February 21st, 2019

Армянская подпись Ататюрка



Вклад армян в турецкую культуру и становление турецкой государственности столь огромен и столь бесспорен, что отрицать его не смеют даже турки. Они просто предпочитают об этом лишний раз не вспоминать. Вероятно, из скромности. Ну, а если все же приходится упоминать — делают это с большой неохотой.

Между тем, это целый цивилизационный пласт и увлекательнейшая тема для академических исследований. Ведь армяне внесли колоссальный вклад во все сферы турецкого государства. Что же касается турецкой культуры, то здесь армянская составляющая еще более грандиозна — начиная с шедевров оттоманской архитектуры, воздвигнутых руками великолепных зодчих из семейства Бальянов, заканчивая искусством фотографии — от имперских придворных фотографов, братьев Абдулла и первой женщины-фотографа Турции Мариам Шагинян (1911-1996) до недавно ушедшего в лучший из миров, легендарного «глаза Константинополя» Ара Гюлера (1928-2018).

Среди выдающихся турецких армян парламентарии и музыканты, политики и актеры театра, министры и певцы, политики и писатели, юристы и военные, ученые и спортсмены, звезды кинематографа и эстрады. Это покажется невероятным, но армянами внесен вклад даже в самые, казалось бы, сакральные сферы турецкой культуры. К примеру, основателем современного турецкого языка по праву считается знаменитый лингвист и языковед Акоп Мартаян (1895-1979), переведший турецкий язык с арабского на латинский шрифт. Боевой офицер Османской армии, награжденный за храбрость, он стал первым главой Ассоциации турецкого языка, долгие годы преподавал турецкий язык, историю, а также тюркологию в Анкарском университете и являлся главным консультантом Турецкой энциклопедии. Получивший от благодарных турок фамилию Дилачар (что буквально означает «основатель языка») за вклад в развитие турецкого языка, именно Акоп Мартаян в Великом национальном собрании Турции публично предложил Мустафе Кемалю фамилию «Ататюрк». Кстати, его же перу принадлежит одна из первых академических работ о языке азербайджанских тюрок — «Azeri Türkçesi».

Еще один армянин, вместе с Акопом Мартаяном и армяно-турецким языковедом Геворком Симкешяном приглашенный в качестве лингвиста на Первый конгресс по турецкому языку, проходивший 22 сентября 1932 года во Дворце Долмабахче под руководством Мустафы Кемаля — языковед, педагог и переводчик Степан Куртикян (1863-1944), стал автором грамматики современного турецкого языка.

Да что там говорить, если даже любимая песня и анатолийских, и закавтурецких националистов «Çırpınırdı Karadeniz» («Бушевало Черное море») на самом деле есть не что иное, как песня «Каманча» великого армянского ашуга Саят-Новы (Арутин Саядян, 1712-1795), написанная им в 1759 году.

Но и это еще не всё. Мало кто знает, но даже личная подпись основателя современной Турецкой республики Мустафы Кемаля Ататюрка была разработана… армянским специалистом.

Как мы уже знаем, в годы становления Турецкой республики, в рамках реформ Ататюрка алфавит на основе арабского языка с персидскими вкраплениями был заменен латинским. В 1934 году, в соответствии с разработанным Законом о фамилиях, мусульманские граждане Турции должны были принять фамилии. До этого турецкие христиане и евреи уже использовали фамилии, однако мусульмане вместо них обычно носили социальную либо профессиональную привязку: к их именам добавлялись характеристики типа «паша», «ходжа», «бей», «ханым», «эфенди», либо имена их отцов. Как нам также известно, свою новую фамилию «Ататюрк» на заседании турецкого парламента получил и Мустафа Кемаль. В ходе заседания было вынесено предложение о том, что Ататюрку теперь необходима и новая достойная подпись. И здесь выбор турецких парламентариев пал на профессора каллиграфии Акопа Черчяна.

