July 19th, 2017

И в турецких соцсетях небезопасно



Министерство внутренних дел Турции объявило о том, что в течение последней недели 49 человек были задержаны по обвинению в распространении террористической пропаганды в социальных сетях "под флагами" движения Гюлена, Рабочей партии Курдистана, а также ДАЕШ.

Министерство сообщило, что расследование велось в отношении 517 пользователей соцсетей.

Согласно заявлению министерства, задержанные якобы распространяли террористическую пропаганду, провоцировали у пользователей чувство ненависти, мести и вражды, а также оскорбляли государственные власти.

Кроме того, в заявлении турецкого МВД говорится о том, что на прошлой неделе в полицейских операциях против движения Гюлена, РПК и ДАЕШ было задержано 1366 человек.

© Пандухт

Плюс пять хороших турецких силовиков

Продолжаем мониторинг потерь в турецких силовых структурах.



14 июля в ходе атаки курдских боевиков в Генче (западноармянский Бюракн) был убит узман капрал пехоты Хакан Демирджи из Невшехира, 1994 года рождения.



В этот же день в результате атаки курдских боевиков в Шемдинли (провинция Хаккари) был убит сотрудник так называемой сельской охраны, местный житель Махмут Йылмаз. Двое его коллег получили ранения.



16 июля в Тузле (Полис) в перестрелке с грабителями был убит сотрудник полиции Баттал Йылдыз из Куваны, 1986 года рождения.



В этот же день на шоссе Смирна-Анкара в результате ДТП погиб сотрудник полиции Рамазан Бюльбюль из Гедиза (провинция Кутина), 1976 года рождения.



Кроме того, в результате ДТП, произошедшего на автодороге Кувана - Кадынханы, погиб сотрудник полиции Эркан Куршун из Карамана, 1977 года рождения.

© Пандухт

За что?..



Поняв, что попытки проведения судопроизводства в закрытом режиме тщетны, и спонсоры црер оказываются в пролете, ими предпринимается изменение в стратегии. Сейчас нужно срочно до такой степени демонизировать полицию, чтобы ужасающие подробности убийства троих полицейских причинили как можно меньше вреда имиджу «героев». Этот имидж еще должен представлять политический ресурс в процессе премьерства 2018 года. Стратегия вполне логичная, а вот тактика, как всегда, обречена.

Последними словами убитого Гагика Мкртчяна были: «За что ты в меня выстрелил?». Он хотел понять, и не понимал. Ругань, избиения и причинение различного вреда в армянской культуре занимают свое прочное место, и общество в своем подавляющем большинстве с этим не имеет проблем. Все ведь знают, что сами не святые, и что в определенных обстоятельствах и выругаются, и изобьют, и вред причинят. По той же причине общество довольно лояльно относится к применению грубой силы полицией. Однако убийство человека — это иная категория. Во всем бывшем Союзе нигде так не относились к человеческой жизни, как относились к ней армяне, и это — следствие многочисленных жестоких уроков истории. Об этой непонятной гуманной слабости писал еще Пушкин — посредством своих чеченцев.

В момент захвата Гагик Мкртчян находился в оружейной. Требование открыть двери оружейной отверг. Не выполнил требование вооруженных лиц, прекрасно осознавая, что находится в безвыходном положении. После того, как двери были взломаны, цреристы с расстояния в 10 сантиметров расстреляли Мкртчяна за то, что он не выполнил их требование. На лбу у цреров не было написано, что они — «герои», что они — «не преступники» или, хотя бы, что они — не азербайджанские диверсанты. Гагик Мкртчян выполнил свой долг, не открыл клетку неизвестно кому, и был расстрелян безоружным, так и не поняв, за что. Понял бы ругань, понял бы побои, понял бы, если бы его морили голодом, а вот стрельбы так и не понял.

Убийца Ванояна в показаниях четко указал, что сосчитал восемь его выстрелов и, поняв, что Ваноян теперь безоружен, подошел и расстрелял его.

Нет, ребята, не надейтесь, что «эти» станут героями. Они займут место где-то между Унаняном и Пермяковым. Унаняна некоторые еще могут понять, поскольку он убил не рядового полицейского, а символ режима. И цреристы, если б убили Сержа, возможно, попали бы в фольклор в «положительном свете». Фактически Самвел Бабаян это понимал, а црер и их пиарщики — нет.

Если человек, работающий в полиции, служит жестокому режиму, таким же образом служит ему и работник ЗАГС-а, точно также служит и простой заемщик и плательщик коммунальных услуг, военнослужащий, участник выборов. Конечно, полицейский оказывает режиму гораздо более важную услугу, чем работник ЗАГС-а, однако, когда дом гражданина ограбят, пострадавший идет не в ЗАГС, а направляется именно в полицию. Когда обезвреживают преступную группу, это делает 6-ое управление, а не территориальная избирательная комиссия.

Среди убитых полицейских был азатамартик. Среди них нет ни одного, кто был бы известен своими преступными деяниями. Двое погибли, непосредственно выполняя свой долг, то есть делая то, чему принесли клятву, в том числе присягнув нам, гражданам. И, наконец, никто из убитых в 2008 году в Апаране активистов АНС не избивал. Говоря сухим языком, за услуги, оказанные режиму, вначале должен был быть расстрелян Павлик Манукян, затем — долгие годы служивший режиму Варужан Аветисян, следом — получивший от режима квартиру Араик Хандоян… и только потом они могли переходить к чиновникам, полицейским, нотариусам, почтальонам и остальным, потому что почтальон, может, в жизни не ударил активиста, но ведь терпел же…

Заголовком этого дела останется не «Бунт», а слова «За что?» из уст расстрелянного с 10 сантиметров Гагика Мкртчяна…


Артур Даниелян

Перевод с армянского — © Пандухт