?

Log in

No account? Create an account

Верхний пост

Здравствуйте!

Подавляющее большинство материалов данного журнала — личный взгляд автора на самые разные вещи. Но основная тематика журнала — армянская. Кроме нее присутствуют новости из Армении, Азербайджана, Турции, Сирии и ближневосточного региона в целом, ситуационные обзоры, не политические (в основном) новости из Каталонии/Испании, мои переводы с армянского, испанского, каталонского, арабского, турецкого, английского и французского, а также впечатления от стран, в которых довелось пожить или поработать. В основном это Испания и пока входящая в ее состав Каталония, и Россия.

Я не приемлю местечковых делений, равно как безапелляционности и хамства. Желающим дать совет, о чем и как должен писать владелец данного аккаунта, рекомендую употребить свои усилия в другом месте.

Все авторские материалы журнала отражают мою личную точку зрения, и только. Ссылки на большие по объему работы — согласно тэгам. Любыми материалами данного журнала в некоммерческих целях можно пользоваться без всяких ограничений.

Добро пожаловать!

© Пандухт

Tags:



В рядах азербайджанской аскерни зарегистрирована очередная безвозвратная потеря.

Накануне азербайджанское ежедневное интернет-издание Bizimyol.info сообщило о гибели аскера Гумбатова Агиля Вугар оглы, призванного в ряды поганой аскерни из села Чай Каракоюнлу Шекинского района республики. Согласно информации сайта, аскер был ликвидирован армянскими военными 18 марта на передовой линии в Физулийском районе в окрестнстях села Джоджуг Марджанлы Джебраильского района.

Для получения дополнительной информацией о гибели аскера сайт связался с главой пресс-службы министерства обороны Азербайджана Вагифом Даргяхлы. Последний сообщил о том, что гибель Гумбатова имела место в небоевых условиях. По словам Даргяхлы, по факту гибели аскера военной прокуратурой республики возбуждено уголовное дело, ведется следствие.

© Пандухт



За прошедшие с момента «бархатного» переворота 10 месяцев мы наблюдаем множество шагов новых властей, направленных на дискредитацию армии, армейских структур и военно-патриотического воспитания. Выстроив все эти шаги в одну нескончаемую антиармейскую цепочку и учитывая, что Армия является действительно одним из наиболее сложившихся государственных институтов, трудно не заметить, что налицо тенденция, целый комплекс мероприятий, направленных на подрыв армянской государственности.

К этим антигосударственным шагам относятся: разгром Еркрапа; дискредитация и свертывание концепции «Нация — Армия»; ликвидация военно-патриотического воспитания в школах; отстранение с должностей, ложь, клевета и навешивание уголовных статей в адрес боевых генералов; демонтаж щитов с арцахской тематикой; дискредитация, ложь и наветы в адрес героев Арцахской и Апрельской войн; вождение пацифистских хороводов с апшеронскими людоедами; подготовка общества к заведомо односторонним уступкам; возведение чуть ли не в ранг особой «доблести» практически поголовного «откоса» от армии и открытого дезертирства в нынешних властных кругах; горделивое выставление напоказ всех своих плоскостопий, энурезов, гинекомастий и прочих заболеваний, дающих право на освобождение от воинской службы; неперечисление или же несвоевременное перечисление финансовых средств в фонд помощи семьям погибших и раненных военнослужащих; придирки и цепляния со стороны некоторых депутатов от правящей партии практически к любым проявлением патриотизма и единства нации в вопросах обороны; утеря контроля над рядом стратегических высот в Нахиджеване, что, в свою очередь, привело к утере контроля над обширными территориями Нахиджевана, очищенными от врага в начале 1990-ых годов; появление вражеских боевых позиций в зоне непосредственной видимости над селами Арени Вайоцдзорского и Зангакатун Араратского марзов; и многое другое. Причем часть этих действий (к примеру, миротворческо-пораженческая деятельность или нейтрализация боевых генералов) прямо прописаны в рекомендациях западных организаций армянскому правительству.

И словно всего этого было мало — теперь жадные лапы правительственных чинуш тянутся к Военно-спортивному училищу имени Монте Мелконяна, расположенному в живописных окрестностях Дилижана.

Напомню вкратце хронологию событий, связанных с попытками отчуждения и продажи здания и территории училища, наделавших в последние дни много шума.

На днях глава Комитета по управлению государственным имуществом Нарек Бабаян сообщил, что центр, в свое время построенный в Дилижане в качестве гостиницы и санатория для сотрудников Комитета по управлению госимуществом, а затем переданный военному училищу, должен быть изъят из-за неполного и нецелевого использования.

«Конечно, кадеты должны быть обеспечены хорошими условиями, но это не означает, что лицею с сотней учащихся должна быть предоставлена территория площадью 8 га с великолепными люксовыми условиями проживания. Мы не имеем право предавать бездействию такую стройку с многомиллионными инвестициями, для обеспечения сохранности которой продолжаем выделять огромные средства, и не извлекать из этого выгоду», — говорилось в заявлении Бабаяна.

Выясняется, что в недрах новых властей вокруг этой проблемы развернулись настоящие бои. Одно властное крыло любыми способами пытается добиться отчуждения здания и имущества училища. Представители этого крыла уже успели свозить потенциального покупателя на место, устроив ему показ территории. Причем выбрав для этого вояжа воскресный день, дабы не столкнуться с руководством училища и его воспитанниками. Из-за проблемы, связанной с продажей училища, обострились отношения министра обороны РА Давида Тонояна, представляющего противоборствующее торгашам крыло в правительстве, с правительственной администрацией.

Министерство обороны старается сделать все для сохранения за своим ведомством здания, в свое время переданного училищу, которое справедливо считается подлинной кузницей армянской армейской элиты. Однако, как мы уже отметили, внутри правительства имеется крыло, развернувшее активную лоббистскую деятельность в этом направлении. В частности, как уже было сказано, его поддерживает глава Комитета по управлению государственным имуществом Нарек Бабаян. Напомним, что, несмотря на заверения новых властей о безоговорочной победе над кумовством в стране, Бабаян по совместительству является… мужем вице-спикера Национального Собрания Лены Назарян. Именно Бабаян и возил в воскресенье в училище потенциального покупателя, дабы тот осмотрел незамутненным взором здание и местность, на которой оно располагается.

Сразу после поездки, беседуя с журналистами, Бабаян подтвердил, что правительство подыскивает для училища новую территорию для его перевода и отчуждения здания. Фактически, получается так, что во власти и, в частности, в правительстве, имеются отдельные лица, заинтересованные в скорейшем отчуждении здания училища и территории для неких неназванных людей, и Н. Бабаян пытается активно претворить эту идею в жизнь. В свою очередь в Министерстве обороны решительно отвергают перенос этой важнейшей для армии структуры. Более того, считают эту возню ударом по армии и обороноспособности страны со всеми вытекающими из этого факта выводами.

Военный министр Д. Тоноян, согласно нашим источникам, имел жесткий разговор в правительстве, но на данном этапе нет никакой надежды на то, что заинтересованная в отчуждении училища сторона откажется от своей идеи. Однако стоит учитывать, что в стране, фактически пребывающей в военном положении, роль училища, готовящего профессиональные кадры для армии, чрезвычайно и неоценимо важна, а подобная идея-фикс со стороны властей есть не что иное как очередной антиармейский шаг, направленный на ослабление армянской государственности.

Из комментариев, сделанных в эти дни Н. Бабаяном, и, особенно, их нарочито фривольно-оскорбительного тона, становится понятным, что власти считают факт занятия территории с созданными на ней столь впечатляющими условиями учебным заведением, готовящим кадры для армии, ненужной роскошью.

Ответ от руководства, педагогического и офицерского состава училища имени Монте Мелконяна не заставил себя ждать. Администрация училища, отметив, что внимательно отслеживает спекуляции вокруг училища, заявила о том, что Бабаян попросту не владеет ситуацией и достаточно вольно (мягко говоря) оперирует данными. В частности, это касается количества воспитанников, обучающихся в учебном заведении, целевого использования территории и инфраструктуры, расходов на содержание училища. Руководители училища обвинили Бабаяна в тиражировании непроверенной информации и напомнили ему о нормах профессиональной этики. «Сравнивать лучшее в Армении военно-спортивное училище, соответствующее международным стандартам по своему виду и содержанию, с детским садом, это, по меньшей мере, насмешка над военным образованием и воспитанием в нашей стране», — говорят в завершение руководители училища в своем заявлении.

В то же время на вопрос ресурса tert.am, продолжит ли действовать училище имени Монте Мелконяна, министр обороны Давид Тоноян ответил, что военно-спортивное училище останется на этой территории до тех пор, пока для него не будут созданы лучшие условия.

В ответе министра, в частности, говорится: «Училище Монте Мелконяна как структура будет функционировать, и моя позиция состоит в следующем: до того, как для училища не будут созданы лучшие условия, а такие условия в особенности касаются военно-образовательного процесса, это училище на данной территории будет продолжать функционировать».

С резкой критикой посягательств на училище Монте Мелконяна уже высказался целый ряд военных специалистов и профильных экспертов.

Да, надо признать, что этот комплекс действительно класса «люкс» на самом деле задумывался как очередной элитный пансионат для крупных госчиновников. А уж о том, что чиновники Комитета госдоходов привыкли жить хорошо, говорит хотя бы тот факт, что самые крупные денежные вознаграждения по итогам прошлого года были зафиксированы именно в КГД. Однако, к счастью или несчастью, Апрельская война внесла свои коррективы, и роскошный комплекс оказался передан именно военному училищу имени Монте Мелконяна. И этот символический во всех смыслах жест был оценен по достоинству, прежде всего, самим народом. Торжественное открытие учебного заведения прошло в ноябре 2017 года, в 60-летний юбилей прославленного армянского полководца. И потому не удивительно, что сегодня попытки под сиюминутным и откровенно торгашескимм предлогом недополучения выгоды отнять здание у военных курсантов — будущей армянской военной элиты, выглядят не только кощунством, но и откровенным предательством. Причем, предательством как государственных интересов, так и памяти наших погибших героев.

В завершение хотелось бы сказать еще вот о чем. Нынешний размах подготовки врага к войне с армянскими государствами носит беспрецедентный характер. Военные, которые в курсе обстановки на передовой, подтвердят мои слова. По всей протяженности армяно-азербайджанской, армяно-нахиджеванской и арцахско-азербайджанской границ идет открытая подготовка врага к войне, включающая в себя укрепление старых и оборудование новых постов и опорных пунктов, проводку коммуникаций, возведение новых инженерных сооружений, в том числе насыпных высот, прокладку новых рокадных дорог и появление новых воинских частей в приграничье, а также регулярные масштабные военные учения наступательного характера с участием всех родов войск и привлечением тяжелой техники и авиации. В подобных условиях посягательства на кузницу военной элиты, равно как и пацифистская риторика, мягко говоря, неуместны. В конце концов, воины родины — это не только подпись под фотографией в Фейсбуке.

© Пандухт




Принадлежащий московскому денежному мешку Рубену Григоряну телеграм-канал Баграмян26 узрел в протестах против сноса кафе возле Оперы... след Кочаряна.

"Только 20% протестующих имели отношение к самим заведениям, остальные граждане оказались посланцами, — выдают сенсационное "разоблачение" птенцы Григоряна. — Это стало ясно в тот момент, когда один из самых агрессивных протестующих начал кричать: “Роберт варчапет"”.

Самое же смешное состоит в том, что на гуляющем в сети видео прекрасно видно, кто этот "самый агрессивный протестующий", кричащий: "Роберт варчапет". Это не кто иной, как бывший водитель Пашиняна Амиго Гукасян. Именно этот николин хунвейбин сотоварищи в свое время сорвал пресс-конференцию Кочаряна в "Ани плазе", а также отметился еще в целом ряде хулиганских акций под "прикрытием" властей и потому оставшихся совершенно безнаказанными.

А это говорит лишь о том, что профессиональные провокаторы, выполняющие политзаказы кайларастов от власти, помимо грантов от Сороса и прочих западных фондов, еще и получают поддержку от информационных провокаторов из Москвы.

Собственно, это неудивительно. Поскольку порядочностью денежный мешок Григорян никогда не отличался. Достаточно вспомнить организованные им провокации против Армянской церкви в дни "бархатного" переворота. Ну, а содержимое принадлежащих ему медиаресурсов, таких как Армянский музей Москвы. Армения.им и того же телеграм-канала Баграмян26, только подтверждает григоряновскую сущность обижника и провокатора.

© Пандухт




15 марта 2019 года. Дилижан, Армения

Руководство, педагогический и офицерский состав Военно-спортивного училища имени Монте Мелконяна внимательно отслеживает спекуляции и публикации, развернувшиеся в последнее время вокруг училища. Сегодня мы вновь с глубоким разочарованием следили за брифингом председателя правительственного комитета по управлению государственным имуществом РА господина Бабаяна и в очередной раз с болью констатируем, что господин Бабаян попросту не владеет ни ситуацией, ни данными.

Обратимся к нескольким «аргументам», отмеченным в ходе брифинга:

1. «В училище обучаются до 100 учащихся».

Училище начало 2018-19 учебный год с 215 воспитанниками, а в настоящее время у нас обучаются 190 воспитанников. Учитывая большой интерес к нашей структуре, в 2019-20 учебном году планируем довести число воспитанников до 250, и, в том числе, впервые организовать прием для девушек.

2. «Гостиница и коттеджи, расположенные на территории училища, находятся под замком».

