July 17th, 2019

События в Эребуни: Три года спустя




Сегодня исполнилась очередная годовщина трагических событий в ереванском районе Эребуни.

Я не буду говорить о том, как эти события изменили страну и наше отношение друг к другу. Скажу о себе.

Когда я, после 10-летнего отсутствия, вернулся в Армению, то обнаружил в ней колоссальные изменения и море позитива. Это настолько резко контрастировало с тем, как отзывались об Армении наши «испанцы», что было просто удивительно.

Первое время только прислушивался и присматривался. Ради интереса, ходил на площадь Свободы послушать, что говорят митингующие (тогда это были сторонники Раффи). Волей-неволей в магазинах, на улице, в транспорте ловил реплики многочисленных еечистов. Следил за жизнью, смотрел, впитывал информацию, анализировал.

Постепенно пришел к выводам, о которых часто пишу в своих статьях. И власть, и оппозиция — это зеркальное отражение нас самих, нашего менталитета, нашего мировоззрения, наших не всегда положительных качеств.

Я признаю право на политическую борьбу и понимаю, что далеко не всегда она ведется в «рамках правил». Однако для меня как для нормального человека категорически неприемлемо братоубийство. Любые действия, какими бы возвышенными целями они не прикрывались, не могут оправдывать убийство армянина армянином. Это претит моим жизненным принципам, и я никогда не буду рассматривать это иначе как тягчайшее преступление.

Но, как бы мне не было горько от пролитой армянской крови и внутриармянского противостояния, я где-то даже рад, что эти события произошли. Рад, потому что они показали истинное лицо многих из моего реального и виртуального окружения и, в какой-то мере, сняли с меня розовые очки. Некоторые люди, годами числившиеся в друзьях, отписывавшие комменты и зачастую лившие елей, и даже сидевшие со мной за одним столом, оказались откровенными подонками и моральными скотами. И, наоборот, другие люди, ведшие себя достаточно незаметно, в дни этого испытания проявили настоящую зрелость и гражданскую позицию и заслужили мое безоговорочное уважение. За эти дни я приобрел и много новых друзей и единомышленников — реальных и виртуальных.

Были и оскорбления, и угрозы, и клевета, и попытки заткнуть рот, исходившие, как это ни странно, именно от тех, кто на словах больше всех ратует за права и свободы, в том числе за свободу слова. Самое, пожалуй, удручающее впечатление оставили те, кто, не удалившись из друзей, трусливо или же из конъюнктурных соображений переставали общаться и комментировать, или начинали откровенно игнорировать, или вообще бегали сплетничать и обсуждать меня за моей же спиной. Таким я помогал сохранить свое эго, вычеркивая из друзей сам.

В нашей жизни важно оставаться самим собой, не предавать себя и свои принципы. Я остался таким, как был. Предали ли себя мои оппоненты? Не знаю. Возможно, ответом на этот вопрос служат их потертые тогдашние статусы и полное отсутствие каких-либо упоминаний о террористах-«онижегероях» сегодня.

...Кажется, боль от произошедшего немножко приутихла. Но стоит лишь зайти на странички родственников убитых полицейских, понимаешь, что эта боль утихнуть не сможет никогда. Не знаю, как родные и близкие убитых, но лично я не смогу простить убийц, никогда не перестану их ненавидеть.



А то, что нелюди не только ничего не осознали, но и откровенно издеваются над памятью тех, кого они лишили жизни, свидетельствует тот факт, что свое выступление с требованием выпустить на свободу двоих непосредственных исполнителей убийства они приурочили именно ко дню годовщины своего преступления.

На этой фотографии, сделанной после похорон погибших правоохранителей, запечатлены их дети — Карен Тепаносян, Жора Ваноян и Мгер Мкртчян. Дай Бог им всего самого лучшего в жизни, в которой нелюди в мирное время отняли у них их отцов. Храни их Господь.

В первую годовщину убийства ребят я написал текст, который закончил пожеланиями всем нам быть чуточку мудрее и терпимее по отношению друг к другу. Сегодня, после всего того, что произошло с нашей страной за это время, я признаю, что ошибался. Терпимость не может и не должна быть игрой «в одни ворота».

Любая страна мира, любое правительство гордилось бы наличием таких офицеров, не задумываясь, отдавших жизни во исполнение долга и присяги. Увы, предыдущая, уже агонизировавшая власть не осмелилась назвать террористов террористами и дать оценку происшедшему и, пойдя на поводу у скачущей массовки, превратила судебный процесс над ними в откровенный фарс и форменное издевательство над родственниками погибших. Ну, а нынешняя власть и вовсе заодно с террористами — выпустив их на свободу, всячески обхаживая и даже допустив в политику — в своих попытках использовать их для дестабилизации обстановки в Арцахе.

В советское время большинство участников банды, совершившей подобное преступление против государственности, было бы расстреляно, а оставшиеся получили бы срока, достаточные, чтобы сгнить в лагерях. В нашей же действительности адекватная оценка произошедшему не только до сих пор не дана — давать ее пока что никто даже не собирается. Более того, один из убийц армянских правоохранителей упокоился в Пантеоне воинской славы в присутствии высшего руководства страны.

Я надеюсь дожить до того дня, когда все лица, виновные в этом террористическом нападении, понесут заслуженные наказания и окажутся изолированными от общества. Я надеюсь дожить до того дня, когда лицам, героизирующим или просто поддерживающим убийц, не будет места в политической жизни страны.

Преклоняясь перед светлой памятью ребят, выполнивших свой служебный, мужской и человеческий долг до конца, я от лица всех своих друзей прошу у них прощения и обещаю: мы никогда не забудем вас, герои! Мы постараемся быть достойными вашей памяти!


© Пандухт


В Сирии зверски убита армянская учительница

D_m-xJDUIAA7zn6.jpg

60-летняя армянская учительница была зверски убита в Сирии.

Сюзан Тер-Киркор работала учительницей в селении Якубийе в мухафазе Идлиб. После установления контроля над Идлибом исламистскими боевиками женщина не покинула своего села.

Согласно инсайдерской информации, протурецкие боевики вначале пытали пожилую женщину, а затем забросали камнями во дворе ее собственного дома.

© Пандухт