?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Развал Союза, обретение независимости Республикой Армения, провозглашение Нагорно-Карабахской Республики – знаковые для армянского народа события конца прошлого века. Грянувшая вместе с этими событиями Арцахская война, ценою крови сотен наших азатамартиков и жизней тысяч мирных жителей завершилась героической победой, освобождением нескольких тысяч квадратных километров Нагорья и удалением пришлого тюркского элемента с части исторической родины. Однако долгожданное перемирие вынесло на поверхность целый ряд проблем, связанных с вековой тюркской экспансией в наш регион. В данной работе речь пойдет об одном из векторов данной экспансии – переименовании завоевателями армянских топонимических названий в тюркские, т.е. тюркской топонимической экспансии, и мероприятиях по преодолению последствий этой экспансии – возвращении исконной армянской топонимики населенным пунктам и географическим объектам Нагорья.

 *****

Не секрет, что помимо физического уничтожения коренного армянского этноса, изгнания его с исторической родины, разрушения и присвоения памятников его материальной культуры, масштабной фальсификации истории региона, захватчики в своем арсенале использовали и еще один прием: переименование исконной топонимики завоеванных ими земель. Цели, преследуемые при этом, достаточно очевидны:  вместе с уничтожением коренного населения Армении уничтожить, стереть с лица земли и саму память об исконных жителях Нагорья - армянах.

 

Переименования армянских названий местностей и населенных пунктов начались сразу после вторжения тюркских завоевателей в Армению в XI веке. Характер изменений в топонимике Нагорья можно проследить по многочисленным трудам как средневековых армянских историков и ученых, так и по работам их мусульманских и, в частности, турецких «коллег», таких, например, как Абу Бекр ибн Бахрам ал-Димешки («Джография-и кебир»), Шереф-хан Битлиси («Шереф-наме»), Эвлия Челеби («Сейахат-наме»), Кятиб Челеби («Джихан-нюма» и «Фезлеке»), Фындыклылы Мехмед и другие.

 

С середины XIX века вместе с усилением в Османской империи деспотического султанского режима, известного в истории под названием «зулюм», и постепенного выхода Армянского вопроса на международную арену, усиливается и давление турецких властей на Западную Армению, ее жителей и ее естественную топонимику. Мощный толчок к активным антиармянским действиям в этом направлении стала неудачная для турок русско-турецкая война 1877-78 гг. К этому времени приурочен один из первых законодательных запретов на упоминание в официальных диванах Османской империи ненавистного названия «Армения», датируемый 1880-ым годом. Тогдашний великий везирь абдул-гамидовской империи - Камиль в этой связи заявлял: 

 

«Мы и Англия не признаем слова «Армения», и следует разбить ту челюсть, которая осмелится произнести это слово. Следовательно для достижения этой цели необходимо стереть эту армянскую нацию с лица земли, безжалостно уничтожить»*.

 

Прошло три с половиной десятка бурных и жестоких лет. В недобрый день 26 января 1914 г. был сделан один из основных шагов тюркской топонимической агрессии в Нагорье, предваривших собой скорый Геноцид армян. В этот день из недр оттоманских исторических архивов был извлечен на свет уже порядком подзабытый термин «Анатолия» (в переводе с греческого – восток, восход), коим в глубокой древности именовалась западная часть Малой Азии, и в тексте русско-турецкого Соглашения, под давлением пришедших к власти и готовящихся к войне и Геноциду младотурок, название «Армения» было заменено бессмысленным с точки зрения логики и здравого смысла словосочетанием «Восточная Анатолия», или, иными словами, «Восточный восток». Шаг этот, при всей своей кажущейся простоте, преследовал (и надо признать, достиг!) и иные, далеко идущие цели. При обострении Армянского вопроса и активной деятельности в этом направлении России и некоторых других государств, отсутствие топонима «Армения», в понимании идеологов турецкого национализма, подразумевало отсутствие Армянского вопроса как такового.

 

В трагические черные дни Геноцида конвейер переименования населенных пунктов коренных народов империи не останавливался ни на минуту. В этом плане особый интерес представляет текст эмирнаме члена младотурецкого триумвирата, военного министра Энвера-паши от 5 января 1916 г. Приведем несколько выдержек из данного документа, красноречиво свидетельствующих о сути происходивших в то время процессов:

 

«В Османской стране переименование всех принадлежащих армянскому, греческому, болгарскому и прочим немусульманским народам наименований вилайетов, провинций, поселений городского типа, сел, гор, рек .., а также всех прочих имен в турецкие - обязательно. (…) А ежели не удастся найти имя.., в таком случае следует, к примеру, Эрегли наименовать Эрикли или же Эраклы; Галиболу - Велиболу, тем самым основа прежнего принятого имени не будет нарушена»*.