Гостиницу и коттеджи училище временно использовало для преподавательского и офицерского состава, приглашаемого из Еревана, а с этого года планируется их эксплуатация в качестве гостиницы. Только в 2018 г. в училище прошли два крупных мероприятия - семинар и форум, финансируемые со стороны ЕС. В этом году также уже намечено несколько утвержденных мероприятий. Училище является незаменимой резиденцией для высокопоставленных гостей, посещавших МО, и многочисленных программ. Характерно, что именно в нашем училище проходят два крупнейших мероприятия в масштабе стран СНГ — состязания «Воин содружества» и проводящаяся среди военных учебных заведений олимпиада по иностранным языкам, участники которых проживают в гостинице. Коттеджи также заселены. Один из них служит в качестве медпункта, в трех других проживают представители дирекции, которых в выходные дни время от времени посещают члены семей. А в остальных коттеджах периодически гостят посещающие училище с лекциями известные государственные и военные деятели и интеллигенция.

У господина Бабаяна сформировалось ошибочное впечатление о том, что училище, как он сам отмечает, не может осуществлять подобные услуги целенаправленно и на высоком уровне. Советуем господину Бабаяну внимательнее ознакомиться с жизненным путем руководства училища. Представители руководящего состава прошли большой жизненный путь и в течение многих лет осуществляли продуктивное руководство различными структурами, как в Армении, так и за рубежом.

Также вызывает удивление, что по итогам визита господина Бабаяна не впечатлили и в его Fb-статусе не нашли своего места строевые плацы училища, спортивная зона, внешние и внутренние спортзалы, без которых не может осуществляться военно-спортивное образование воспитанников.

О расходах.

Если вначале руководство училища делало акцент на правильную организацию и на установление в училище нормального хода учебного процесса, то в настоящее время команда училища параллельно работает в направлении привлечения дополнительных финансовых средств, пытаясь по возможности смягчить для государства бремя финансирования содержания училища.

А в конце добавим, что упомянутый господином Бабаяном так называемый «прозрачный» стиль работы предполагает не только прямые включения с заседаний правительства и НС. Демократия и прозрачность предполагают вовлечение общества в процесс принятия решений, общественные слушания относительно важных вопросов, а не информацию постфактум о принятом решении или заверения в том, что сделка купли-продажи будет прозрачной.

Быть может, если господин Бабаян посетил бы училище в какой-либо из рабочих дней, а не в воскресенье, и встретился с руководством и воспитанниками училища, его мнение об училище, целевом использовании и назначении территории изменилось бы, и он был бы лучше проинформирован о структуре, избежав тиражирования непроверенной информации. Также было бы очень желательно учесть тот факт, что училище руководится советом попечителей и, при принятии решения, проинформировать совет попечителей и узнать его мнение – также является нормрй профессиональной этики.

А сравнивать лучшее в Армении военно-спортивное училище, соответствующее международным стандартам по своему виду и содержанию, с детским садом, это, по меньшей мере, насмешка над военным образованием и воспитанием в нашей стране.

С уважением,
дирекция Военно-спортивного училища имени Монте Мелконяна


В Международный женский день Историческое общество Американского комитета помощи на Ближнем Востоке опубликовало материал об американских женщинах-миссионерах Гертруде и Эми Энтони — племянницах знаменитой активистки и борца за гражданские права женщин Сьюзен Браунелл Энтони. Материал подготовлен в сотрудничестве с независимым исследователем из Австралийского института исследований Холокоста и геноцида Викеном Бабкеняном. Бабкенян вместе с профессором Питером Стэнли является автором работы «Армения, Австралия и Великая война» (NewSouth Publishing, 2016), которая была включена в шорт-лист двух главных австралийских литературных премий. Информационно-аналитический портал Voskanapat.info представляет перевод данного материала без купюр.


Гамидийская резня и первые усилия по оказанию помощи армянам

Когда в 1915 году был создан Американский комитет помощи армянам и сирийцам (позже известный как Комитет помощи на Ближнем Востоке) для оказания помощи выжившим во время Геноцида армян, это был не первый случай, когда американцы мобилизовали силы для оказания международной помощи. Примерно за 20 лет до этого в Америке были предприняты серьезные усилия по оказанию помощи для спасения выживших после Гамидийской резни, также известной как массовые убийства армян в 1894-1896 гг. Согласно самым скромным оценкам, число погибших тогда составило около 80 тысяч человек, а по самым высоким оценкам погибло более пятисот тысяч человек. Сотни тысяч людей остались без средств к существованию, лишились крова и остро нуждались в помощи.

Это стало первым примером оказания помощи, ныне зачастую забытым на фоне гораздо более крупных последователей и создания официальных организаций по оказанию помощи, совпавшим с появлением на Западе первой волны женского движения и феминизма. Женщины все больше вовлекались в эту деятельность, проникаясь идеями интернационализма, благодаря естественной солидарности с жертвами насилия над женщинами в других местах.


Жертвы резни армян в Эрзеруме, W.L. Sachtleben, 30 октября 1895 г.

Американские женские организации сыграли особенно важную роль в поддержке движения по оказанию помощи армянам. Национальный совет женщин США в 1895 году принял резолюцию, в которой говорилось:

«Мы осуждаем насилия, совершенные в отношении армян, и высоко оцениваем непоколебимый героизм наших армянских сестер, пожертвовавших своими жизнями в защиту своей чести и свободы совести, и мы искренне призываем наших сестер в Великобритании и других странах Европы использовать свое влияние на правительства своих стран для принятия немедленных мер по обеспечению безопасности жизни, чести и имущества в Армении» (Луиз Барнум Роббинс, Национальный совет женщин США, 1898 год).

В борьбу за армянское дело вступали многие простые гуманитарии и известные американские женщины-активисты, в том числе Джулия Уорд Хау из Американской ассоциации избирательных прав женщин и Франсис Уиллард - лидер Женского христианского союза за умеренность (WCTU). Уиллард утверждала, что «американский дух и пример» «стимулировали стремление армян к независимости», что привело к репрессиям в их отношении. Поэтому американский «долг» — оказать помощь армянам. В 1896 году Уиллард прервала свой велосипедный отдых на севере Франции, присоединившись к оказанию помощи выжившим армянам, нашедшим приют в Марселе. Многие американские женщины-миссионеры, разбросанные по всей Османской империи, сумели оказать непосредственную помощь жертвам. В марте 1896 года к ним присоединилась первый президент Американского Красного Креста (АRC) Клара Бартон, возглавившая миссию АRC в Османской империи.

Американская гуманитарная реакция на Гамидийскую резню в 1890-х годах стала генеральной репетицией гораздо более масштабной и хорошо организованной гуманитарной акции в ответ на Геноцид армян в годы Первой мировой войны. На этот раз гораздо больше американских женщин присоединилось к Комитету помощи на Ближнем Востоке (NER) для оказания помощи жертвам еще более крупной катастрофы — Геноцида армян.


Комитет помощи на Ближнем Востоке

Во время Первой мировой войны около 170 американских миссионеров выполняли свои обязанности в изолированных и отдаленных районах Османской империи. Многие из них были женщинами. В их числе Мэри Граффам в Сивасе, Грейс Напп в Битлисе, Ида Стэплтон в Эрзеруме, Рут Пармали в Харпуте, Элвеста Лесли в Урфе, Клара Ричмонд в Таласе, Харриет Фишер в Адане, Элизабет Ашер в Ване, Эмма Кушман в Конье и многие другие. Несмотря на то, что они были ограничены в своих действиях из-за широкомасштабных акций османских властей, миссионеры смогли предоставить ограниченную помощь и убежище тысячам армянских беженцев. С окончанием войны эти ограничения стали сниматься, что значительно повысило эффективность помощи.


Брошюра «Cablegram» с цитатами религиозных и общественных деятелей. Внутренняя обложка содержит заявление президента Вудро Вильсона, 1919 год

Перемирие, положившее конец войне с Османской империей, открыло возможности для отправки дополнительного персонала и припасов на отдаленные миссионерские посты, разбросанные по всей бывшей империи. Британское и французское военное руководство на оккупированных территориях Турции признавало эффективность NER благодаря его «комплексной организации» и сотрудникам, «знакомым с языком и обычаями народа страны». При поддержке президента Вудро Вильсона NER развернул амбициозную гражданскую благотворительную кампанию по сбору 30 миллионов долларов для удовлетворения насущных потребностей армянских беженцев. Оборудование пятнадцати армейских госпиталей во Франции, в котором в мирное время исчезла необходимость, за незначительную сумму было передано NER. Данное оборудование включало кровати, хирургические инструменты, стерилизаторы и медикаменты. Автомобили, которые раньше использовались для перевозки снарядов и солдат на фронт, также были переданы комитету для использования «в целях возвращения в свои дома депортированных беженцев и распределения продовольствия в районах, охваченных голодом».


Обложка журнала Американского комитета помощи армянам и сирийцам, 1919 год


«Левиафан»

В первые месяцы 1919 года флотилия кораблей, включавшая в себя грузовые суда «Меркурий», «Левиафан» и «Пенсакола», отплыла из Нью-Йорка на Ближний Восток. New York Times описывала ее как «самый большой контингент миссионеров, врачей и сотрудников по оказанию помощи, когда-либо отправляемый за границу с подобной миссией». Один «Левиафан» перевозил более 240 человек вместе с оборудованием для пятнадцати больниц — питанием, одеждой и палатками, а также 60 грузовыми автомобилями и другими материалами на сумму, превышавшую 3,5 млн долларов. В числе пассажиров находилось пять врачей из службы Американских женских больниц — организации, созданной во время войны для мобилизации американских женщин-врачей на военную службу (после того, как военное министерство отказалось от их использования).


«Левиафан» перевозит первую большую группу волонтеров Комитета помощи на Ближнем Востоке в феврале 1919 года. Снимок предоставлен Библиотекой Конгресса, коллекция Бэйна.

Среди сотрудников помощи на «Левиафане» находились две сестры из Беркли (Калифорния) — 46-летняя Гертруда Энтони, учитель биологии и ботаники, и 50-летняя Эми Энтони Бёрт, квалифицированная медсестра. Они являлись племянницами известной американской суфражистки Сьюзен Б. Энтони, именем которой впоследствии была неофициально названа Девятнадцатая поправка к Конституции США, с 1920 года гарантирующая женщинам право голоса.

«Левиафан» достиг Константинополя в марте 1919 года. Вскоре NER создал широкую сеть больниц, детских домов и пунктов питания для армянских беженцев, протянувшуюся от Адриатического моря до Кавказа и от Сирии до Палестины. Был также создан ряд «нейтральных домов», предоставлявших приют христианским женщинам и детям, освобожденным из плена по условиям перемирия Первой мировой войны.


Группа женщин до или после посадки на «Левиафан», 1919 год


Гертруда и Эми Энтони

Эми Энтони была направлена в сиротский приют для юношей в Кулели (Константинополь,ныне Стамбул). В приюте Кулели, расположенном на берегу Босфора на его азиатской стороне, содержалось около 1000 сирот, большинство из которых составляли армяне. Гертруда Энтони была направлена на Кавказ, где она работала в столице Первой Армянской Республики, Эривани (также известном как Ереван).


Гертруда и Эми Энтони, 1919 год

В письме из Эривани, датированном 26 декабря 1919 года, Гертруда описывает отчаянное положение армянских беженцев:

«К этому времени были группы, которые уже завтракали, немного, кашей из муки и воды, а иногда по берегам реки удавалось собрать немного зелени. У тех, у кого сохранились какие-то вещи, имелся медный котелок для приготовления пищи, а у некоторых было много постельного белья, упакованного в местную тару, представляющую собой большие тканевые сумки. Но было много, ох, как много людей, у которых не было ничего; они спали на солнце, сидели, бессмысленно озираясь вокруг, охотились или жевали стебли горчицы. Некоторые покупали жалкие кусочки черного хлеба у грязных торговцев, восседавших вдоль железнодорожной колеи. Гертруда Этони, 26 декабря 1919 г.».

В июне 1921 года, после двух лет, проведенных в Эривани, Гертруда была назначена руководить детским домом для мальчиков в пункте NER в Марсоване (Турция). Ее прибытие трагически совпало с крупномасштабной резней и депортацией греков и армян на территории, занятой турецкими националистами. Гертруда, ставшая свидетелем этих событий, оказала помощь многим жертвам.


Гертруда Энтони, 1919 год

Когда она в октябре того же года отбыла из Марсована в Константинополь, то представила доклад американскому Верховному комиссару, адмиралу Марку Ламберту Бристолю. В своем докладе она подчеркивала, что в него вошли только подробности, известные ей «из первых рук», или же те, «в подлинности» которых она «была достаточно уверена». Зная о симпатиях адмирала Бристоля к турецким националистам, Гертруда опасалась, что тот не передаст ее доклад в Государственный департамент США. Дабы быть уверенной в том, что они получат его, в декабре она лично представила свой доклад в Государственный департамент в Вашингтоне по дороге домой вместе со своей сестрой во время их поездки в отпуск. Записка Государственного департамента, приложенная к отчету, подтвердила ее подозрения в том, что адмирал Бристоль не передавал ее отчет в Департамент.

Гертруда и Эми вернулись в Турцию в марте 1922 года. Эми продолжила свою прежнюю работу в приюте в Кулели. Гертруде вместе с двумя другими сотрудницами NER — мисс Шарлотт Уиллард из Чикаго (Иллинойс) и мисс Пенни Дж. Нойес из Оберлина (Огайо), было поручено вернуться в Марсован для подмены персонала NER — миссис К. Комптон из Бостона (Массачусетс) и мисс Сары Корнинг из Хановера (Нью-Гэмпшир), отбывавших в отпуск. Три женщины прибыли в Марсован в июне, и Гертруда возобновила работу в приюте для мальчиков, в котором содержалось около 600 детей-сирот. Мисс Уиллард заняла должность директора по оказанию помощи домам, принадлежащим Американскому совету уполномоченных по иностранным миссиям (ABCFM) и Анатолийскому колледжу. Нойес приняла на себя ответственность за больницу и сиротский приют для девочек. Они были тремя единственными американскими гражданами в Марсоване.

После победы турецких националистов (кемалистов) над греческой армией в Западной Анатолии и последующей катастрофы в Смирне в сентябре 1922 года националисты выдвинули ультиматум, дав немусульманам всего один месяц на то, чтобы покинуть территорию, занятую турецкими националистами, в противном случае их безопасность не может быть гарантирована. Это объявление вызвало панику среди оставшихся в живых христиан — греков и армян — по всей Турции.

