November 2nd, 2019

Сын Арсена Бабаяна еще может поверить в чудо...



И эта игра — война, в которую играют взрослые люди,

А в конце игры — твой крик: «Я жду тебя, папа ...»





Вчера в эфире 5-го канала я смотрел интервью Алвард Петросян. В самом начале, когда она рассказывала, как ее папу как «врага народа» сослали в Сибирь, она сказала, что в то время была 2,5-летним ребенком и верила, что ее отец уехал в Сибирь, чтобы привезти для нее кольцо. Быть может, в иных обстоятельствах я гораздо сдержаннее бы отнесся к этому детским ожиданиям г-жи Алвард, но на фоне моих раздумий и воспоминаний последних дней эта история действительно очень тронула меня. Потому что у меня в мыслях весь день были дети Арсена Бабаяна. Накануне утром я сообщал, что Специальная следственная служба запретила им свидания с Арсеном. Вы представляете? Поймали «преступника», а теперь и детям не разрешают видеться с их отцом.

Мыслями я вернулся в 95 год. В то время и мой отец был арестован. Времена были такими: после «решения» вопросов с Дашнакцутюн в Республике Армения, перекинулись на дашнакских лидеров Арцаха. Помимо папы, были также заключены под стражу еще три члена бывшего Верховного Совета НКР - бывший исполняющий обязанности председателя Верховного Совета Георгий Петросян, секретарь Верховного Совета Владик Акопян и председатель комиссии по вопросам обороны Валерий Балаян. В Степанакерте чего только не говорили об этих событиях. Однажды в школе, цинично громко смеясь, ко мне подошли старшеклассники, мол: «Эй, а твоего папу в тюрьме обрили налысо?». И хотя я уже знал, что ничего подобного не было, но не смог сдержать своих эмоций. Громко крича, я бросился на них, но сам же и оказался избитым. Они были большими, а я был один.

Мой отец делал все, чтобы из-за своего заключения, как он говорил, «не скривилась шея» его сыновей. Нам запретили посещать его в степанакертском ИВС (изолятор временного содержания). В письмах он расспрашивал об уроках, поручал раз в два дня ходить на реку плавать, тренироваться и т. д. Ни единого слова о его положении не проронила и моя мать. Наверно, они тоже хотели, чтобы мы думали, что «папа поехал в Сибирь привезти кольцо». Но мы были уже большими и все хорошо понимали.

А сын Арсена Бабаяна еще может поверить в это чудо...

Знаете, мне кажется, я понимаю, почему следователи Арсена пошли на такой подлый шаг. Проблема психологическая. Как человек, поменявший свою национальность, наполняется ненавистью к своим корням, так и предавший такую ценность, как справедливость, сам себя «убеждает», что он находится на правильном пути. Я представляю, какой сейчас чудовищный вид имеет Арсен Бабаян в воображении следователя. Наверно, тот боится, что душа Арсена может вселиться в его детей и оттуда захватить власть в Армении. Особый образ мыслей, точно как в 37-ом, не так ли?

И теперь, когда я пишу эти строки, вновь думаю о детях Арсена Бабаяна. Знаю, что они преодолеют это испытание. Как преодолела госпожа Алвард. Как я, мой брат, моя сестра... Но ведь вопрос более глобальный. Что потом? Столкнутся ли с тем же вопросом мои дети? А потом их дети?.. Должна эта черная петляющая линия истории быть, наконец, преодолена, или нет?

Грант Мелик-Шахназарян

На момент публикации статьи Специальная следственная служба Армении (ССС) частично сняла запрет на свидания с Арсеном Бабаяном для близких родственников.