November 2nd, 2017

(no subject)

Сразу после войны мы с моим армейским другом Степиком (http://pandukht.livejournal.com/285031.html, http://pandukht.livejournal.com/335023.html) занялись бизнесом. Организатором, разумеется, выступил Степик, всегда полный энергии и креативных идей.

Бизнес-план оказался простым и эффективным. С помощью Степиной мамы были сделаны лекала со спортивной формы Adidas из немецкого журнала. Шили форму в двух местах. В Малатии это дело поручили портному Армену с женой. Еще одним "немецким производителем" выступил Степин друг в Ахалкалаке. На рынке в Батуми закупили адидасовские лейблы. Готовую продукцию повезли в Санкт-Петербург.

Долго искать сбыт не пришлось. Голодный до шмоток народ в то время скупал всё. Прямо в аэропорту "Пулково" в те годы была куча коммерческих ларьков. Их хозяин взял на пробу наши "Adidas"-ы, и уже буквально в первый же день все первые образцы продались. Поступил первый большой заказ, и дело закрутилось. Любопытно, что в аэропорту наш армянский "Adidas" продавался с надписью "Германия" на ценниках — как сейчас помню. Даже какая-то гордость брала...

Потом возили куртки "Кенгуру" made in Australia, пошитые в Ахалкалаке, ботинки из кожи "нубук" made in Finland, которые шил один мой родственник всей семьей, включая старую бабушку, люстры Армэлектро, помните, такие с "сосульками", ливанские свитера, вязанные в Джавахке, и т.д. и т.п.

Обратно возили или большие коробки с импортными сигаретами (тогда еще можно было, заплатив небольшую взятку на таможне, ввезти хоть черта), или просто пачки наличных денег.

Однажды, удачно сбыв очередную партию армянского товара — то ли колготок made in France, то ли сабо made in Italy — я отправлял Степу домой, а сам должен был задержаться в Питере, чтобы принять очередную партию товара.

До рейса оставалось время, и мы пошли в единственный в то время ресторан в аэропорту. Он располагался на третьем этаже аэровокзала "Пулково". Честно отстояли очередь на вход (представьте, было и такое!), заказали цыплят табака и большой графин водки. Сидим, гуляем, кайфуем. Жизнь прекрасна, настроение отличное.

Наконец, объявили Степин рейс, и мы, изрядно поднабравшиеся, двинулись вниз в зону посадки. Прощальные объятия, коммерческие наставления и проч. И вдруг Степик спрашивает: "А деньги где?" И я с ужасом понимаю, что пакет с деньгами за реализованный товар я по пьянке забыл в ресторане...

Не говоря ни слова, лечу обратно на третий этаж. На входе в ресторан, как и раньше, стоит очередь. Расталкиваю народ, перепрыгиваю через железную цепочку на входе мимо изумленного швейцара. Пробегаю по залу прямо к нашему столику, где уже обедает группа то ли китайцев, то ли корейцев. Раздвигаю их в стороны, протягиваю руку под стол и... снимаю с крючка объемистый пакет с баблом. Тут он, родной, никуда не делся. Ослепительно улыбаюсь охуевшим (зачеркнуто) опешившим китайцам, прямо на бегу на радостях кладу червончик в карман швейцару, съезжаю по перилам на нижний этаж и отдаю пакет в руки пунцовому от переживаний Степику. "Лети, ахперс! Всё на месте!"

"Я за эти пять минут чуть не поседел", — шепчет мне на прощание Степик, присовокупляя к этой фразе изрядную порцию непереводимого армянского фольклора...