 

Таким образом, термин «Анатолия» в своем «модернизированном» виде обрел-таки вторую жизнь и, начиная с 1923 года, территория, именовавшаяся на протяжении веков Арменией (с середины XVI века - Западной или Турецкой), - разоренная и лишенная своих законных хозяев, стала официально именоваться «Восточной Анатолией».

 

Необходимо отметить и еще один факт. Все эти годы, вплоть до объявления Турецкой республики, турецкие власти, используя в своих людоедских целях курдские аширеты, натравливая их на армян и всячески поощряя погромы и убийства мирного населения, вместо названия «Армения», наряду с «Восточной Анатолией» охотно применяли еще один искусственный, не существовавший в истории до сельджукского вторжения в Малую Азию, термин «Курдистан». Но как только курды выполнили свою зловещую функцию, отношение к ним со стороны республиканских властей тотчас же кардинально изменилось.

 

Процесс переименования армянских исторических названий на захваченной и очищенной от армян территории Западной Армении принял тотальный характер начиная с 1928 года. В 1940 году появился на свет циркуляр №8589 турецкого министерства внутренних дел о ликвидации топонимов, «вызывающих неверное восприятие используемых в обиходе чуждых языков и корней». Местным властям было поручено подготовить и представить в министерство списки названий населенных пунктов, подлежащих немедленному «топонимическому геноциду». Естественно, администрации на местах с поставленной задачей справились блестяще. В результате этого процесса, с разной интенсивностью продолжавшегося вплоть до 50-х годов прошлого века, подавляющее большинство армянских исторических названий на территории Турецкой республики было заменено на тюркские.

 

С 1957 по 1978 гг. в Турции действовала «Специализированная комиссия по изменению топонимов», в составе которой «плодотворно трудились» представители высших учебных заведений Турции, чиновники министерства образования, члены «Турецкой лингвистической ассоциации», а также (куда же без них! – П.) армейские и полицейские чины. Комиссия поработала на славу. За два десятка лет в тюркские было переименовано около 28 тысяч (! – П.) «крамольных» названий населенных пунктов и географических объектов, включая названия улиц и жилых кварталов городов.

 

Последние масштабные переименования населенных пунктов в Турции имели место в 80-е годы прошлого века.

 

Действия по уничтожению армянских исторических названий и географических имен проводились в нескольких направлениях. Чаще всего армянские названия заменялись абсолютно чуждыми тюркскими. Так, Карин становился Эрзерумом, Багеш - Битлисом, Аршакаван (Даруйнк) - Баязитом, Беркри превратился в Мурадие, Кохб в Тузлуджу, Харберд в Элязыг, река Арацани – в Мурат, библейская вершина Арарат (Азат Масис) на турецких картах звучит не иначе как Агридаг и т.д.

 

Другим направлением топографической экспансии являлся перевод исконных армянских названий на турецкий язык. Так, Тандзут был переименован в Армутлу, Кармрик в Кызылча и т. п.

 

Третье направление – искажение исходного армянского названия и его тюркизация с помощью перестановки букв, либо их замены. Из этого ряда отметим Маназкерт, в одночасье ставший Малазгиртом, Ахтамар, ныне звучащий как Акдамар, Сурб Григор, переделанный в непонятный Сипкор, благородный Ани, ныне издевательски обзываемый Аны. По этой же технологии Басен становился Пасинлером, Ерзнка – Эрзинджаном, Каратаван – Карадиваном и т.д.

 

Нужно отметить, что в своем стремлении изничтожить саму память об Армении, турки порою доходят до курьезов. А как еще назвать форменные истерики, вызываемые в этом государстве употреблением даже таких косвенных упоминаний об Армении, как названия животных и растений. Таких, например, как vipera eriwanensis – армянская гадюка, или же рrunus armeniaca (латинское название абрикоса – П.).

 

Вектор политики топонимической агрессии младотурок против Армении продолжает строго блюстись и в современной Турецкой республике, на географических картах этого государства вы при всем желании не найдете топонима «Армянское нагорье». Ведь согласно логике негационистов, раз нет Западной Армении, а есть Восточная Анатолия, не нужно напрягаться, отвечая на вопрос: «А куда, собственно подевалось коренное население Западной Армении?».

 

Но как бы не старались агрессивные кочевники и их, стремящиеся в Европу, «окультуренные» потомки полностью уничтожить память о народе, тысячелетиями жившем и творившем на своей земле, это им не удалось и никогда не удастся.

 

*****

 

Теперь перенесемся от западных к восточным границам двух современных армянских государств. Все, о чем мы сказали выше, полностью касается и другого, еще более занятного искусственного гособразования – турецкого выкормыша с украденным у соседей-иранцев названием «Азербайджан», где с тупым остервенением копируются любые турецкие образчики агрессивной армянофобии, а также в немыслимом количестве создаются свои собственные – как правило, откровенно карикатурные. Где, как аналог «Восточной Анатолии», не так давно был запущен в оборот термин «Западный Азербайджан», озвучивающий собой экспансионистские претензии на ту часть Восточной Армении, на которой располагается нынешняя Республика Армения. Где название непризнанного, но, тем не менее, уже два десятка лет существующего и успешно развивающегося второго армянского государства в Закавказье - Нагорно-Карабахской республики - обязательно должно употребляться в кавычках. Впрочем, естественно, как и термин «Геноцид армян».

 

Топонимическая экспансия турок азербайджанских, как, собственно, и турок анатолийских, развивалась по тем же трем направлениям. Армянская топонимика или подменялась абсолютно чуждой тюркской, как то: hАк – Минкенд, Шаапонк – Шахбуз, Апаранк – Бананьяр, Шакашен – Ханлар и т.д. Здесь уместно вспомнить, как пекущиеся на словах о национальных меньшинствах закавтурки под шумок переименовали в тюркские названия удинских населенных пунктов Варташен и Куткашен, а также их запрет на употребление талышского топонима Ланкон.

 

Ко второму – «переводному» направлению экспансии азербайджанских тюрок относятся Геташен, переведенный в Чайкенд, Караат – Дашкесан, Хндзорут - Алмалу, Севкар - Карадаш, Каринтак - Дашалты, Сарышен - Бузлух и т. д.

 

К третьему направлению, связанному с искажением исконных армянских названий, относятся топонимы Агстев – Акстафа, Карвачар – Кельбаджар, Гетабак – Кедабек, Миджнаван – Минджеван, Воскепар – Аскипара, Вордуар - Ордубад и т.п.

 

Причем в вопросе переименований азербайджанские турки умудрились переплюнуть своих старших собратьев с запада. В своем антиармянском раже они попытались переименовать названия даже тех населенных пунктов, где им в начале 90-х от души надавала по рогам Армия Обороны НКР. Так, на географических картах, щедро тиражируемых в государстве бывших кочевников, Степанакерт (бывший Вараракн) обозван раболепным именем Ханкенди, Мартакерт - Агдере, Мартуни – Ходжавендом, село Ванк – отвратительно-чудовищным Ванклу. В годы войны среди азербайджанских тюрок, денно и нощно подвергавшим ракетным обстрелам столицу непокорной республики, даже ходила такая «черная» поговорка: «Сколько еще армян нужно убить, чтобы Степанакерт действительно превратился в Ханкенди…» Можно, конечно, подсказать азеротуркам по-соседски, куда им сходить с этими картами, и куда засунуть свои карикатурные названия, но оставим пораженцам тешить себя этими безобидными чудачествами. 

 

Как вы понимаете, ввод в обиход новых, искусственно созданных географических терминов требует некоей «научной» подоплеки. Она-то как раз и создается трудами высокооплачиваемых «историков», составляющих то самое турецко-азербайджанское псевдонаучное лобби. Причем это, что характерно, вовсе не обязательно тюрки, на сей плодородной ниве пощипывает эрзац-травку немало западных ребят, имеются, к сожалению, и лица с армянскими корнями. Но если придуманный азерами термин «Западный Азербайджан» употребляют исключительно сами закавказские турки, то же самое нельзя сказать об искусственно созданном термине «Восточная Анатолия». Он постоянно фигурирует в терминологии как самих турок, так и в трудах западных ученых различных направлений, а также в публицистических и аналитических материалах западных изданий, охотно употребляется в дипломатических сферах. И нужно с грустью констатировать, что вражеский термин «Восточная Анатолия» зачастую можно слышать и у нас. А ведь он – не что иное, как мягко завуалированная легализация последствий Геноцида, учиненного над нашим народом, отказ от претензий к палачам и их самодовольным потомкам, предательство перед памятью миллионов наших мучеников и, по большому счету, демонстративное отречение от своей исторической родины.

 

Давайте будем честны сами перед собой и просто вспомним, сколько раз мы сами отказывались от сугубо армянских названий и имен, славным Бердзорам и Карвачарам предпочитая разнообразные лачины и кельбаджары. А сколько словесного турецкого мусора издаем мы сами и ежедневно слышим вокруг себя. «Кясар», «кячал», «хияр», «ми гял» и прочая тюркская харахура…

 

Отвлечемся на минутку от дел нашего неспокойного региона и обратимся к показательному примеру Японии. Не пасуя перед могучим северным соседом, японцы на государственном уровне и на всех международных форумах и площадках озвучивают претензии на «северные территории». На всех японских географических картах обязательно зафиксированы «оккупированные русскими» острова Курильской гряды. И это притом, что японские милитаристы в свое время сами развязали войну со всеми своими соседями. Да, отношения у Японии с Россией, в отличие от нашего случая, имеются, и переговоры ведутся. Но тема «возвращения островов» дамокловым мечом постоянно висит в воздухе. Так неужели истребленные на своей земле армяне имеют меньше прав на историческую родину, чем капитулировавшие в войне милитаристы-японцы?

 

По нашему глубокому убеждению, правильные географические карты, информационные справочники и атласы, проспекты и буклеты несомненно должны быть и у нас. Карты, на которых в обязательном порядке должна отдельно быть выделена плененная тысячелетняя родина – Западная Армения, Киликия, переданная туркам российскими большевиками часть Восточной Армении, а также Нахиджеван и Утик. И к этому делу, на наш взгляд, требуется именно государственный подход. Такие карты должны висеть в каждом учебном заведении, в каждом государственном учреждении. Как сохранение памяти утерянной родины и напоминание о наших неоплаченных долгах. И, что не менее важно, с правильными наименованиями наших исторических местностей. Юное поколение должно себе четко представлять, откуда мы пришли и в каком направлении движемся.

 

*****

 

С обретением независимости на правительственном уровне в двух армянских государствах был проведен целый комплекс мероприятий по топонимической детуркизации контролируемой нами части Нагорья. Был принят целый ряд указов о возвращении исконной армянской топонимики. В результате этого в 1991-92 гг. множеству тюркских и советских топонимов были возвращены исконные армянские названия. Вот скан с одного из таких документов:

 

В 6 статье Закона РА об административно-территориальном делении РА от 7 ноября 1995 года говорится: «Переименование населенных пунктов производится только в целях восстановления исторических названий, исключения иностранных, неблагозвучных и повторяющихся названий, с учетом мнения населения населенного пункта».  А 23 ноября 1999 г.  в Армении был принят специальный Закон РА о географических названиях. С подробным списком возвращенной армянской топонимики читатель может ознакомиться в Приложении к данной работе.

 

Однако работы на этом направлении в Армении все еще предостаточно. Помимо того, что чуждые армянскому уху названия все еще на слуху, некоторые из них и по сей день присутствуют в официальной топонимике. Причем помимо тюркской до сих пор имеются рудименты и анахронизмы советской эпохи. Достаточно вспомнить названия таких населенных пунктов, как Байсыз и Джамшлу (Арагацотн), Дзержинский, Жданов и Советакан (Армавир), Атарбекян (Котайк), Ахтала и Свердлов (Лори), Гюллибулаг и Казанчи (Ширак), Алдара, Гедаклу, Кзлджух и Софлу (Сюник) и т.д.

 

Отражение тюркской топонимической агрессии – наша стратегическая задача, поскольку армянские топонимы, наперекор усилиям завоевателей во множестве сохранившиеся на всем пространстве Нагорья, вопиют об исторической истине. Вопиют о том, кто является тысячелетним хозяином Нагорья. Вопиют вопреки лжи, Геноциду, изгнаниям, эрзац-истории, псевдонаукам и масштабным переименованиям со стороны многочисленных агрессоров. Они – беспристрастные свидетели на будущем армянском Нюрнберге.

 

 

* цитаты по: Саакян Л. Отуречивание топонимов в Османской империи и республиканской Турции

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
zubian
Mar. 2nd, 2011 08:01 pm (UTC)
Там ошипка одна - Дашкесан это прямой перевод с Кархата (Караат)
pandukht
Mar. 4th, 2011 05:47 am (UTC)
Спасибо за замечание. Исправил))
( 2 comments — Leave a comment )

Profile

pandukht
pandukht

Latest Month

November 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow