрасно помнят все виденное и слышанное.

- А что вы скажете об этих церквах, - показал я рукой на церкви у пересечения улиц Леселидзе и Рижинашвили. 

- Вот эта маленькая - церковь Джварис Мама, грузинская. А другая, большая - армянская, - показал он палкой на кирпичную стену Норашена. - В детстве я часто слышал, что прежде на ее месте стояла грузинская церковь. Армяне облюбовали ее и, воспользовавшись тем, что она разорена врагом, завладели ею. Потом переделали, достроили, обновили. Так церковь и стала армянской, - завершил Георгий Зангурашвили. 

- Что вы об этом скажете? - обернулся я к Зангурашвили. 

- Сынок, я слышал то же самое. Я в этом околотке и родился, и вырос. То же и мой отец, дед, прадед и более далекие предки... и не только эта церковь, но и Сурб-Геворг, Сурб-Ншан и Бетлеми были прежде грузинскими, - добавил Вано Гулдамашвили... 

1962 г., 23 августа, Тбилиси.  На этом запись кончается. Это фольклорное предание, конечно, не может служить твердым доказательством первоначальной грузинской принадлежности церкви Ахалшени - Норашен, но считаться с этим фактом все-таки нужно. Отрицать его или принимать можно лишь с опорой на археологическое изучение храма. Но одно можно утверждать уже сейчас: церковь вторична, а стоявшая на ее месте первичная, - учитывая вышеприведенное предание и в то же время факт, что не существует (и сомнительно, что вообще когда-нибудь существовал) оригинал ктиторской надписи, - церковь была грузинской православной, а не армянской григорианской».
 

Итак, ни документов, ни доказательств. Лишь вызывающая улыбку байка 1962 года от тифлисских старцев о событиях начала XVI века да позорная фраза о продаже церкви из уст государственного мужа, радость по поводу утери оригинальной ктиторской надписи (можно подумать, существует подобная грузинская надпись!) да наглая уверенность в собственной безнаказанности грузинских церковников. 

В связи с вышесказанным нам думается, что создание двухсторонней комиссии, которая на основании экспертиз и археологических раскопок должна изучить вопрос принадлежности памятника и вынести соответствующее заключение, по своей сути напоминает гипотетическое создание комиссии по установлению факта Геноцида армян в Османской империи. Какой эффект можно ожидать от комиссии, в состав которой, несомненно, войдут "тариелы" от науки, без всякого зазрения совести соскабливающие со стен наших храмов и втаптывающие в пыль бесценные и неповторимые сокровища, созданные величественной рукой армянских Архитекторов и Художников.

Сегодня в Грузии уничтожаются следы нашего присутствия, распинается наша история, разрушаются уникальные произведения искусства по той лишь причине, что они негрузинские. 

И хотелось бы еще сказать то, о чем не принято говорить в армянском обществе. Понятно, что разнузданное варварство по отношению к беззащитному храму некоего грузинского церковного Рамиля Сафарова – это всего лишь частный случай, а сам «святой отец» - лишь винтик в работающей на уничтожение системе. Система – это продуманная политика грузинского государства, давшего огромные полномочия Грузинской православной церкви, и поддерживающего ее во всех неблаговидных делах. Самое же прискорбное состоит в том, что руководит всеми позорными действиями по уничтожению и захвату нашего культурно-исторического наследия, целенаправленно претворяет эту мрачную программу в жизнь высокопоставленное духовное лицо. Мы утверждаем, что Католикос Грузии с молчаливого согласия  государственного управления по охране и реставрации памятников встал во главе развернутой в стране вакханалии вандализма. И доказательством тому – сделанное им еще в 1992 году заявление: «Все находящиеся на территории Грузии памятники, а тем более памятники, имеющие религиозный характер, являются собственностью Грузинского государства и Грузинской православной церкви». 

Очень заблуждаются люди, которые считают своего духовного пастыря, разрушающего и присваивающего наследие соседнего народа, и позволяющего делать это своей пастве, «большим патриотом». И искренне жаль тот народ, который начинает путать вандализм с патриотизмом. Тем более, что грузинскому народу есть, чем по праву гордиться, он имеет свои ценности, вошедшие в сокровищницу мировой культуры. Но, выбрав преступный и постыдный путь уничтожения и присвоения культуры своего ближайшего соседа, нынешнее поколение грузин сильно рискует. Расплата может оказаться очень горькой.

Продолжение следует.
 

 


 


 

Comments

( 10 comments — Leave a comment )
vesta923
Dec. 13th, 2008 09:27 pm (UTC)
очень большой текст, попробуйте вставить теги текст в html редакторе
pandukht
Dec. 13th, 2008 09:31 pm (UTC)
Спасибо, наконец-то получилось.
vesta923
Dec. 13th, 2008 09:42 pm (UTC)
Верхние рисунки можно было оставить ;)
hayk
Dec. 13th, 2008 09:56 pm (UTC)
В ЖЖ очень удобно писать используя Semagic. Там есть нормальный предпросмотр (например видно действие тега lj-cut), и некоторые другие плюсы.
pandukht
Dec. 13th, 2008 10:09 pm (UTC)
Спасибо, друзья! Для меня любое овладение новой компьютерной фишкой - это фантастическая победа. Учусь на ходу...
hayk
Dec. 13th, 2008 10:25 pm (UTC)
Там ничего сложного, но если будут вопросы - пиши.
javakhk
Dec. 13th, 2008 11:18 pm (UTC)
Спасибо, Pandukht джан! Замечательный, информативный текст. И читаеться легко.

Я вижу что этот Тариель “занмаеться” Норашеном уже многие годы. Это у него, так сказать, “дело всей жизни”!
javakhk
Dec. 13th, 2008 11:39 pm (UTC)
Кстати, к перечисленной коллекции грузинских аргментов в пользу “Ахалшани” я вот какие два могу добавить… Они откопаны здесь же на LJ в беседе с грузинским юзером (если нужно могу доткапать топик тоже):

1. Армяне называют Норашен “Св. Норашен”, что в развернутом виде звучит как “святое новое место”. Отсюда следует, что на месте Норашена что-то было, что было. Ну а ЧТО могло быть святым в Тбилиси, если не грузинская церковь?

2. “Норашен” – типичное для армянского языка слово. Так что свидетельства Шадена о Норашене могут относиться не к этому Норашену, а к другой церкви, что была когда-то… где-то… в Тбилиси или в окрестностях…

***

Действительно! Цинизм никогда не бывает таким циничным, когда уверен в своей безнаказанности…
dabavog
Dec. 14th, 2008 08:41 am (UTC)
Спасибо за огромную работу
adi64
Dec. 15th, 2008 10:28 am (UTC)
Спасибо...
Мне тоже очень обидно за грузин.
( 10 comments — Leave a comment )

Profile

pandukht
pandukht

Latest Month

December 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow