February 7th, 2019

Запад, Путин и Армения: некоторые аспекты



Прежде чем говорить об отношении Запада к Путину, хотелось бы отметить некоторые важнейшие моменты. Путин — кагебешник. Кагебешники не бывают бывшими. Что такое кагебешник? Это человек, который не имеет идеологии. Он обслуживает господствующую идеологию. Политических противников быть не должно, они должны быть подконтрольными, как марионетки. Из этих марионеток он может позволить слепить некое подобие оппозиции. Его инструменты -  оголтелая пропаганда и тайные операции с помощью соответствующих структур. Поэтому он тяготеет к сталинизму при любой форме власти, любой идеологии и любом государственном строе.

При Ельцине пирог был уже разделен, и власть в стране прочно захватили серые кардиналы-олигархи. Он попытался подмять кое-кого из них. С Березовским вроде бы получилось, с Ходорковским — не очень. Олигархи и так держали большую часть активов за рубежом, подпитывая экономику Британии и США, но, почувствовав запах жареного, начали выводить деньги в оффшоры еще активнее. Сейчас все перемещения капиталов контролируются западными банками. Они так и стали частью западной банковской системы, и Трамп приобрел еще один рычаг давления как на русский олигархат, так и на самого Путина. Нынешнее разделение на правых и левых — продукт этой самой банковской системы, стремящейся с помощью политического волейбола контролировать мировую экономику, а с ней — и политику. Всё это достаточно очевидно.

Однако Путин хочет занять более важное место в мировой политике, примерно соответствующее месту почившего СССР. Запад это не устраивает, так как Путин не желает вписываться в существующую систему, а с экономикой у России весьма слабо. Тем более что значительные финансовые ресурсы русских олигархов вкладываются в экономику Запада, а не России.

А вот в политике, особенно на Ближнем Востоке, у него получается получше. Ему удается активно противостоять продвижению американских интересов в Сирию, и он хочет распространить влияние на более обширные регионы, причем пытается делать это с помощью Турции, постепенно отрывая ее от НАТО. Более того, сейчас срочно реанимируется теория евразийства, возникшая около трехсот лет назад, но в самом антиисторическом и вульгарном виде, на основе «трудов» полудегенерата Льва Гумилева, утверждавшего, что русские - некая славяно-турецкая полураса. так что он не откажется от поисков единства с братским турецким народом, с которым Россия воевала несколько столетий, даже если Эрдоган убьет еще нескольких послов, собьет десяток самолетов и захватит, кроме севера Сирии, еще и север, скажем, Ирака.

Те, кто читали мои статьи, наверняка помнят, что я писал об удивительной прозорливости Путина, когда дело касается замыслов Запада, и удивительной близорукости, которую он проявляет, когда дело касается Турции. Но чего не простишь брату? У армян не должно быть на этот счет иллюзий. Это не ошибки, это вехи стратегического геополитического курса.

Георгий Микаэлян

Случай в самолете

Вспомнилась история, приключившаяся со мной в самолете Москва-Барселона несколько лет назад.

Дело было в октябре. Я летел к себе в Таррагону, и хотя туристический сезон уже закончился, большая часть самолета была занята российскими туристами. Со мною рядом сели мать и ее дочь лет 18-ти. Разумеется, познакомились. Мать, узнав, что я не турист, а живу в Каталонии, сразу же засыпала меня вопросами об испанских реалиях. А узнав про то, что я разведенный, проявила ко мне и чисто женский интерес. Женщина была очень миловидной, и мы начали немножко флиртовать.

Где-то спустя больше чем половину полета по громкой связи вдруг спросили, нет ли среди пассажиров врача. Отозвалась одна женщина. Выяснилось, что одному пожилому туристу стало плохо с сердцем.

Еще через какое-то время объявили, что мы возвращаемся в Москву, потому что у вышеупомянутого пассажира серьезные проблемы с сердцем, представляющие угрозу для его жизни.

И в этот момент моя симпатичная соседка резко изменилась в лице и начала громко возмущаться. Мол, что это такое, из-за какого-то старого хрыча теряем драгоценные часы отпуска, который, дескать, и так короткий. Мол, какого хрена в таком возрасте летать на отдых и т. д. и т. п.

Я, признаться, был поражен такой бездушностью. "Просто представьте на секунду, что это мог быть ваш отец или близкий родственник", — сказал я ей.

В общем, она нехотя заткнулась, хотя было видно, что осталась крайне недовольна таким развитием событий. Для меня же все ее очарование напрочь улетучилось.

Наконец, самолет приземлился в Москве. Дедушку увезли в больницу, и мы опять поднялись в воздух, взяв повторный курс к теплым средиземноморским берегам.

К слову сказать, меня удивило, что спутница этого дедушки (он, оказывается, летел не один, с ним была женщина — его дочь или уж не знаю, кем она ему приходилась) спокойно продолжила полет — не пропадать же отпуску.

Что же касается моей соседки, то хотя она потом еще несколько раз пыталась завести разговор, я отвечал односложно, и, в конце концов, она оставила меня в покое.

© Пандухт