Профессор Акоп Ваграм Черчян преподавал математику, географию и каллиграфию в американском колледже «Роберт» в Константинополе (кстати, первый американский ВУЗ, основанный за пределами США), в котором, к слову, одно время читал лекции и выше нами упомянутый Акоп Мартаян. Будучи педагогом по образованию, в середине 1920-ых годов Черчян отправился в Соединенные Штаты, где изучал метод Палмера, приобретший в ту пору широкую популярность. По возвращении в Константинополь он стал использовать данный метод в своей преподавательской практике.
За свою 55-летнюю карьеру в колледже «Роберт» (позднее — Босфорский университет (Boğaziçi Üniversitesi) — ныне самый престижный турецкий ВУЗ) Черчян обучил более 25 тысяч студентов. В числе его учеников премьер-министр Турции Бюлент Эджевит, министры иностранных дел Селим Сарпер и Рифат Тургут Менемеджиоглу, послы Талат Халман и Нурвер Нурес, генеральный секретарь Республиканской народной партии Kaсым Гюлек, ректор Стамбульского университета Омер Джеляль Сарч и многие другие.


Константинопольский колледж «Роберт»; ныне — Босфорский университет

Итак, в ноябре 1934-го на заседании Великого национального собрания Турции, в составе которого фигурировало и несколько бывших студентов Черчяна, было принято решение о создании новой подписи Ататюрка. На следующее утро данное решение было передано Черчяну его учениками через комиссариат района Бебек, расположенного на европейском берегу Босфорского пролива. И профессор взялся за осуществление этой задачи. В течение суток им было подготовлено пять вариантов подписи, один из которых Ататюрк одобрил лично.



В 2010 году проживавший в Нью-Йорке сын Акопа Черчяна, Тигран, которому на тот момент исполнилось 90 лет, в интервью журналисту турецкого издания Radikal Верджихану Зифлиоглу рассказал о том памятном для него и его семьи дне, когда сам он был еще мальчиком:

«Было 8:30 утра. Моя мама открыла дверь. «Ваграм, в дверях комиссар и человек в гражданском. Они хотят тебя видеть», — сказала она с беспокойством на лице. Сначала мы подумали, что что-то случилось в школе. Отец вышел из дома, но очень быстро вернулся и поделился происшедшим с семьей. Я хорошо запомнил тот день. Мой отец сразу же пошел за стол и приступил к работе, потому что у него были всего одни сутки на то, чтобы подготовить образцы подписи, и в 8:30 следующего утра он уже должен был их сдать. Я наблюдал за моим отцом весь день, да так, что даже устал. Потом я уснул. Утром, когда я проснулся и подошел к его столу, то увидел на нем пять подготовленных образцов подписи, и в 8:30 утра эти образцы были доставлены комиссару, пришедшему к нам накануне. Мой отец испытывал большую гордость за свою работу».

После смерти Мустафы Кемаля в 1938 году про вклад Акопа Черчяна в создание подписи Ататюрка было предпочтено забыть. По словам его сына, «некоторые пытались представить создателями подписи других людей. Были попытки забыть моего отца. Но правда в итоге всегда выходит наружу».

© Пандухт


Защитить гения

image_750x_5c6910cfeb65c.jpg

Новая властная система бросилась на защиту очередного своего блатного назначенца — 23-летнего военпрокурора Еревана.

На резонные вопросы общественности: "Каким же образом этот "хрен с горы" к 23 годам успел и ВУЗ окончить, и в армии отслужить, и в должностных конкурсах всех конкурентов уделать, и прокурором поработать, и на "Туарег" и две ереванские квартиры денег заработать?", прокуратура выставляет мутные ксерокопии военного билета рядового Машадяна и увлекательнейший рассказ, из которого следует, что юный родственник Аннушки Акопян школу вообще не оканчивал, а прямо из начальных классов совершил "թռիչքային տեղափոխություն".

А граждане — нет бы порадоваться тому, что армянская земля родила очередного гения — сомневаются, вопросы какие-то задают...

Злые вы...

© Пандухт


О чеченском "бренде"

Армянская лента уже несколько дней обсуждает конфликт между чеченцами и закавказскими турками в Москве. Лейтмотив нехитрый — "героические чеченцы отомстили закавтуркам за униженного земляка". Ровно в том же духе изощряется и российская пресса — "гордые чеченские мстители" против трусливых закавтурок.

Если честно, мне глубоко плевать и на тех, и на других. В данном случае я имею в виду этническую преступность и публичные разборки со стрельбой и поножовщиной.

Но, прослужив в армии общей страны и прожив немалую часть своей жизни в России, не могу не отметить одну любопытную вещь. Это пиар чеченской "доблести". Причем, если бы он исходил только от самих чеченцев, это еще было бы понятно. Но гипотетические чеченские доблесть, отвагу и поддержку вовсю пиарят и русские, и армяне, и прочие. Причем этот стереотип раскручивается постоянно. В лихие 90-ые даже самому однажды пришлось столкнуться с дагестанскими "бандитами", выдававшими себя за чеченцев. Когда ухарей нейтрализовали, на вопрос: "А за чеченцев-то себя зачем выдавали?", был ответ в том плане, что это — раскрученный "бренд", так легче выбивать бабки.

Поразительно, на даже две русско-чеченские войны не изменили у определенной части русских подобного стереотипа в виде "робингудирования" чеченцев. Более того, тогдашние вспышки агрессивной ксенофобии по отношению к "черным", усилившиеся на фоне Чеченских войн, практически не затронули чеченцев, проживавших в российских городах. От этих вспышек погибали таджики, узбеки, армяне, другие нации, но не чеченцы. Даже в культовой российской картине "Брат", вышедшей сразу после Первой чеченской войны, в эпизоде в автобусе, мастерски снятом Балабановым для того, чтобы вызвать животную ненависть к инородцам, фигурируют именно армяне, а отнюдь не чеченцы.

Никто не говорит, что среди этой нации нет смелых ребят. Разумеется, есть. Как есть и борцы, боксеры и спортсмены из других боевых видов, да и вообще люди, способные постоять за себя. Но отнюдь не больше, чем среди других кавказских наций. То же касается и поддержки землякам. Она есть у всех.

Но такого "робингудского" пиара, как у чеченцев, нет больше ни у кого. Как и явно особого положения этой республики в составе России. Почему так? Если честно, не знаю.

К примеру, вот материал Росбалта. Подача четко в рамках этого стереотипа. И хотя гораздо проще было прийти в кафе и поговорить с закавтурками, чем искать залетных чеченцев, подозреваемых в убийстве, автор умудрился разыскать именно их. Да еще и выяснить, что все они, разумеется, были профессиональными спортсменами и, конечно же, робингудами, приехавшими со всей России мстить за униженного больного земляка. Турок, конечно же, трусливо бежал, и т.д. и т.п. Тенденциозность и односторонняя подача материала налицо. Да так, что возникает ощущение, что автора снабдил работой сам Кадыров.

Надеюсь, меня никто не заподозрит в симпатиях к закавтуркам. Но, как бы сказал в данном случае Станиславский, не верю.

Если кто забыл, ровно такая же волна шла во время армяно-чеченского конфликта под Туапсе в 2010 году. Тогда тоже твердили, что злобные армяне зверски избили маленьких чеченских ребятишек, отдыхавших в лагере. В дело впряглись депутаты, правозащитники и проч. А выяснилось, что несколько армян пришли и побили "быков" из чеченской молодежной сборной, а отнюдь не беззащитных ребятишек. Причем побили, что называется, за дело — http://www.ej.ru/?a=note&id=10298

Вполне допускаю, что в нынешнем конфликте чеченцы могли оказаться правыми. Но правда и то, что стереотип, описанный мною выше, существует. И определенная прослойка армян не только на него ведется, но и активно его продвигает.

© Пандухт