Самсун, как ближайший к Марсовану крупный порт с серьезным американским военно-морским присутствием, стал местом притяжения для тысяч перепуганных беженцев со всех северо-восточных районов страны. Руководство NER направило Гертруде Энтони распоряжение об эвакуации из Марсована. И она пустилась в трехдневное 65-мильное путешествие в Самсун с 500 беженцами и сиротами, сбившимися в караван из 56 повозок. Вперед были отправлены два скоростных фургона с сотрудниками, чтобы те приготовили еду и сделали другие необходимые приготовления по прибытии в пункт назначения.

После благополучного прибытия в Самсун Гертруда приняла на себя обязанности по приему конвоев беженцев из внутренних районов страны. Вот ее собственные слова, которыми она описывала состояние прибывающих беженцев:

«…Были в плохом состоянии, потому что начались дожди, а в горах шел снег. Те из Сиваса были особенно плохи, поскольку их путешествие растянулось на восемь дней. Было много случаев кори, оспы и пневмонии… Беженцы прибывали и толпились в доме и приютах, пытаясь получить помощь. Гертруда Энтони, 1922 год».

Здания NER, имевшиеся в Самсуне, не могли принять столь огромное количество беженцев, прибывающих в портовый город. Нуждающихся детей стало так много, что Гертруда вспоминала: «…Мы выбирали тех, кто выглядели особенно голодными». У NER было достаточно запасов одежды для первых 300 детей, но после этого детям пришлось носить лишь «нательное белье и укутываться в одеяла, пока мы не постирали и не залатали лучшее из их собственной одежды. Мы приняли около 600 человек…».

Гертруда решает вернуться в Марсован, чтобы помочь своим коллегам из NER. По дороге она видит потоки беженцев, которые напоминают ей об обстановке в Армении. Беженцы были… «босые, оборванные, перепачканные грязью после недель, проведенных на залитых жижей дорогах, превозмогая страх, усталость и голод, некоторые из них рыдали, другие что-то бормотали, третьи стойко переносили испытания, столкнувшись с ослепляющей снежной бурей. Одна женщина брела в лохмотьях, через которые просвечивало все ее тело...»

По прибытии в Марсован Гертруда наблюдала столь же отчаянные сцены. Мисс Нойес и мисс Уиллард принимали сирот из детского дома NER, расположенного далеко на юге страны, в глубинке, в Токате, где содержалось около 2000 детей. Когда они прибывали в Марсован партиями по 150 человек по пути в Самсун, среди них фиксировалось много «случаев оспы, кори и сильной пневмонии». Уровень смертности среди них был довольно значительным, и Гертруда сообщала, что многие погибли по дороге и в Марсоване.

Гертруда покинула Марсован в конце января 1923 года после того, как большинство сирот было успешно эвакуировано из региона. Она направилась в Грецию, чтобы помочь NER справиться с наплывом в страну около 1 миллиона беженцев и сирот из Турции. Гертруда находила, что выживание «беженцев в Греции все еще требовало огромных усилий». Она говорила, что многим «не находится места. Многие из них разбиты и не могут прийти в себя».

В конце 1923 года Гертруда и еще одиннадцать человек были награждены греческим королем Георгом высшей гражданской наградой - Золотым крестом Святого Ксавьера в качестве «признания их заслуг перед греческими беженцами и сиротами после трагедии в Смирне». Гертруда продолжила работать в Греции, став директором детского дома Оропос, перепрофилированного в сельскохозяйственную школу.

История о работе, проделанной Гертрудой и Эми Энтони, символизирует прогресс, достигнутый женщинами в начале ХХ века. После таких трагедий, как геноцид армян, ассирийцев и анатолийских греков, потребность в благотворительности и помощи граждан была столь велика, что многие женщины сумели взять на себя руководящую роль в те времена, когда, несмотря на каждодневные значительные успехи в деле женского освобождения и избирательного права, женщины по-прежнему сильно ограничивались в правах и возможностях. Врачи, медсестры, учителя, директора детских домов, координаторы помощи и многие другие, такие женщины, как Гертруда и Эми Энтони, являли собой лучшие идеалы женского движения и предопределили большой прогресс, которого предстояло в будущем достичь всем женщинам, вне зависимости от расы, религии или национального происхождения.


Перевод с английского — © Пандухт

Оригинал публикации — https://neareastmuseum.com/2019/03/08/susan-b-anthonys-nieces-and-near-east-relief/?fbclid=IwAR2RsE3G3LRrOjQY74GgMLG9UTLIhV0uNd6h_3LIemHWpz-vKDbO02ldnXs


Ссылки:

Викен Бабкенян и Питер Стэнли. Армения, Австралия и Великая война. NewSouth Publishing, Сидней, 2016;

Викен Бабкенян. Гуманитарная реакция на резню армян 1894-1896 гг. International Review of Armenian Studies, Vol 16, No. 1, 2018;

Роберт Шенк, Черноморский флот Америки: флот США между войной и революцией, 1919–1923 гг., Naval Institute Press, Аннаполис (Мэриленд), 2012;

Записки Гертруды Энтони, BANC MSS 2002/207, Библиотека Бэнкрофта, Университет Калифорнии, Беркли. Отдельное спасибо Нушиг Карпанян за предоставленные материалы из архива.

Near East Relief (информационный бюллетень), под редакцией Near East Relief для частного распространения, Константинополь, номера за 1921-22 гг.


Женщины-сотрудницы по оказанию помощи на борту «Левиафана», 1919 год



Реплика

Министерство иностранных дел Российской Федерации накануне распространило предупреждение для российских граждан, направляющихся в Азербайджан. Текст предупреждения состоит всего из трех абзацев, поэтому приведу его полностью.

«Под предлогом неурегулированности нагорно-карабахского конфликта пограничная служба Азербайджана продолжает отказывать в пропуске на территорию страны лицам, независимо от гражданства, имеющим прямые или косвенные признаки принадлежности к армянской национальности. Мотивируется это невозможностью обеспечить личную безопасность таких лиц.

Неоднократные обращения российской стороны к азербайджанской стороне о недопустимости дискриминационных действий по этническому признаку в отношении прибывающих в Азербайджанскую Республику граждан Российской Федерации игнорируются.

С учетом изложенных обстоятельств настоятельно рекомендуем российским гражданам при планировании поездок в Азербайджан тщательно взвешивать вероятные риски».


У многих, как в Армении, так и за ее пределами, данное предупреждение российского МИД вызвало положительные эмоции. Дескать, вот он, момент истины: в кои веки апшеронский людоед назван людоедом, а в гособразовании, все уши прожужжавшем миру о своей толерантности, наконец, публично признано наличие оголтелой дискриминации по этническому признаку.

Однако лично мне в предупреждении российского внешнеполитического ведомства видится банальная роспись России в собственном бессилии.

И это бессилие вдвойне явственно на фоне нахождения, вполне себе процветания и даже где-то жирования миллионов граждан Азербайджанской республики в России, продолжения торговых и прочих межгосударственных контрактов, в том числе оружейные, наличия целого штата платных лоббистов Азербайджана, включая депутатов Государственной думы, регулярного кваканья проазербайджанской пятой колонны на центральных российских телеканалах и в федеральных СМИ, а также участия российских официальных лиц с набитыми икрой ртами в маршах, массовках и прочих пошлых театрализованных представлениях в рамках визгливого коммерческого бренда, созданного алиевским режимом на костях собственных соплеменников, расстрелянных фронтистскими заградотрядами на подступах к азербайджанонаселенному Агдаму в феврале 1992-го.

И еще. Предупреждая «лиц, независимо от гражданства», об опасности поездок в апшеронский зверинец, российский МИД как-то подзабыл «до кучи» предупредить всех тех, кто на деле, а не на словах, борется с фашистским, расистским человеконенавистническим режимом, установившимся на Каспии (причем, не только в отношении армян), о том, что все они в любой момент могут быть… выданы официальному Баку на расправу. Ровно так же, как это произошло всего две недели назад с талышским лидером Фахраддином Абосзода.

© Пандухт



В азербайджанском сегменте социальных сетей накануне прошла информация об очередных безвозвратных потерях в рядах поганой аскерни.

Сообщается о том, что в результате дорожно-транспортного проишествия, имевшего место вчера вечером в Кахском районе республики, погибло двое азербайджанских военнослужащих. Один из погибших идентифицирован как Мамедрагимов Маджид Эльмар оглу, 1995 года рождения.

Комментируя данную новость, отметим, что погибнуть два вышеупомянутых аскера могли в рамках подготовки к широкомасштабным военным учениям, которые сегодня стартуют в Азербайджане и продлятся до 15 марта.

Кроме того, накануне рано утром в окрестностях села Бала Бахманлы Физулийского района Азербайджанской республики, недалеко от железнодорожной станции Горадиз на стыке государственных границ Республики Арцах, Азербайджана и Ирана, с иранской стороны был обстрелян закавтурецкий пограничный патруль. В результате обстрела двое азербайджанских пограничников получили ранения. Во время доставки в госпиталь один из раненых скончался.

© Пандухт




Пользователи азербайджанского сегмента соцсетей сообщают об очередной безвозвратной потере в рядах поганой аскерни.

Согласно этим сообщениям, 7 марта внезапно похорошел аскер Байрамов Шахрияр Алияр оглу, призванный в ряды аскерни из временно оккупированного закавтурками Партава. По предварительным данным причиной смерти аскера стало неосторожное обращение с оружием.

Отметим, что по сложившейся традиции никаких официальных сообщений о смерти очередного аскера со стороны соответствующих должностных лиц азербайджанского военного ведомства не последовало и, с большой долей вероятности, не последует.



Бесенята



Бархатных переворотчиков, как бы от них не тошнило, понять можно. Они дорвались до власти, и теперь, прекрасно осознавая, что век их правления недолог, стараются успеть выжать из свалившегося на них «счастья» по максимуму. С безголовой толпы их адептов тоже — какой спрос? Их интеллектуальный уровень в принципе не предполагает самостоятельного мышления, и они готовы скакать, бить в кастрюли, кричать «дмп-дмп-ху» и аплодировать любой популистской глупости, азартно участвуя в сносе собственной государственности, даже не задумываясь над тем, что творят.

Поэтому лично для меня наиболее омерзительными выглядят те самые флюгеры-образованцы, которые как раз таки прекрасно ведают, что творят. Которые, чутко реагируя на любое изменение политической конъюнктуры, всегда готовы умышленно лгать, манипулировать перед аудиторией фактами и информацией, и которые сейчас активно покрывают преступления бархатного режима. Именно те, кого наш друг, один из создателей и авторов цикла программ «АдекваД» Артур Даниелян метко окрестил «передовыми бойцами восстания дебилов» (դեբիլների ապստամբության առաջամարտիկները).

В армянском сегменте интернета таких немало, и они живо реагируют на происходящие в Армении и вокруг нее события. Реагируют, конечно, в своем ключе. Статусы некоторых из них доходят до меня через ссылки общих друзей. Вот, к примеру, один из подобных типажей — классический московский «флюгер» Мушег Саакян, эпистолирующий в сети под позывными «Муш Сюни», отчаянно пытается отмазать нынешнее правительство от антироссийского «революционного» шабаша в Ереване, одновременно «клеймя» и травя российских журналистов армянского происхождения, «посмевших» поднять тему революционных грантососов в Армении. Я, собственно, редко обращаю внимание на тявкающих из-за кордона мелких сетевых борцунов с режимами из числа хронических невозвращенцев, но данный субъект после «бархатного» переворота стал позиционировать себя в качестве «общественного деятеля», так что «раз уж назвался груздем»…

Задача, которую взвалил на себя Саакян — сепарировать нынешний режим от грантососов — невероятно сложная, если вообще выполнимая. Это примерно то же, что отмазывать от связи с нацистами правительство Третьего рейха. И потому московскому невозвращенцу приходится привычно юлить, изображать из себя слепца, срываться на истеричный Caps Lock и периодически «включать» откровенного дебила. И, конечно, бессовестно лгать, что он, собственно, делает давно и небезуспешно.

И дело даже не в том, что представители воцарившегося в стране режима на означенной сходке присутствовали, как бы не лгал, утверждая обратное, «Муш Сюни». Взять хотя бы председателя постоянной парламентской комиссии по внешним связям Рубена Рубиняна или главу Контрольной службы Армении Давида Санасаряна. Ну, а депутат от возглавляемого Пашиняном блока «Мой шаг» Микаэл Золян вообще фигурировал на мероприятии в качестве докладчика в ранге «фронтмена «бархатной революции»». И, наконец, принимал участников семинара тогдашний первый вице-премьер, а ныне спикер парламента Арарат Мирзоян. Но, повторюсь, дело даже не в этом. И даже не в том, что остаться вне поля зрения «бархатных» властей подобная сходка не могла в принципе. Дело, по большому счету, вообще не в семинаре CampCamp, поскольку подобные события в виде сходок грантоедов в нынешней Армении происходят с регулярной частотой.

Все дело в том, что в нынешнем правительстве Армении, правящей партии «Гражданский договор» и блоке «Мой шаг», а также в околовластных структурах, по большому счету, в какую персоналию ни плюнь — обязательно попадешь либо в штатного сотрудника какой-нибудь из финансируемых Западом многочисленных армянских НПО, либо в птенца какого-либо из западных фондов, либо в матерого грантососа, либо, на худой конец, в выпускника одного из профильных западных ВУЗ-ов.

Уже давно ни для кого не является секретом, что организации наподобие Национального фонда демократии (NED), Агентства США по международному развитию (USAID), фонда Сороса «Институт «Открытое общество»» (OSF Armenia), окормляющие армянских грантоедов, и их питомцы типа Transparency International (ее армянский офис под названием «Антикоррупционный центр TI» с момента своего создания получил от фондов Сороса грантов на сумму более $ 2 млн.) или организации «Защита прав без границ», имеют прямое отношение ко многим разноцветным революциям и переворотам во всех уголках земного шара.

Однако, если рассматривать проблему более тщательно, то можно констатировать, что большинство граждан Армении попросту не представляет или не осознает масштабы этого явления. Потому что многочисленные неправительственные организации, функционирующие на их грантах, запустили свои щупальца во все без исключения сферы общественно-политической жизни Армении. Все они в той или иной форме (финансовой, информационной, консультативной и т. д.) участвовали в захвате власти в Армении пашистами в апреле 2018-го. Что касается конкретно пашиняновской партии «Гражданский договор», то она уже давно, прочно и неразрывно связана с американским фондом NED — серьезной и влиятельной организацией, основанной и финансируемой Конгрессом США из государственного бюджета этой страны и тесно связанной с ЦРУ. К слову, в некоторых странах получение средств от данного фонда считается уголовным преступлением.

Если же, применительно к теме, говорить о конкретных персоналиях, то они у всех на слуху.

Это нынешний председатель Национального Собрания Армении Арарат Мирзоян, являвшийся координатором программы «Международного фонда избирательных систем» (IFES) от Агентства США по международному развитию (USAID);

вице-премьер Мгер Григорян — консультант в армянском офисе Всемирного банка;

вице-спикер Национального Собрания Лена Назарян — координатор программ армянского филиала Transparency International «Антикоррупционный центр TI»;

министр диаспоры Мхитар Айрапетян — специалист по методике ненасильственных протестов и акций неповиновения, возглавлявший армянский филиал НПО «Центр гражданского образования и расширения возможностей молодежи» со штаб-квартирой в Нью-Йорке, стоящей на финансировании у все того же NED. Айрапетян не раз выступал с антироссийскими заявлениями, критикуя членство Армении в ЕАЭС;

его заместитель Бабкен Тер-Григорян — штатный сотрудник Transparency International и координатор программ фонда Сороса, на одной из протестных акций замеченный с плакатом оскорбительного содержания по отношению к президенту России;

министр культуры, в недавнем прошлом личный репетитор Пашиняна по английскому языку Лилит Макунц — сотрудница Американского корпуса мира;

министр образования и науки Араик Арутюнян — сотрудник армянского офиса Transparency International, учредитель и член правления НПО «Молодежная инициатива HIMA», поставляющей в армянские школы детские книжки, писанные в Баку;

его заместитель Аревик Анапиосян — исполнительный директор финансируемого Фондом Сороса центра исследований «Институт государственной политики» (Institute оf Public Policy think tank);

Еще один «постреволюционный» заместитель министра образования, а ныне — депутат Национального Собрания Ованес Ованнисян — автор таких работ как «Анализ содержания школьных учебников по истории армянской церкви и их влияние на молодое поколение» или «Кладбища, крематории или другие решения», издание которых было полностью профинансировано фондом Сороса OSF Armenia;

министр здравоохранения Арсен Торосян — глава НПО «Real World, Real People»;

министр труда Мане Тандилян — главный бухгалтер в американской компании «Synopsys», активная сторонница выхода Армении из ЕАЭС;

министр финансов Атом Джанджугазян — сотрудник американского Агентства по международному развитию (USAID);

министр охраны природы Эрик Григорян — грантополучатель от Amnesty International на развитие НПО;

начальник Государственной контрольной службы Давид Санасарян, отметившийся призывами к выводу российской военной базы с территории Армении и забрасыванием яйцами российского посольства в Ереване;

секретарь СНБ Армении Армен Григорян — координатор избирательных программ армянского филиала Transparency International «Антикоррупционный центр TI», активный участник движения «мержистов»;

начальник Специальной следственной службы Сасун Хачатрян — родной брат главного соросёнка Армении — председателя Совета директоров фонда «Открытое общество» Давида Хачатряна;

глава Департамента информации и по связям с общественностью Государственной контрольной службы РА Заруи Межлумян — грантополучательница фонда «Открытое общество»;

заместитель руководителя аппарата премьер-министра Лиана Далтахчян — сотрудница армянского офиса Transparency International «Антикоррупционный центр TI»;

одна из основательниц ныне правящей партии «Гражданский договор», член ее попечительского совета Лара Агаронян — руководитель финансируемой фондом Сороса НПО «Женский ресурсный центр», специализирующейся на продвижении идей ЛГБТ. Агаронян отличилась еще в дни захвата ППС, когда ее НПО занималось распространением инструкций по противодействию полиции, опробованных в дни «цветных революций» в других странах, а сегодня рассказывающая о своих «прекрасных азербайджанских друзьях»;

еще один член попечительского совета правящей партии «Гражданский договор» Маро Матосян — глава НПО «Центр поддержки женщин», с момента своего создания получившая грантов на сумму более $ 2 млн;

член правления партии «Гражданский договор» Сурен Папикян, возмущавшийся присутствием российских флагов в одной из средних школ Еревана;

секретарь правительственной комиссии по реформированию Избирательного кодекса Даниэл Иоаннисян — глава НПО «Союз информированных граждан», грантополучатель NED (тема — изучение негативных сторон вступления Армении в ЕАЭС), фонда «Открытое общество» и Европейского фонда по поддержке демократии (EED);

депутат от блока «Мой шаг» Эрикназ Тигранян — консультант армянского офиса Transparency International «Антикоррупционный центр TI»;

депутат по списку блока «Мой шаг» Артак Манукян — эксперт по закупкам армянского офиса Transparency International «Антикоррупционный центр TI»;

депутат НС по списку блока «Мой шаг» Сос Аветисян — ответственный за программы OSF Armenia, направленные на развитие гражданского общества;

депутат по списку блока «Мой шаг» Гаяне Абрамян — председатель НПО «Во имя равных прав», финансируемой фондом OSF Armenia;

депутат по списку блока «Мой шаг», «синеволосая» Тагуи Казарян, сотрудничающая с рядом организаций, финансируемых Фондом OSF Armenia, активная участница протестных акций перед представительством Республики Арцах в Ереване в защиту «турколюбивой» Аси Хачатрян;

сотрудник ГНКО «Центр общественных связей и информации» при аппарате премьер-министра Рафаэль Африкян — один из редакторов издания «Площадка проверки фактов», полностью функционирующего за счет грантов фонда Сороса «Открытое общество» при уже упомянутой ОКО «Объединение информированных граждан»;

сотрудница этого же ГНКО Офелия Симонян также работала в СМИ «Площадка проверки фактов»;

еще одна сотрудница ГНКО «Центр общественных связей и информации» при аппарате премьер-министра, Вануи Матевосян, работала в армянском офисе Transparency International «Антикоррупционный центр TI»;

член партии «Гражданский договор» и депутат фракции «Мой шаг» Сона Казарян — ответственная за медиа-мониторинг «Площадки проверки фактов»...

Таким образом, несколько переиначив ставшие крылатыми слова Лилит Макунц: «Культура — это я, культура во мне», каждый из сегодняшнего правительства и правящей партии, говоря о себе, может смело воскликнуть: «Гранты — это я, гранты во мне».

И это не считая десятков более мелких назначенцев и сотен околовластных сошек, начиная с руководителя финансируемого фондом «Открытое общество» журналистского клуба «Аспарез» в Гюмри, ныне получившего должность председателя совета попечителей Ширакского государственного университета Левона Барсегяна, засветившегося практически во всех протестных акциях и массовых беспорядках, заканчивая юной пашиняновской порослью типа руководителя движения за право на отсрочку от армии, члена финансируемого фондом «Открытое общество» пресс-клуба «Статья 3» Давида Петросяна, водителя Пашиняна Амиго Гукасяна или освобожденного от ответственности «революционного» педофила Тантушяна, выполняющих функции карманных хунвейбинов Никола.

«Я же считаю, что подобные форумы, «грантоеды», НКО являются паразитами на теле Армении. И надо бы все же установить контроль за их деятельностью!», — завершает свой статус пафосным призывом Мушег Саакян.

Да кто бы спорил! Но ведь логично было бы начать выведение «паразитов с тела Армении» с самого варчапета и его дражайшей супруги. Потому что сладкая первая парочка Армении только за последние годы получила на свою деятельность зарубежных грантов на десятки тысяч долларов. И пусть никого не вводит в заблуждение неоднократное пашиняновское открещивание от Сороса и его фонда. Сорос в их с супругой случае действительно «не при делах». Потому что оплачивала (и оплачивает?) деятельность «самого бархатного революционера всех времен и народов» структура, повторюсь, гораздо более серьезная и влиятельная — Национальный фонд демократии (NED).



И словно в насмешку над Саакяном своим последним кадровым решением Пашинян назначает на должность заместителя министра труда и социальных вопросов… Гемафина Гаспаряна — основателя и руководителя научно-культурного фонда «Бун» и канала «Бун TV» — человека, долгие годы кормящегося от соросовских щедрот.



Отстраняясь от конкретных персоналий, нужно отметить, что все заполонившие Армению НПО — общественные, «правозащитные», религиозные, гендерные, ранее соблюдавшие какое-то подобие субординации (или хотя бы делавшие вид, что соблюдают), начиная с апреля 2018 года, резко активизировали свою деятельность.

Основными источниками их финансирования являются, повторюсь, соросовский институт «Открытое общество», Национальный фонд демократии (NED) и Агентство международного развития США (USAID). Помимо них немалый финансовый вклад в деятельность армянских НПО вносят Европейский фонд по поддержке демократии (EED), Британский совет (British Council), Общество по техническому сотрудничеству Германии (GTZ), германские фонды Эберта и Генриха Бёлля, а также множество более мелких финансовых структур, организаций и фондов. Следует также отметить, что после ряда последних публикаций в армянской оппозиционной и российской прессе грантодатели засуетились, не найдя ничего лучше, чем убрать из открытых ресурсов сведения о конкретных персоналиях из когорты грантополучателей.

На предоставляемые ими гранты ведется сбор широкого спектра информации по всем направлениям, составляются официальные отчеты и аналитические доклады, лоббируются нужные законопроекты, ведется антигосударственная, антивоенная, антихристианская и антироссийская пропаганда и продвижение идей отказа от национальных традиций и армяно-российского стратегического партнерства, формируются пацифистские, примиренческие и пораженческие настроения в обществе, взращиваются кадры для организации различных акций и массовых мероприятий, оказывающих влияние на общественно-политическую обстановку в Армении и сбивающих с толку армянский народ.

Армения представляет интерес для Запада, прежде всего, из-за своего стратегического местоположения на геополитической оси Россия-Иран. Обладая серьезным военно-техническим потенциалом, практическим боевым опытом и высочайшим боевым духом своих солдат и офицеров, она является единственным надежным союзником России в регионе и, одновременно, непроходимым заслоном для турецкой экспансии и препятствием для укрепления американского влияния на Южном Кавказе. Являясь колыбелью и форпостом Христианства, она также выполняет функции цивилизационного рубежа.

Ввиду стратегического сотрудничества с Россией в вопросах безопасности, прямая военная интервенция по сирийскому или иракскому сценарию в Армению невозможна. И в нашем случае она совершается «ненасильственными», «демократическими» методами — переформатированием сознания масс, подрывной работой с социально активными слоями населения и, особенно, с молодежью, социальными манипуляциями и смещением нравственных ориентиров, систематическими информационными вбросами и тотальной дезинформацией, откровенным зомбированием, созданием атмосферы постоянного негатива, нетерпимости и ненависти к оппонентам, неуважения к Закону и государственным институтам, ненависти и презрения к своей Родине. Исполнению именно этих целей служит материальное стимулирование Западом своей агентуры в Армении. Национально ориентированные граждане для этой агентуры — не более чем неудачники, не сумевшие устроиться в этой жизни, люди отсталых взглядов, «военно-патриотические шизофреники», не понимающие, что происходит.

При этом размеры финансовой подпитки агентуры напрямую зависят от результатов ее деятельности. Чем больше привлекается новых агентов, чем масштабнее, массовее и резонанснее протестные либо антигосударственные акции, тем выше материальное поощрение. Разумеется, мыслей об интересах своей родины у подобных людей быть не может. Они готовы нести в массы и воплощать в жизнь самые деструктивные для своей нации идеи — идеи, направленные на подрыв национальной, духовной и семейной системы ценностей Армении и армянского народа — лишь бы за это исправно платили.

За годы после распада Союза в Армении по факту сформировался целый пласт граждан, профессионально занятых разрушением собственного государства. Они не производят промышленной либо сельскохозяйственной продукции, не оказывают услуг, не создают интеллектуальный продукт, фактически являя собой паразитарий на теле общества, к тому же перманентно отравляющий его духовно. Ненависть к своей стране, разрушение ее государственности, подрыв моральных основ своего народа для них являются основным средством к существованию. К тому же вполне безбедному существованию — учитывая размеры грантов при общем невысоком уровне доходов в стране. «Грант получить несложно — можно устроиться или на «Радио Свобода», или в какой-нибудь политцентр», — делится практическим опытом депутат блока «Мой шаг» Микаэл Золян в ходе семинара молодых грантососов, от которых «Муш Сюни» отчаянно пытается защитить Пашиняна и его правительство ровно таких же, только более удачливых грантополучателей.

Любопытно в этой связи выслушать мнение эксперта Армине Саакян, много лет занимающейся темой деструктивных организаций и персоналий из числа грантополучателей, разрушающих Армению на средства западных фондов:

«На сборище СampСamp была произнесена очень интересная фраза, которая почему-то осталась без внимания. «Мы готовились к революции с 2008 года»... То есть, понимаете, что им вообще было наплевать, хорошим президентом будет Серж Саргсян, или нет. У него не было никаких шансов, чтобы из него не сделали «кровавый режим». Они копали под государство последние 10 лет (конкретно эти товарищи, остальные — много дольше), распространяя ложь и чернуху за деньги, чтобы сегодня в парламенте сидели грантососы и письбилдеры-западники, чтобы во главе страны стоял истерик и его Раиса Максимовна, которая будет лить слезы по глазам азербайджанских солдат... Государству был вынесен приговор и, самое ужасное, что исполнителями этого приговора стали все мы, повторяющие про «50% Сашика», про то, какая «плохая» полиция, армия, да и с церковью «что-то не то», да и вообще везде «сплошное насилие», и маньяки бегают за каждым из нас, в надежде принести в жертву у ног «кровавого режима».... А в это время где-то посмеивались сакунц, барсегян, их спонсоры и работодатели... А теперь они устроят настоящий кровавый режим»...


И в завершение, пожалуй, стоит дать пару штрихов к портрету самого Мушега Саакяна, с которого мы начали данную статью.



Как и многие осторожные либерасты, «Муш Сюни» некоторое время пребывал у меня в Fb-френдах. Активно лайкал публикации, оставлял одобрительные, а порою и откровенно подхалимские комментарии. Например, однажды воскликнув что-то типа: «Надеюсь когда-нибудь лично пожать вам руку за ваш труд».

О том, что на самом деле представляет из себя Саакян, стало понятно в дни захвата террористами полка ППС. Тогда, в числе прочих революционно настроенных «борцунов с режимом» нарисовавшись под одним из моих статусов, он в течение получаса зачитывал вдохновенную речь, в которой попунктно и, как ему казалось, крайне убедительно доказывал, что убивать армянских полицейских можно, и даже нужно. Проводил параллели с АSALА, сокрушался об убитых во время акций возмездия «мирных» турках. Я, каюсь, не оценил юридических талантов самодеятельного адвоката цреристов и указал ему на дверь, чем моментально пополнил нестройные шеренги аудиторов моих заработков очередным визгливым экземпляром. Потом, обиженный до глубины души, словно отвергнутая институтка, Саакян при поддержке других крикливых московских барышень предпринимал несколько попыток троллинга на моей странице, после чего был окончательно отправлен по хорошо ему известному адресу. А еще позже и вовсе сменилась текущая конъюнктура и, быстренько забеременев «революцией», о цурах «Муш Сюни» больше не заикался, всецело переключившись на пиар «бархатного» переворота и его бородатого вожака.

В дни «революции» Саакян прибывает из белокаменной в Ереван и начинает выдавать в эфир зажигательные селфи на фоне скачуших и ревущих «гордых» бандерлогов, сопровождая эти селфи соответствующими революционному моменту популистскими репликами и, как и подобает истинному либерасту, не брезгуя фальшивками из обширной НПО-шной мифологии, а то и откровенной ложью.





В это же время Саакян становится «общественным деятелем» — функционером новосозданной в пику САР провластной организации под громким названием «Объединение армян России» (ОАР), совмещая эту деятельность с любимым делом всех революционных борцунов — не облагаемом налогами сборе чужого бабла под видом помощи «сирым и убогим», что в армянских реалиях почему-то называется «благотворительностью». Параллельно ведет в сети непримиримую борьбу с критиками Никола. Например, «разоблачая» ребят из АдекваД-а.



(Кстати, вы будете смеяться, но данное «разоблачение» сделано устами некоего Самвела Асликяна — представителя еще одного семейства «благотворителей» в армянском понимании этого слова и, параллельно с этим — финансистов убийц и грабителей из «Сасна црер». При этом жертвующие деньги этим мошенникам доверчивые лохи вряд ли догадываются, что часть собранных средств направляется на финансирование террористов и убийц армянских полицейских.



А уж если продолжать тему армянских грантососов, то стоит напомнить, что два титульных функционера партии «Сасна црер» — глава «Учредительного парламента» Гарегин Чукасзян и руководитель центра «Modus Vivendi» Ара Папян, являются давними преданными клиентами западных фондов.)

Но при всем при этом флюгерообразный «общественный деятель» по-прежнему верен себе, оставаясь все тем же мелким жуликом. К примеру, даже устроив на своей страничке ни к чему не обязывающую «голосовалку» по поводу ареста Кочаряна, Саакян не преминул проголосовать за своего нынешнего кумира… два раза.

муш14.png

По большому счету, «Муш Сюни» является точно таким же грантососом и платной марионеткой в чужих руках, как и вся обширная революционная вульвобратия. Лишь с поправкой на российское гражданство своего кормильца. Ведь «Объединение армян России», несмотря на свое громкое название, существует отнюдь не на членские взносы, а является обыкновенной частной лавочкой — карманной структурой «денежного мешка» Рубена Григоряна — московско-армянского «владельца заводов, газет, пароходов». Григорян известен своими оголтелыми нападками на Армянскую Апостольскую церковь, а со страниц финансируемого им ресурса с велеречивым названием «Армянский музей Москвы и культуры наций» льется нескончаемый поток славословия в адрес Пашиняна и его команды и, одновременно, ложь и грязные наветы в сторону оппонентов нынешней власти. Что же касается нравственных и человеческих качеств московского толстосума, то их исчерпывающе представил на всеобщее обозрение правовой портал «Закония».

Собственно, и сам Саакян особо не скрывает, что является банальной содержанкой, а деятельность его и его подельников оплачивается извне, включая поездку в объятый массовыми беспорядками Ереван.




Именно поэтому, стоит лишь вскользь коснуться персоны его хозяина-Григоряна, как с не изнуренного диетами «общественного деятеля» мигом слетает московский лоск, и он бросается на критиков эдаким грозным петушком.



Также любопытно отметить, что участвуя в массовых беспорядках и противозаконных акциях в Армении, в стране своего постоянного проживания Саакян и его подельники трепетно… ратуют за законопослушание.



При всем при этом «Муш Сюни» — далеко не дурак, и уже давно догадался, что ожидает Пашиняна в недалеком будущем. И хотя «общественный деятель» пока еще продолжает активно эксплуатировать ресурс пашиняновского популизма в собственных целях, но уже аккуратненько и загодя подготавливает почву для слива своего очередного временного кумира.



Что же касается известных призывов варчапета к репатриации и, в этом контексте, своего собственного возвращения в «победившую режим» Армению, то и здесь «общественный деятель» уже нашел для себя подходящую отмазку:

«…Новой элиты нет, и вряд ли будет в том понимании в котором привыкло видеть ее армянское общество, а что будет в итоге... — грустно констатирует он. — И если посмотреть дальше, мы все мечтали о репатриации и участии в жизни Армении, однако после долгих дум я осознал, что армянское общество пока не готово принять репатриантов с более свободным мышлением, и тут вопрос не в мелких консервативных стереотипах, а гораздо глобальнее...».

Кто бы сомневался! А это со 100%-ной точностью означает лишь то, что в любой подходящий момент место кумира для Мушега Саакяна в очередной раз окажется вакантным…


© Пандухт

На заставке коллаж издания "Иравунк"


Новый осуждающий доклад отслеживает недавнее разрушение Азербайджаном 89 средневековых церквей, 5840 узорчатых хачкаров и 22 000 надгробий


Слева направо: Васиф Талибов, Гейдар Алиев и Ильхам Алиев в Нахиджеване, 1999 год 

В апреле 2011 года, во время визита в Азербайджан, что на юго-западной границе бывшего СССР, американский посол получил отказ в доступе к пограничной зоне на берегу реки, которая отделяет это южнокавказское государство от Ирана. Причина внезапной отмены посещения иностранным гостем этой территории была не в конфликте. Азербайджанская сторона настояла на том, что запланированное послом расследование на территории этого эксклава — Нахиджевана (официально — Нахичеванская Автономная Республика) — не может быть проведено, поскольку оно спровоцировано фейковыми новостями. Посол намеревался перепроверить данные об уничтожении тысяч средневековых армянских памятников и предметов искусства на Джульфинском кладбище в Нахиджеване. Это кладбище когда-то было известно как крупнейшее в мире собрание хачкаров — уникальных армянских камней-крестов. Однако, согласно азербайджанским властям, сообщения об уничтожении являлись фарсом: некрополь никто не разрушал, поскольку его… никогда не существовало. Несмотря на многочисленные свидетельства об обратном, Азербайджан заявляет, что Нахиджеван никогда не был армянской территорией.


Некоторые из хачкаров Джульфы до их уничтожения; большинство из них было установлено в XVI веке (© архив Аргама Айвазяна, 1970-1981)

Противоречивые интерпретации исторических «кто прав» и «кто виноват» давно усугубили неразрешенный армяно-азербайджанский конфликт. После распада Российской империи в период Первой мировой войны Армения и Азербайджан ненадолго появились на карте в качестве независимых государств. Из-за того, что имперские войны за стратегическое господство над Армянским нагорьем на протяжении столетий дополнили этническую карту региона, независимые Армения и Азербайджан столкнулись со взаимными территориальными претензиями. Вскоре после того, как большевики пришли к власти в регионе, они перевели два спорные региона — Нагорный Карабах и Нахиджеван — в статус автономий в составе Советского Азербайджана. В то время как в Нагорном Карабахе большинство населения продолжали составлять армяне, армянская община Нахиджевана, существовавшая там с незапамятных времен, в ХХ веке заметно сократилась. В 1988 году Нагорный Карабах захотел объединиться с Советской Арменией. По мнению жителей Карабаха, большинство населения которого составляли армяне, выйти из состава Азербайджана было необходимо для сохранения аутентичного христианского наследия региона и во избежание участи исчезнувших армян Нахиджевана. Так, в разгар перестройки и гласности, объявленных советским лидером Горбачевым, Нагорный Карабах стал зоной боевых действий.

С тех пор, как в 1994 году был установлен режим прекращения огня, между независимыми Арменией и Нагорным Карабахом с одной стороны, и Азербайджаном — с другой, не прекращаются взаимные обвинения в вандализме и ревизионизме. Президент Азербайджана заявляет, что «все мечети на оккупированных азербайджанских землях были уничтожены». При этом человек, посещающий поддерживаемый Арменией Нагорный Карабах (или по-армянски Арцах), видит прямо противоположное: там есть мечети, хоть и не функционирующие, в том числе та, что находится в опустошенной войной буферной зоне — в городе-призраке Агдам.

В то же самое время турист, оказавшийся в Нахиджеване, избежавшем боевых действий, не встретит ни памятников, принадлежащих армянскому культурному наследию, ни публичного признания глубоких армянских корней региона, включая глобальные средневековые торговые сети, созданные прогрессивными джульфинскими торговцами. Наследие этих торговцев, описанное в работе Себу Асланяна «От Индийского океана до Средиземноморья», включает в себя легендарные сокровища с судна «Adventure Prize», захваченные в 1698 году знаменитым пиратом, капитаном Киддом. Кроме того, согласно работе Ины МакКейб «Ориентализм в ранней современной Франции», многие из первых европейских кофеен были основаны в XVII веке теми же джульфинскими торговцами, что способствовало развитию культуры, которая, как пишет Адам Гопник в последнем номере журнала The New Yorker за 2018 год, «помогла заложить основы либерального Просвещения». За исключением сохранившихся заимствований из армянского фольклора, связывающего регион с библейским Ноем, чей ковчег, по легенде, пристал к близлежащей горе Арарат, армянское прошлое Нахиджевана практически стерто.


Панорамная фотография Агулиса, начало 1900-х годов

Воспоминания в фотографиях

В отличие от уничтожения памятников культуры Исламским государством в целях самопиара, тайная кампания Азербайджана по перекраиванию исторического облика Нахиджевана в период между 1997 и 2006 гг. практически неизвестна за пределами региона. Между тем, армянский исследователь Аргам Айвазян предсказывал это систематическое уничтожение еще десятилетия назад.


Аргам Айвазян возле хачкара XIV века в Норсе, недалеко от места своего рождения

Айвазян опасался, что армянскому материальному наследию Нахиджевана суждено исчезнуть, как это произошло с коренным армянским населением. Армянское население региона сократилось после заключения в 1921 году Московского и Карсского договоров, по которым турецкая сторона закрепила спорную территорию в качестве эксклава под управлением Советского Азербайджана. Айвазяну едва исполнилось 17 лет, когда он начал фотографировать культурное наследие своего родного Нахиджевана. В период с 1964 по 1987 гг. он собрал достаточно материала, чтобы в итоге опубликовать 200 статей и более 40 книг. Средства на свои тайные и достаточно опасные фотопоездки он находил сам при поддержке своего самого верного друга — собственной супруги. «Моя жена и, одновременно, учитель, была и моей главной опорой, — вспоминает Айвазян. — Она никогда не жаловалась на мое длительное отсутствие, финансовые трудности, или на то, что в основном ей приходилось заниматься воспитанием наших детей». К моменту падения Берлинской стены Айвазян в числе армянских памятников задокументировал на пленку 89 армянских церквей, 5840 орнаментальных хачкаров и 22 000 горизонтальных надгробий. Его интерес к артефактам Нахиджевана не ограничивался христианскими памятниками: Айвазян также исследовал семь исламских мавзолеев и 27 мечетей региона.

Айвазян с самого начала своей работы усвоил необходимость соблюдать осторожность при исследованиях на спорных территориях. В 1965 году, после того как его забрали в отделение милиции за фотосъемку церкви неподалеку от места его рождения, Айвазян получил предупреждение от посетившего его начальника КГБ, который угостил юного нарушителя чаем. В недавнем интервью с авторами данной работы Айвазян вспоминал, как товарищ Гейдар Алиев сказал ему на русском: “Никогда больше не делай этого, здесь ничего армянского-шмармянского нет». Спустя четыре года товарищ Алиев станет руководителем Советского Азербайджана, а затем, в 1993 году — президентом независимого Азербайджана. «Кто знал, что человек, который запретил мне снимать церкви, спустя 30 лет начнет процесс их уничтожения», — рассказывает Айвазян. Со временем Айвазян стал более осторожным. К примеру, в сентябре 1972 года, когда дело дошло до исследования внутреннего убранства одного из выдающихся соборов Нахиджевана, расположенного в городе Агулис, он попросил пожилую местную жительницу по имени Марус сопровождать его на случай появления недоброжелателей. Как последний армянский житель близлежащего села, она знала, как найти общий язык с азербайджанской общиной Агулиса. Там Марус уговорила местных жителей открыть заколоченный собор Св. Товмаса (Фомы), который, согласно поверьям, был основан самим апостолом Варфоломеем. Марус убедила их в том, что Айвазян страдал заболеванием, и полегчать ему, как он считал, может, только если он на время уединится в соборе.


Церковь Сурб Карапет в Абракунисе — крупном центре средневекового армянского богословия


Место, на котором ранее стоял храм Сурб Карапет. Абракунис, август 2005


Мечеть, открытая в 2013 году на месте средневекового храма Сурб Карапет в Абракунисе

Посткоммунистический манифест

В августе 2005 года власти региона задержали еще одного приезжего ученого. Шотландский исследователь Стивен Сим отправился в постсоветский Нахиджеван для того, чтобы дать оценку состоянию армянских церквей, ранее сфотографированных Айвазяном. Вместо средневековых церквей Сим нашел там пустые участки, лишенные растительности. У полицейских, допрашивавших его, был скорый ответ, что Симу там нечего изучать. «Армяне приезжали сюда, фотографировали… затем вернулись в свою страну и вставили в эти снимки фотографии церквей в Армении… Здесь никогда не жили армяне. Так как здесь могли оказаться армянские церкви?!» — было сказано ему. После допроса ему дали время до полуночи, чтобы покинуть Нахиджеван с фотографиями пустых участков. Но по меньшей мере несколько опрокинутых джульфинских надгробных камней, которые он увидел через окно, пока ехал в поезде, все еще находились там. Благодаря своему заметному местоположению на межгосударственной границе Джульфа (название пишется по-разному и происходит от армянского названия Джуга) выжила.


Церковь Сурб Акоп XII в. — самый большой храм Шорота


Никаких следов церкви Сурб Акоп и трех соседних храмов Шорота, август 2005

Спустя четыре месяца, в декабре 2005 года, иранский пограничный патруль предупредил прелата Североиранской епархии ААЦ о том, что большое джульфинское кладбище, видимое через границу с Азербайджаном, подверглось военной атаке. Епископ Ншан Топузян и его водитель спешно засняли на видео, как более ста азербайджанских солдат, вооруженных кувалдами, самосвалами и кранами, уничтожают оставшиеся на территории кладбища две тысячи хачкаров; еще более тысячи исчезло в 1998 и 2002 годах.


Армянский прелат Северного Ирана молится со слезами на глазах, в то время как азербайджанские военные за рекой Аракс уничтожают оставшиеся средневековые хачкары Джульфинского кладбища, декабрь 2005

Беспомощный епископ провел печальную поминальную службу по потревоженным усопшим, в то время как по ту сторону границы продолжались душераздирающие сцены, сопровождаемые скрежетом разрушения. Фотографии 2006 года, сделанные со стороны иранской границы, свидетельствуют о том, что там, где раньше располагалось кладбище, вооруженными силами Азербайджана, по-видимому, был возведен военный полигон, что объяснялось наличием свежевспаханной земли. По всей вероятности, три фактора — заметное местоположение на межгосударственной границе, репутация крупнейшего собрания хачкаров в мире и ранее озвученная армянской стороной озабоченность по поводу его сохранения — и предопределили разрушение Джульфы — последнего значимого объекта армянского наследия Нахиджевана. Его снос в 2005–2006 гг. стал большой финальной точкой в уничтожении Азербайджаном армянской истории Нахиджевана.

Поскольку Азербайджан запретил международным исследователям посещать Нахиджеван, Американская ассоциация содействия развитию науки (AAAS) задействовала технологии дистанционного зондирования в рамках своего новаторского расследования на тему разрушения культурного наследия. Их геопространственное исследование 2010 года показало, что «спутниковые данные совпадают с отчетами наблюдателей на земле, которые заявляли об уничтожении армянских артефактов на Джульфинском кладбище». В ноябре 2013 года один из авторов данной статьи под видом паломника, направлявшегося в церковь, которая до настоящего времени сохранилась на иранской стороне границы, наблюдал пустынные луга на азербайджанской стороне реки. Великолепно украшенных хачкаров крупнейшего в мире армянского средневекового кладбища больше не было. За исключением специфических плоских участков, выделявшихся на неровной местности, территория выглядела так, как будто ни один человек никогда ее не касался — именно так, как планировали азербайджанские руководители.

Опровержение из Баку

«Абсолютно фальшивая и клеветническая информация… [сфабрикованная] армянским лобби». Такие слова использовал президент Азербайджана Ильхам Алиев — преемник и сын главы КГБ Гейдара Алиева, ставшего президентом Азербайджана, комментируя в своей речи в апреле 2006 года сообщения об уничтожении Джульфы. Неприятие критики как «армянской пропаганды» — распространенное в Азербайджане явление с того момента, как в начале 1990-х на Южном Кавказе вспыхнула война. К 1994 году, когда между Арменией и Азербайджаном было подписано хрупкое соглашение о прекращении огня, война в Нагорном Карабахе оставила глубокий след на всем регионе. Она стала причиной гибели десятков тысяч людей с обеих сторон и еще большего числа беженцев, большинство из которых составляют азербайджанцы с прилегающих к нему территорий, которые анклавный Нагорный Карабах рассматривает в качестве гарантии своего существования. «После своего поражения от армян и всех перенесенных страданий, — пишет автор книги «Черный сад» Томас де Ваал по поводу азербайджанской послевоенной риторики, частью которой является отрицание Геноцида армян в годы Первой мировой войны, — [Баку] хотел заявить о праве азербайджанцев тоже считать себя жертвами». В ход идет азербайджанская риторика об армянской агрессии, этнических чистках, убийствах в Ходжалу, захвате земель и антиазербайджанской пропаганде, которую распространяет влиятельная армянская диаспора.

Однако исторический ревизионизм, бросающий вызов древности армян, существовал в Азербайджане еще за десятилетия до начала кровавой войны 1990-ых. Как пишет Виктор Шнирельман в своей русскоязычной книге «Войны памяти», в середине 1950-ых годов азербайджанские историки инициировали антиармянскую повестку дня. Такой поворот, вероятно, произошел в ответ на бунтарское культурное пробуждение в Армении, которая, как считает армяно-американский ученый Пьетро Шакарян, была в числе первых советских республик, пришедших к оттепели и десталинизации. Как пишет Шнирельман, каждый новый довод в контексте антиармянского ревизионизма «лишь распалял воображение азербайджанских авторов». Например, в 1975 г. при строительных работах в Советском Азербайджане была снесена древняя церковь Святой Троицы, где в 705 г. арабами были заживо сожжены армянские князья. В ходе сноса азербайджанский историк Зия Буниятов попытался «сгладить» факт уничтожения. Снос церкви он охарактеризовал как «незначительный» факт, поскольку «настоящая» церковь Святой Троицы, как резко заявил Буниятов, находилась за пределами Азербайджана. Десятилетие спустя, при развале Советского Союза, азербайджанские историки стали утверждать, что церкви и хачкары Нахиджевана были созданы не средневековыми армянами, а давно исчезнувшими «кавказскими албанцами», которых многие азербайджанцы считают своими предками, хотя географический ареал проживания этого вымершего народа никогда не включал в себя Нахиджеван. Но после того как в 2005-2006 гг. были стерты последние следы Христианства в регионе, азербайджанские власти отказались от дискуссий о «кавказских албанцах» и начали продвигать Нахиджеван в качестве краеугольного камня «древней и средневековой тюрко-исламской культуры», без упоминаний о его глубоком христианском прошлом.



Несмотря на яростное отрицание, самое яркое свидетельство уничтожения армянского наследия Нахиджевана исходит от самого правительства Азербайджана. 6 декабря 2005 года, за несколько дней до катастрофического разрушения Джульфы местный нахиджеванский автократ Васиф Талыбов (родственник президента Алиева) издал указ за номером 5-03/С, в котором потребовал провести подробную инвентаризацию памятников Нахиджевана. Три года спустя итоги исследования нашли место в двуязычной (на английском и азербайджанском) «Энциклопедии памятников Нахиджевана», одним из редакторов которой выступил сам Талыбов. В 522-страничную «Энциклопедию» не вошли 89 средневековых церквей, 5840 узорчатых хачкаров и 22 000 надгробий, тщательно задокументированных Айвазяном. Осталось не так много ссылок на ныне не существующие армянские общины края — как апостольские, так и католические. Тем не менее, в предисловии к этому официальному азербайджанскому изданию армяне недвусмысленно указываются в качестве причины появления указа 5-03/С: «После решения от 6 декабря 2005 года… на каждый памятник был выдан паспорт… Армяне, демонстрирующие враждебность по отношению к нам, выказывают несправедливые [sic!] претензии не только на землю Нахиджевана, но и на наши исторические памятники, предоставляя международному сообществу предвзятую [sic!] информацию. Проведенные исследования еще раз доказывают, что земля Нахиджевана принадлежала азербайджанским тюркам [sic!]…».

Правительство Азербайджана также не стесняется выдавать давно утерянные армянские памятники за «древние азербайджанские». В 2009 году власти Нахиджевана представили публике новый исламский мавзолей в качестве «отреставрированного надгробного памятника пророку Ною VIII века» в месте, которое когда-то было армянским кладбищем. На самом деле оригинальная мифологическая гробница, которая, скорее всего, была взорвана во времена сталинских зачисток, направленных против «религиозных суеверий», в 1896 году описана Дж. Теодором Бентом в The Contemporary Review [британский журнал — пер.] как широко известная армянская христианская святыня, хотя другие наблюдатели и указывали, что мусульмане также считали этот памятник святым местом. Точно так же строительный проект, завершенный в 2016 году на месте руин замка Ернджак [часть одноименной крепости, основанной сюникскими феодалами и принадлежавшей армянскому роду Сюни — пер.] на вершине холма был представлен публике как «восстановленная крепость Алинджа — азербайджанский Мачу-Пикчу», без какого-либо упоминания о ее глубоком армянском прошлом, включающим пытки, обезглавливание и распятие в 914 году царя Армении Смбата Мученика по приказу эмира Юсуфа из династии Саджидов Аббасидского халифата во время осады замка, описанной католикосом Ованнесом V-ым.


Собор Сурб Товма в Агулисе, по преданию основанный апостолом Варфоломеем


Мечеть, открытая в 2014 году на месте снесенного храма Сурб Товма в Агулисе

Сегодня единственным «выжившим» христианским объектом Нахиджевана является названная азербайджанскими властями «храмом Ордубад» бывшая русская православная церковь Св. Александра Невского, которая, по словам Аргама Айвазяна, была построена в 1862 году видной армянской семьей Арасханянов из Агулиса. В 2016 году, после «реставрации», значительно изменившей ее оригинальную конструкцию, азербайджанские власти заново открыли бывшую русскую церковь в качестве храма-музея, частично используя ее интерьер для демонстрации фотографий близлежащих исламских памятников, после чего государственные СМИ Азербайджана бросились восхвалять эту переделку как свидетельство «мультикультурализма и толерантности». Армянские зодчие церкви Св. А. Невского не признаются азербайджанскими властями, поскольку, согласно их интерпретации истории, армян в Нахиджеване не было.

Дорогая совесть

Санкционированное азербайджанским правительством разорение Нахиджевана затронуло не только армян. Упоминание об армянских корнях Нахиджевана представляет опасность и для азербайджанцев, какими бы известными они ни были. В 2013 году президент Алиев ополчился на плодовитого Народного писателя Азербайджана Акрама Айлисли за публикацию романа о страданиях и древности армян. Действие романа разворачивается в годы заката СССР, а главным героем «Каменных снов» выступает азербайджанский интеллектуал из Агулиса (в настоящее время известного как Айлис) — старинного армянского города в Нахиджеване, превращенного стараниями деятельных армянских купцов в «маленький Париж» задолго до того, как в 1919 году османские турки при поддержке азербайджанских оппортунистов вырезали всю его армянскую общину. Главный герой романа постоянно борется с воспоминаниями об этом месте (в том числе о восьми (из двенадцати) средневековых церквях города, сохранившихся до 1990-ых годов), даже после того, как впадает в кому, защищая жертв армянских погромов в столице Азербайджана Баку. Разгневанный тем, что в «Каменных снах», по его словам, является «преднамеренным искажением истории», президент Алиев лишил Айлисли пенсии и звания Народного писателя. Работы Айлисли были изъяты из школьной программы, его книги публично сжигались, а членов его семьи уволили с работы. Позднее группа международных интеллектуалов выдвинула Айлисли на Нобелевскую премию мира.

Айлисли, который с момента выхода «Каменных снов» фактически находился под домашним арестом, на протяжении многих лет протестовал против уничтожения Азербайджаном армянского прошлого Нахиджевана. Говорили о том, что став в конце 2005 года свидетелем разрушения церквей Агулиса, он сложил мандат депутата азербайджанского парламента в знак протеста против уничтожения Джульфы. Считалось, что Айлисли решил написать «Каменные сны» после того, как увидел видеокадры разрушения Джульфы. Но недавно вышедшая новая книга показывает, что впервые Айлисли выступил с протестом против разрушений в Нахиджеване почти за десять лет до этих событий. В недавнем эссе, опубликованном как часть книги «Прощай, Айлис: нетрадиционный роман в трех повествованиях» (английский перевод Кэтрин И. Янг, 2018), Айлисли пишет: «Я всегда открыто высказывался [Васифу Талибову], что считаю, что массовое уничтожение армянских памятников в Нахиджеване было большим позором для нашего народа». В новом эссе Айлисли также упоминается телеграмма, которую он направил президенту Азербайджана в 1997 году, «когда этот чудовищный вандализм только начался». Фактически Айлисли опубликовал текст телеграммы в 2011 году в частном издании русскоязычной книги, выпущенной тиражом всего 50 экземпляров.

В телеграмме говорится:

Президенту Азербайджанской Республики — господину Гейдару Алиеву

Уважаемый господин Президент,

Недавно мне стало известно, что в моем родном селе Айлис ведутся масштабные работы по уничтожению армянских церквей и кладбищ. Данный акт вандализма осуществляется с привлечением вооруженных сил и с применением противотанковых мин. Я хотел бы обратить Ваше внимание, что глубоко обеспокоен тем, что этот бессмысленный акт будет воспринят мировым сообществом как манифестация неуважения к религии и моральным ценностям. И я выражаю надежду, что с Вашей стороны будут приняты срочные меры по прекращению этого злостного вандализма.

С уважением,
Акрам Айлисли
10 июня 1997 года

После преследования знаменитого автора Ильхамом Алиевым в свете публичного издания «Каменных снов» независимый российский журналист Шура Буртин в 2013 году в Баку взял у Акрама Айлисли интервью. Впечатленный ностальгией Айлисли по его родным местам, российский журналист отправился в Нахиджеван, чтобы увидеть этот край своими глазами. Рассказывая о своей поездке в Агулис в 2013 году, Буртин сказал Hyperallergic, что не увидел «ни следа славного прошлого края». Буртин говорил без обиняков, описывая то, что он увидел (или точнее то, чего не увидел): «Даже ИГИЛ не мог совершить такого масштабного преступления против человечества».

Разные диагнозы

Сторонние наблюдатели обычно интерпретируют уничтожение алиевским режимом армянского христианского наследия Нахиджевана лишь в качестве мстительного наследия кровавой войны в Нагорном Карабахе, но у армянских ученых и азербайджанских диссидентов есть на этот счет несколько других дополнительных теорий.

Армянский исследователь Самвел Карапетян, чья усердная деятельность по сбору сведений об армянских средневековых памятниках в отдаленных районах Нагорного Карабаха была названа «конструктивным ультранационализмом», рассматривает уничтожение Азербайджаном армянских памятников как попытку нейтрализовать армянские «исторические права» или политическую легитимность в регионе, уходящую в глубокую древность. Другие армянские ученые воспринимают антиармянские разрушения Азербайджаном как часть более широкой программы реализации планов пантюркизма: создание этнически однородного тюркского образования, состоящего из Турции, Азербайджана и их этноязыковых собратьев по всей Евразии. По словам покойного армянского историка Эдварда Даниеляна, «чудовищные преступления [Азербайджана против средневековых армянских памятников] являются не столкновением цивилизаций или культур, а продолжением Геноцида [1915–1923 гг.], вызванного пантюркистской антиармянской политикой».

Проведение параллелей между «зачисткой» в Нахиджеване и уничтожением материального наследия во время Геноцида армян в Турции не лишено оснований. Согласно данным Армянского Константинопольского Патриархата, число действующих армянских церквей и монастырей до Первой мировой войны составляло 2538 и 451 соответственно; с тех пор практически все они были уничтожены либо перепрофилированы. Как поясняют французские журналисты Лор Маршан и Гийом Перье в работе «Турция и армянский призрак», «поскольку религиозное наследие армян было самым сильным выражением их исконных корней, оно и стало главной мишенью их угнетателей». В абсолютных цифрах уничтожение Турцией армянского культурного наследия затмевает недавний вандализм Азербайджана в Нахиджеване. Тем не менее, сегодня в западных регионах исторической Армении в восточной Турции можно найти еще множество армянских руин и несколько отреставрированных церквей. В отличие от этого, Азербайджан в Нахиджеване не оставил камня на камне [от армянских памятников — пер.].

В отличие от армянских ученых, азербайджанские диссиденты зачастую рассматривают уничтожение армянского наследия Нахиджевана как часть внутреннего подавления любых форм противления правящей элите Азербайджана. Судя по всему, эти репрессии усилились после того, как в мае 2005 года был открыт прибыльный нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан. Васиф Талыбов издал указ 5-03/С о порядке уничтожения последних остатков армянского Нахиджевана всего через несколько месяцев после запуска нефтепровода в Европу. Но окружение Талыбова атаковало не только хачкары. Они также закрыли большую часть многочисленных частных чайхан, которые традиционно являлись центрами общественной жизни Азербайджана, где дискуссии на политические темы были таким же обычным делом, как и наслаждение горячим чаем. Одновременно с этим Талыбов открывает мечети и статуи в честь основателя правящей династии — Гейдара Алиева. По словам проживающего в Нидерландах независимого азербайджанского историка и правозащитника Арифа Юнуса, который ранее в Азербайджане находился в заключении по обвинению в государственной измене (Amnesty International считает эти обвинения сфабрикованными), антиармянская позиция президента Азербайджана — это дутый ура-патриотизм, направленный на укрепление его режима. «После того, как в 2003 году Ильхам Алиев заменил своего отца на посту президента, он повысил градус армянофобии до уровня антисемитизма в фашистской Германии», — говорит Юнус. По мнению Юнуса, окончательная зачистка Нахиджевана от средневековых армянских памятников была задумана Ильхамом Алиевым с целью укрепить свою репутацию националиста, в то время как Васиф Талыбов с радостью взялся за практическое выполнение этой миссии, дабы удержаться в своем кресле.

В то время как некоторые азербайджанцы восприняли вандализм своего правительства в качестве праведной мести или мер национальной безопасности против потенциальных армянских территориальных претензий, другие азербайджанцы, как и автор-гуманист Акрам Айлисли, оплакивали разрушение. По словам одного азербайджанского историка, пожелавшего высказаться анонимно, многие из почти полумиллионного населения современного Нахиджевана (практически все они — мусульмане) подавлены недавним исчезновением христианского наследия этого края. Речь об учителях, которые водили своих учеников на экскурсии по этим местам. Однако «они предпочитают безмолвный гнев тюремному заключению». Айлисли в своем документальном эссе 2018 года «Прощай, Айлис» даже утверждает, что мечеть, построенная пять лет назад на месте одной из разрушенных церквей, бойкотировалась местными жителями, поскольку «все в Айлисе знают, что молитвы, возносимые в мечети, построенной на месте церкви, не доходят до ушей Аллаха».

Приверженцы мультикультурализма, а не вандалы

Президент Алиев подвергается жесткой критике со стороны азербайджанской интеллигенции и международного правозащитного сообщества, но у него также есть горячие сторонники за рубежом. Фактически противоречивая дипломатия режима Алиева пиарит Азербайджан в качестве «государства толерантности». В 2012 году Европейская инициатива стабильности охарактеризовала огромные расходы Азербайджана на лоббистскую деятельность и попытки таким образом привлечь союзников из других стран как «икорную дипломатию». Эта подпитываемая нефтедолларами кампания сопровождалась различными пожертвованиями, в том числе грантами (суммы которых не были обнародованы), направленными Ватикану на сохранение его культурного наследия. Умение Баку «завязывать» дружеские отношения принесла немало заметных результатов. К примеру, в 2015 году в журнале Time вышел материал, в котором Азербайджан описывался как «оазис толерантности»; законодательные собрания нескольких американских штатов выражали благодарность Азербайджану за «образцовую межконфессиональную гармонию», а вице-президенту Азербайджана — жене президента Алиева, вручали медали лидеры Франции, Русской Православной Церкви и даже ЮНЕСКО — международной организации, занимающейся защитой всемирного культурного наследия. Комитет всемирного наследия ЮНЕСКО планирует в июне 2019 года провести в Баку сессию, в ходе которой президент Алиев обязательно представит в качестве примера «толерантности» перестроенную армянскую церковь XIX века (возраст которой как бы «доказывает», что армянская история в Азербайджане насчитывает не более двух столетий).

Дифирамбы в адрес Азербайджана со стороны ЮНЕСКО вызывают особое недоумение. В 2013 году, после того, как Вашингтон прекратил финансирование ЮНЕСКО, Азербайджан выделил оставшейся без денег организации $ 5 млн. Восхищение мультикультурализмом и терпимостью Азербайджана не заставило себя ждать. Но даже до азербайджанских денежных пожертвований руководители ЮНЕСКО откровенно игнорировали факт разрушений в Нахиджеване, несмотря на документы, представленные Парламентской группой Швейцария-Армения и Фондом изучения армянской архитектуры. Более того, после ухода с должности гендиректора ЮНЕСКО в 2009 году Коитиро Мацуура стал членом попечительского совета управляемого азербайджанским государством «Бакинского международного центра мультикультурализма», а его преемница Ирина Бокова зачастила в Баку на Всемирный форум межкультурного диалога, организуемый президентом Алиевым. Утверждения о нечистоплотных играх не имеют под собой веских доказательств, пожалуй, за исключением отчета The Guardian «Великобритания в центре секретной схемы по отмыванию азербайджанских денег в размере $ 3 млрд. и лоббированию» от 4 сентября 2017 года. В этой статье-расследовании за авторством Люка Хардинга, Келэйн Барр и Дины Нагапетянц, упоминаются подозрительные выплаты в адрес мужа Боковой. Этично это или нет, но связь между ЮНЕСКО и Азербайджаном несомненно способствовала молчанию международного сообщества по поводу уничтожения армянского прошлого Нахиджевана. Но оскорбительные симпатии к Баку со стороны ЮНЕСКО, по убеждению одного из критиков Алиева Арифа Юнуса, также способствует покорности режиму внутри страны: «Ничто так не демонстрирует азербайджанским диссидентам силу алиевской диктатуры, как геноцид культуры, совершенный в Нахиджеване, и последовавшая за тем похвала за толерантность со стороны международного сообщества».

Поиски справедливости

Будучи не в силах привлечь Азербайджан к ответственности за уничтожение армянского культурного наследия Нахиджевана, армяне и их сторонники пересмотрели формы достижения справедливости. В 2010 году Армения убедила межправительственный комитет ЮНЕСКО объявить «символику и мастерство хачкаров» частью нематериального культурного наследия объединенных наций, символически отдав, тем самым, посмертную дань Джульфе.


Один из нескольких уцелевших джульфинских хачкаров, вывезенных из Нахиджевана во время или до советской эпохи

Несколько копий джульфинских хачкаров было установлено по всему миру, в том числе в штаб-квартире Совета Европы в Страсбурге (Франция), в Капитолии штата Колорадо в Денвере (США). Цифровой проект воссоздания прежнего вида джульфинского кладбища, созданный Джудит Криспин из Австралийского католического университета, направлен на виртуальное воссоздание Джульфы с помощью технологий 3D-визуализации. Проект был создан, чтобы «продемонстрировать тем, кто разрушает мировое культурное наследие, что их усилия тщетны», — заявляет специалист по цифровым гуманитарным наукам Гарольд Шорт. И все-таки дистанционное восстановление утраченных армянских памятников Нахиджевана, как и иные меры привлечения к ответственности, не получило единодушного одобрения. «Последняя надежда на восстановление на месте [в Нахиджеване — пер.] — это примирение», — поясняет директор центра культурного наследия Университета Пенсильвании Брайан Дэниелс. Дэниелс, озвучивший в Конгрессе США проблемы, связанные с уничтожением культурного наследия, отмечает, что для восстановления специалистам требуется наличие хоть каких-то сохранившихся остатков, пусть и небольших. Но выполнение даже этого требования будет «чрезвычайно трудной задачей в Азербайджане».

Сегодня ученому Аргаму Айвазяну, как и любому другому этническому армянину, правительством Азербайджана запрещено посещать его родной Нахиджеван. Оплакивая потерю памятников, которые он с любовью документировал на протяжении десятилетий, он осуждает молчание мирового сообщества. «Уничтожение богатым нефтью Азербайджаном армянского прошлого Нахиджевана делает его хуже, чем ИГИЛ, однако ЮНЕСКО и большинство жителей Запада просто отводят глаза». По утверждениям Айвазяна, Пальмира и другие объекты, разрушенные Исламским государством, могут быть восстановлены, но «единственное, что осталось от армянских церквей Нахиджевана и хачкаров, переживших землетрясения, халифов, Тамерлана и Сталина, — это мои фотографии».

Симон Магакян, Сара Пикман

Перевод с английского — Наира Геворкян

Оригинал публикации — https://hyperallergic.com/482353/a-regime-conceals-its-erasure-of-indigenous-armenian-culture/?fbclid=IwAR3hdUFcM4pwi8duK6qLjdOMno--ANXHaSLiAMGNDUJ7dIV20vRFSd-wlXs


Музей цинизма


Реплика

Накануне я побывал у здания бывшего Министерства просвещения. Того, которое сейчас разрушают. Это здание я всегда для себя отмечал как красивое, но не сказал бы, что ходил туда, чтобы протестовать или же бороться за то, чтобы его не сносили. Искренне говоря, проходил мимо, увидел, что никого нет, и решил одним глазком посмотреть на то место, где, по моему мнению, можно и нужно построить музей цинизма, где выставить восковые статуэтки всех тех чучел, что годы напролет, напялив на себя одежды святош, «боролись» против искажения исторического облика Еревана. Я, конечно, говорю не о действительно сердобольных людях. А о тех, кто были профессиональными «борцунами». Или акЦивистами. Сами решите, как желаете их назвать. Но вот сегодня рядом со зданием, представляющим историко-культурную ценность, не было ни одного примера из этого разряда. Они свое дело уже сделали – под видом спасения различных зданий разрушили государство. Остальные «мелочи» их больше не интересуют.

У здания я встретил лишь одного из собственников. Он недавно вернулся в Армению. До этого 10 лет прожил в Турции. Я предложил, чтобы в здании, которое здесь будет построено, было отведено место под подобный музей. Наверное, он этого не сделает, кажется, он воспринял это как шутку. Но, согласитесь, неплохая идея. В конце концов, будущие поколения должны знать, кто кем был в этой стране…

Грант Мелик-Шахназарян

Фотографии автора





С самого начала было понятно, что пашиняновские хунвейбины из финансируемого фондом Сороса движения "Рестарт" получают заказы, добро и "крышу" непосредственно сверху. Их поголовно освобождают от военной службы, не отчисляют за пропуски занятий, в качестве поощрения отправляют на отдых за границу (как Давида Петросяна) и даже освобождают от уголовной ответственности за совершение тяжких преступлений (как педофила Тантушяна).


"Революционный" педофил Тантушян, один из лидеров движения "Рестарт" Давид Петросян и водитель Пашиняна Амиго Гукасян

И потому понятно, что они будут продолжать совершать правонарушения, а также уголовные преступления, и дальше. Участие в массовых беспорядках, блокирование автодорог и государственных учреждений, погромы, выламывание дверей, срывы занятий в школах и университетах, акции против армии, сопротивление органам правопорядка, нападения на граждан, оголтелая травля людей, срывы различных мероприятий, вакханалия в ЕГУ... Список набирается длинный и, безусловно, подсудный.

Учитывая выданную этой стае агрессивных бандерлогов индульгенцию от властей, подтвержденную главой полиции Армении Осипяном, гражданам, дабы не стать мишенью этого отребья, остается объединяться и защищать себя, своих лидеров и оппозиционных деятелей самим, не полагаясь на полицию.

Не будем забывать, что бандерлоги — крайне трусливые существа, привыкшие нападать только стаей. Стоит им разок получить хороший отпор, они заголосят и разбегутся точно так же, как сектанты, которых в Эчмиадзине "приветствовали" банками с фекалиями.




Пару дней назад в Ереване разрушили фасад исторического здания. Бьющим тревогу оказался TV5. Не Азатутюн, не Civilnet, не 1in.am, а именно TV5. Этот факт не удостоился никакого внимания со стороны всех тех активистов, которые годы напролет «боролись» за сохранение исторического облика Еревана. Причина ясна: в то время существовал заказ на создание напряженности, а сейчас – нет. И здесь проблема не в этом здании, проблема в том, что это является еще одним свидетельством того, что Армения подверглась капитуляции, и управляется извне. Никол – дымовая завеса этого управления, чистый фасад.

Данная ситуация – не новость. Десять лет народ убеждали в том, что 1 марта армия стреляла в мирных демонстрантов, и что это - преступление из преступлений, тогда как захват ППС и последовавшие за тем события были героизмом. И есть тысяча подобных примеров.

Не знаю, чем все это закончится, и не знаю, останемся ли мы как род после этого окончания... Но есть одно утешение: в результате все эти борцуны по очереди получают свои заслуженные и подтвержденные паспорта сукиных детей. Сквер на Маштоца, Комитаса, 5, Крытый рынок, дом Африкянов, вырубка деревьев, «бойцы за справедливость», «защитники природы», «пацифисты», эксплуатирующие образ матери, одетой в траур, «правозащитники», «журналисты»... Сукины дети, продавшие страну.

Артур Даниелян

Первод с армянского — © Пандухт

Фото — Грант Мелик-Шахназарян



Левон Грантович Мелик-Шахназарян был одним из тех, кто понимал всю важность сотрудничества коренных народов региона в вопросе сопротивления тюркской экспансии и задачи по уничтожению искусственно созданного гособразования в восточном Закавказье. Была создана организация "Мост братства", по личной инициативе и на личные средства Левона Грантовича в Ереван приезжали лидеры коренных народов региона, зачастую даже оставаясь ночевать в его гостеприимном доме. В планах были обучение в армянских военных учебных заведениях кадетов из числа коренных народов, подготовка на территории Армении военнослужащих для будущего создания национальных формирований тех же талышей, открытие их представительств, национальных радиостанций и телевидения и многое другое.

Увы, даже при жизни Левона Грантовича, несмотря на его неоднократные предложения, данные инициативы со стороны государства никак не поддерживались. А после его ухода эта тема фактически оказалась никому не нужной.

Фахраддин Абосзода также был одним из тех, кто прекрасно понимал важность сотрудничества коренных народов региона. И его эмоциональные выступления всегда отличались особой остротой озвучиваемых вопросов, что людям, привыкшим к пустым заздравным тостам "за дружбу народов", естественно, не нравилось.

Вот и в ходе данного выступления Фахраддин озвучивает известный многим факт: во время Апрельской войны некоторые российские чиновники на заседании Совета безопасности призывали Путина помочь Азербайджану (4:57). И далее (с 5:25) очень интересные и, главное, справедливые соображения об отношении армян к проблемам талышей.

В идеале Армения должна возвысить голос в защиту Фахраддина. Хотя понятно, что нынешней власти эта тема так же не интересна. Однако стоит вспомнить, как во время операции "Кольцо" и в другие периоды конфликта советские войска, олицетворявшие собой именно Россию, точно так же передавали армянских активистов закавтуркам на расправу. Через пытки в шушинской, гандзакской и бакинской тюрьмах прошли десятки армянских общественных, политических и военных деятелей. Кстати, довелось там сидеть и Левону Грантовичу.

Вызывает особую тревогу тот факт, что Азербайджан, обожающий внешние визуальные эффекты, до сих пор не представил никаких свидетельств задержания талышского лидера, что может говорить о том, что Абосзода уже подвергся пыткам и истязаниям, которые делают невозможным его представление публике.

А пока мы можем пожелать Фахраддину, из-за предательства угодившему в лапы жуткого зверья, только мужества и стойкости. И молиться за его жизнь.

© Пандухт




В бывшем армянском селении Бегум Саров Тартарского района Азербайджана, лишившемся коренного населения в конце 1980-ых годов, был задержан гражданин России Идигов Алу Аламахмадович.

Идигов, являющийся жителем Краснодарского края, был задержан полицией за то, что производил в селе видеосъемку.

По информации азербайджанского сайта Report.az со ссылкой на местных правоохранителей, Идигов, находившийся в санатории в соседнем Нафталане, производил видео- и фотосъемку по просьбе своего друга-армянина. В ходе допроса он объяснил, что его армянский друг, также проживающий в Краснодарском крае, до войны жил в Карабахе, и очень хотел увидеть свое село и свой дом.

Полицейские изъяли видеоматериалы, и позднее Идигов был освобожден.

© Пандухт




Служба госбезопасности Азербайджанской республики распространила заявление о том, что талышский общественный деятель Фахраддин Абосзода доставлен в Баку в наручниках.

Основанием для решения Люберецкого городского суда Московской области о депортации Фахраддина послужило формальное истечение срока временного пребывания на территории Российской Федерации.

Азербайджан обвиняет талышского лидера  в публичных антигосударственных призывах, национальной, расовой ненависти и вражде, оскорблении национального достоинства закавтурок (представляете, есть и такое! — Пандухт). Кроме того, он обвиняется в работе на армянские спецслужбы, участии в мероприятиях против гособразования на Каспии и его территориальной целостности.

Комментарии оставляю вам.

Лично я считаю. что это — четкий месседж Москвы Еревану. А нашим "подготовщикам к миру" стоит хотя бы сейчас снять кастрюли со своих миролюбивых кочанов и узреть, что за последние три дня это уже третий месседж о том, как "готовятся к миру" на Апшероне. Первым был стотысячный шабаш в рамках коммерческого бренда "ходжалу" с участием зарубежных плакальщиц об "армянской агрессии". Вторым — фактически смертный приговор Карену Казаряну, цинично подогнанный под дату "ходжалинских плясок на костях".


И вот теперь третий акт драмы, которым Азербайджан недвусмысленно демонстрирует, как славно заживут в этом гособразовании армяне, поддайся они на увещевания и шантаж центров силы и нашей соросни.


© Пандухт




Ежегодно в конце февраля на деньги фонда имени бронзового чучела Азербайджан устраивает пляски на костях своих соплеменников, расстрелянных азербайджанскими фронтистами в февральские дни 1992 года на подступах к азербайджанонаселенному городу Агдам.

Из этого циничного преступления за прошедшие годы в мазутном султанате расцвел буйным цветом визгливый коммерческий бренд, в который вовлекаются несведущие люди по всему миру, а дельцы от азербайджанской пропаганды спешат погреть на этом руки. К примеру, в этом году на шествии в Баку в рамках бренда «ходжалу», помимо дежурных персон типа Сергея Маркова, Дмитрия Савельева и Дарьи Гревцовой, давно сосущих щедрую сиську (и, возможно, не только её) Ильхама-икроточца, также засветились депутаты российской Госдумы — телеведущая Оксана Пушкина, совсем недавно отметившаяся в приказавшей долго жить письбилдерской программе Анны Акопян, и фигуристка Ирина Роднина, имя которой носит спортивный объект в армянской столице.

Истинные виновники Агдамской трагедии давно разоблачены. Причем не только армянскими и зарубежными исследователями. О том, что расстрел людей — дело рук боевиков азербайджанского Народного фронта, писали и экс-президент этого гособразования Аяз Муталибов, и журналист Эйнулла Фатуллаев. Собственное pасследование, подтвердившее непричастность армянской стороны к этому преступлению, провел и герой Азербайджана Чингиз Мустафаев (Фуадоглу), за что, по всей видимости, и поплатился собственной жизнью.

Но правящему на Апшероне человеконенавистническому режиму правда не нужна. Однако таков закон жизни: лжец всегда запутывается в паутине собственной лжи. Потому-то коммерческий бренд «ходжалу» из года в год сопровождают разнообразные скандалы и конфузы: то перепутают посольства, то обклеют лейблами бренда мусорный контейнер, то поставят в кинопроектор не ту ленту.

Вот и в этом сезоне бренд не обошелся без очередного конфуза. В галерее Q gallery Berlin в столице Германии на деньги мазутного фонда в рамках бренда «ходжалу» была организована выставка работ студентов и преподавателей Академии художеств Азербайджана. В ходе выставки выяснилось, что работа под названием «Норе» (Надежда) азербайджанской художницы Ройи Гасановой есть не что иное как переложенная на холст знаменитая фотография армянского фотографа Завена Хачикяна «Армянский солдат и азербайджанская бабушка», сделанная в 1993 году. На ней изображен армянский воин-освободитель Саркис Ацпанян (1962-2018) с престарелой жительницей Карвачара, которую бежавшая в панике аскерня бросила на произвол судьбы вместе с сотнями других стариков, женщин и детей. Обо всех о них до передачи в Гандзак заботились армянские бойцы.

5c76fe96af5e5.jpg

Саркис Ацпанян, родившийся в Александретте и в совершенстве владевший турецким языком, в свое время рассказывал историю создания этой фотографии. В апреле 1993 года в освобожденном от вражеских аскеров Карвачаре он с группой воинов-освободителей подошел к сидящим женщинам и поприветствовал их по-турецки. Самая старшая из них, приняв его за азербайджанца, с укором сказала: «Почему вы так опоздали? Скоро армяне войдут в город. Наши сказали: «Мы уходим, а за вами пришлем вертолеты». Они улетели, а нас оставили здесь. Мужчины сбежали, оставив женщин». «Армяне уже пришли», — ответил ей Ацпанян. Он рассказывал, что был назначен ответственным за безопасность оставшихся в Карвачаре азербайджанцев и даже сдружился с этой бабушкой. В момент съемки, которую проводили прибывшие в Карвачар фотографы Завен Хачикян и Рубен Мангасарян, она говорила о том, что армяне оказались человечнее своих, что ее сыновья сбежали, бросив свою беспомощную мать, а армяне отнеслись к ней и другим азербайджанцам со всей заботой. «Я бы хотела иметь таких сыновей», — сказала она.

Возможно, человечность армянских воинов, разительно отличающихся от апшеронских убийц и людоедов типа Сафарова или Фарзалиева, и вдохновила молодую бакинскую художницу Ройю Гасанову на создание данной работы. Как бы то ни было, получается, что именно армянский воин подарил азербайджанской художнице надежду (причем не только в названии картины), по ходу в очередной раз разоблачив ложь состряпанного на берегах Каспия лживого коммерческого бренда.

© Пандухт




В Турции националистами совершена очередная антиармянская вылазка.

23 февраля неустановленные лица нанесли надписи расистского содержания на английском и арабском языках на стены церкви Сурб Хрештакапетац (Святых Архангелов), расположенной в константинопольском районе Балат.

Сразу после обнаружения записей служители храма оповестили о случившемся духовного предводителя турецких армян архиепископа Арама Атешяна.

Видео и фотоматериалы о факте вандализма направлены в территориальный отдел полиции.

Напомним, что недавно подобная выходка имела место в церкви Цнунд Сурб Аствацацни (Рождения святой Богоматери), расположенной в константинопольском районе Бакыркёй.

© Пандухт



В эфире Общественного телевидения Армении министр обороны страны Давид Тоноян заявил о качественных параметрах приобретаемого нашей страной вооружения, поскольку сравниться с Азербайджаном в политическом, демографическом и экономическом аспектах мы не можем.

«Мы осуществим такие приобретения, которые дадут нам возможность нейтрализовать вероятные посягательства противника», — сказал он.

На вопрос, идет ли в данном случае речь о новых российских многоцелевых истребителях Су-30, министр ответил: «И о Су также».

Давид Тоноян отметил, что армянскую сторону не смущает довольно высокая цена на этот ударный самолет.

«Мы изыщем эффективные решения для того, чтобы сдержать неприятеля, победить его», — сказал он, добавив, что Армянская армия приобретает также и наступательное вооружение.

«Меняется психология, изменяется подход, поскольку армии, пребывающие в обороне, всегда терпят поражение. Поэтому мы не собираемся оставаться на оборонительных позициях. Если проблема будет двигаться в направлении возобновления боевых действий, мы не станем мешкать», — заверил министр.

На вопрос: «Мы тоже будем наступать?», Д. Тоноян ответил: «А почему бы и нет?».

По словам министра, на новый кредит, предоставляемый российской стороной, который также составит $ 100 млн., Армения приобретет такое вооружение, которое даст возможность, не вступая в гонку вооружений, успешно решать поставленные задачи. К какие конкретно типы вооружений будут приобретаться, пока является тайной.

© Пандухт


Profile

pandukht
pandukht

Latest Month

March 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Page Summary

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow