?

Log in

No account? Create an account

Верхний пост

Здравствуйте!

Подавляющее большинство материалов данного журнала — личный взгляд автора на самые разные вещи. Но основная тематика журнала — армянская. Кроме нее присутствуют новости из Армении, Азербайджана, Турции, Сирии и ближневосточного региона в целом, ситуационные обзоры, не политические (в основном) новости из Каталонии/Испании, мои переводы с армянского, испанского, каталонского, арабского, турецкого, английского и французского, а также впечатления от стран, в которых довелось пожить или поработать. В основном это Испания и пока входящая в ее состав Каталония, и Россия.

Я не приемлю местечковых делений, равно как безапелляционности и хамства. Желающим дать совет, о чем и как должен писать владелец данного аккаунта, рекомендую употребить свои усилия в другом месте.

Все авторские материалы журнала отражают мою личную точку зрения, и только. Ссылки на большие по объему работы — согласно тэгам. Любыми материалами данного журнала в некоммерческих целях можно пользоваться без всяких ограничений.

Добро пожаловать!

© Пандухт

Tags:



Военным (!) прокурором Ереванского гарнизона назначен 23-летний (!) Арутюн Машадян, по доброй трашамануковской традиции "удачно" откосивший от армии.

Каким же образом неслуживому Машадяну удалось выиграть конкурс на занятие этой, мягко говоря, не совсем гражданской должности? Может, благодаря своему недюжинному интеллекту или выдающимся человеческим качествам? Отнюдь.

Просто конкурсную комиссию (разумеется, совершенно случайно) возглавлял заместитель главы Комитета государственных доходов Рафик Машадян, который, как вы уже догадались, является родным папой юного неслуживого военного прокурора. А Рафик Машадян — бывший глава паспортного отделения Гюмрийского филиала Паспортно-визового управления РА, если кто не в курсе, оказался в "хлебном" кресле замглавы ГКД благодаря усилиям своей покровительницы — всё той же Аннушки Акопян. И уже успел отметиться получением крупного денежного вознаграждения по итогам прошедшего года.

Кстати, сообщается, что несмотря на то, что ни Машадян-старший, ни Машадян-младший никогда не занимались бизнесом, оба по-армянским меркам сосвсем не бедствуют. К примеру, юный военный прокурор на момент получения должности являлся счастливым обладателем 12 млн драмов, 130 тысяч долларов и автомобиля Volkswagen Touareg


© Пандухт




Премьерской супруге Анне Акопян дома не сидится. Там скучно — крокодил не ловится (да простит меня марзпет Гарик Саргсян), и лоби не чистится. И в государственной резиденции на Маштоца, 47 ей тоже как-то неуютно. И наша кудрявая мироточица взяла и перебралась вместе со своим офисом прямиком... в дом правительства.

Но сделала она это, разумеется, отнюдь не для того, чтобы быть поближе к мужу. А исключительно в государственных интересах — ради «установления максимального контроля над деятельностью правительства». В чем будет заключаться контроль правительства со стороны премьерской жены — история пока умалчивает.

Все дело в том, что после избрания Арарата Мирзояна председателем НС его рабочий кабинет в здании правительства оказался пустующим, и его спешно занял вице-премьер Тигран Авинян. В свою очередь, в освободившийся кабинет Авиняна столь же шустренько въехал руководитель премьерского аппарата Эдуард Агаджанян. И, наконец, в кабинет Агаджаняна въехала Анна Акопян, чтобы "контролировать деятельность правительства". Ну, а прилегающие помещения, как водится, заняла ее многочисленная свита.


© Пандухт

"Սլիկ Երէց" Бенсе



Я не раз рассказывал, что мои предки по отцовской линии — из Западной Армении, с западного берега Вана.

В дедовском доме у нас хранилось множество старинных книг на западноармянском языке. В детстве одной из моих любимых книг была книга "Гавар Буланых или hАрк" известного западноармянского этнографа и собирателя устного народного творчества Бенсе, изданная в 1901 году. В ней среди множества народных сказок, басен, сатирических рассказов и притч мне особенно нравилась притча "Поп Слик" (Սլիկ Երէց), написанная на местном барбаре таким живым языком, что просто не оторваться. Поп с попадьей, детьми и всем имуществом идет в рай, а различные христианские святые ему всячески в этом препятствуют.

Вот так, например, Слик обращается к Иисусу: "Հա՜յ աստված, զքու տուն լե ավիրե. օր դու շատ աղեկ մարդըմ էղնեիր, զքըզի չըն բռնի, չըն չարչըրի".

В итоге Слика так и не пускают в рай, и он разочарованно говорит жене: "Դարձի, կնի՛կ, դարձի էրթանք. աստված քարուքանդ ու բրիշակ էնե հըմալ դրախտ, օր իդա խաթեր դավաճի չընի մարդու".

К сожалению, после смерти бабушки большинство старинных книг прибрали к рукам ушлые ереванские родственники, позарившиеся не столько на их литературную ценность, сколько на количество драмов, которые за них дадут в "Букинисте". Ну, да Б-г им судья.

Мне достались лишь те издания, которые для них показались малозначимыми или были подпорчены безжалостным временем. Я все их перебрал, кое-где уничтожил жучка, отдал в переплетную мастерскую. В общем, восстановил, как мог. Они теперь достанутся моим детям. Именно читать, а не считать деньги.

В общем, к чему я это. Случайно наткнулся в сети на русский перевод притчи "Սլիկ Երէց". Хороший перевод, кстати. Есть в нем, конечно, и недочеты. Например, голос поднимают за кого-то. А в данном случае надо было употребить выражение "повысить голос". Но, если учесть, с какого сложного текста на одном из багешских барбаров делался перевод, результат отличный. Правда, в сети он представлен в виде армянской сказки. Конечно, это не так. У этой притчи глубинный смысл противостояния армян лжи и интригам Христианства и еврейских святых. Не даром в диалоге Слик упоминает Святого Карапета. Да и само имя Слик идет от народного противопоставления доброго и злого в человеке: "Նալլաթ Սլիկին էլ, Պլիկին էլ". А это, в свою очередь, уходит корнями в павликианское движение. Но если уж это считают сказкой, могу сказать, что таких крутых сказок нет ни у одного народа в мире. Это, конечно, не оригинал Бенсе. Тем не менее, наслаждайтесь:

http://skazki-narodov.ru/443-pop-slik-idet-v-rajj.html

Я же поставлю сюда фотографию Бенсе из книги, чтобы не затерялась.

© Пандухт




Второй президент Армении Роберт Кочарян по моим подсчетам стал уже девятым, кому "предприимчивая" бизнесвумен Сильва Амбарцумян давала многомиллионные взятки, чтобы потом, как водится, оказаться "кинутой". До этого были Армен Геворкян, Арам Арутюнян, Вардан Осканян, Серж Саргсян, Самвел Майрапетян, Сурик Хачатрян, Вардан Айвазян, Тигран Саркисян. При этом ни одно из ее обвинений не подтвердилось. Так что если новое армянское правосудие желало себя еще больше дискредитировать, Сильва Амбарцумян для этого была наиболее подходящей кандидатурой.

Любопытно, что особа, согласно собственному признанию, систематически раздающая взятки в особо крупных размерах, сама ни разу не была привлечена ни за взяткодательство, ни за лжедоносы и клевету. Да и поинтересоваться источником ее доходов для регулярной раздачи многомиллионных взяток соответствующие органы ни разу не удосужились. А под стражу берутся исключительно жертвы доносов Сильвы Амбарцумян.

Хотя для страны, в которой террористы, убийцы и насильники выпускаются на свободу, а в тюрьму люди попадают "по звонку" и фиктивным обвинениям, подобные коллизии — давно в порядке вещей. А ведь это еще даже не "переходное правосудие"...

© Пандухт




Новый материал азербайджанского оппозиционного сайта Meydan TV в очередной раз разоблачает пропагандистскую ложь о «самом богатом» султанате в мире. На поверку выясняется, что власти «широко шагающего» в течение 26 лет держит своих быстроногих беженцев в скотских условиях. Именно в таких условиях в местечке под названием «Гёбяляк», что в Бейлагане, вот уже более четверти века проживают беженцы из Агдама. Мазанки из глины и грязи, с трещинами и отсутствием стекол, влажные и продуваемые ветром, без воды и каких-либо удобств.

Беженка Тарана Новрузова, проживающая в Гёбяляке с 1993 года, рассказывает о том, что властям до них нет никакого дела.

«Им все равно. Мы неоднократно обращались, но все без толку. Мы все болеем. Внутри дома подкладываем палатки, чтобы не заливало во время дождя».

По словам Новрузовой, для того, чтобы попасть в список нуждающихся в жилье, нужно заплатить 5-6 тысяч манатов. Она жалуется, что ее сын не может жениться из-за отсутствия нормальных условий.

«Какая девушка придет сюда? Стены дома такие, что в дождь сквозь них бежит вода. Вы должны дать 5-6 тыс., чтобы они внесли вас в список. Кто не даст, ничего не получит. Если бы у нас были деньги, неужели бы мы жили здесь. Откуда беженцу взять столько денег?».

Новрузова говорит, что из-за нехватки газа они используют дрова для отопления дома.

«Как можно согреть дом, в котором потолки, пол и стены из глины и грязи? Тепло не держится внутри. Согреться трудно, потому что это - не дом. Земля осыпается, из земли выползают змеи. Мы живем среди мышей, змей и лягушек. Влажность - это беда. И наши дети, и мы сами болеем».

Беженка Гюльсум Манафова также проживает в Гёбяляке уже 26 лет.

«Я хочу жить с такими же удобствами, как и все люди, - говорит она. - Это не какое-то особое требование. Это элементарные нужды. Я хочу принимать ванну в своем доме, иметь горячую воду, открывая кран. Сколько можно мыться, согревая воду?».

Жители Гёбяляка говорят, что, помимо того, что их хижины-мазанки и так крохотные, в них к тому же проживают по 2-3 семьи.

Беженцу Рафаэлю Новрузову лишь в этом году удалось построить для себя и своей семьи небольшую хижину, чтобы как-то переносить страдания и нищету:

«Мы кое-как устроились. Мы неоднократно обращались за помощью. Но ни в Агдаме, ни исполнительная власть Бейлаганского района так и не услышали наш голос. Когда у нас будут дома? Когда мы будем жить в нормальном месте? Мы стыдимся, когда к нам домой кто-нибудь приходит. Наши дома вот-вот развалятся».

По данному вопросу Meydan TV связался с исполнительной властью Бейлаганского района, однако там заявили, что данные вопросы не в их полномочиях и посоветовали обращаться в Государственный комитет по делам беженцев и вынужденных переселенцев.

В свою очередь, в Государственном комитете по делам беженцев и вынужденных переселенцев заявили, что все проживающие в этих районах граждане данной категории стоят на учете и получат квартиры по мере строительства новых домов:

«Просто эти процессы осуществляются постепенно. Невозможно переселить всех людей за один день. Каждому будет предоставлено жилье».

Ну, а пока суть да дело, жители Гёбяляка встречают 27-ой год своего проживания в мазанках из глины и грязи, среди мышей, змей и лягушек…

© Пандухт










Восточная авторитарщина, хоровые славословия в адрес "мудрейшего из мудрых", личные цирюльники, личные держатели зонтиков и подаватели верхней одежды, зарубежные шопинги за госсчет, кумовские госназначения, политические аресты по звонку, откаты с денежных премий, эскорты из тонированных внедорожников, смерти политзаключенных в тюрьме, тотальное давление на свободу слова, амнистирование реальных убийц и насильников и многое-многое другое, что все больше превращает нашу страну в азиатскую деспотию — эдакий очередной постсоветский азербайджан.

И, конечно, нескончаемая ложь. Обо всём. Во всём.

До сегодняшнего дня лишь армия оставалась единственным институтом, за который было, по крайней мере, не стыдно. Хотя и здесь, конечно, не обходилось без вмешательства новых властей, как в случае с преследованием боевых генералов или потерей контроля над высотами в Нахиджеване. Но хотя бы сохранялся важный принцип сообщать о потерях в рядах защитников Родины. Это был горький, но честный принцип. Ведь общество имеет право на информацию о своих солдатах. Как и право на последнее прощание с ними.

Однако теперь выясняется, что и этот принцип в стране больше не действует, и что бессовестная ложь в стиле мазутного султаната запустила свои щупальца и сюда.

Издание tert.am выяснило, что в новогоднюю ночь имел место инцидент на границе с Нахиджеваном. В 4 часа утра 1 января на боевой позиции одной из воинских частей МО РА было обнаружен военнослужащий контрактной службы Григорян Эдгар Эдуардович с огнестрельным ранением в области грудной клетки. Раненного бойца доставили в медицинский центр в Мегри, где в 8:10 его сердце перестало биться.

По факту гибели зинвора Следственным комитетом было возбуждено уголовное дело по статье 110 ч.1 — доведение до самоубийства.

Однако в стране гремели новогодние праздники, плюшевые власти вовсю отмечали свои очередные пирровы победы — овладение Ереваном и полный захват парламента. И, дабы не "омрачать" пляшущим трашаманукам праздник, министерство обороны и СК в худших традициях соседнего гособразования предпочли скорбную весть скрыть от общественности. И известно о гибели бойца стало только сейчас — спустя почти полтора месяца после инцидента.

На вопрос журналистов, почему факт гибели военнослужащего не было обнародован, ответа от соответствующих органов так и не последовало. Так какое доверие к ним может сохраниться после такого?

...У военнослужащего Эдгара Григоряна осталось трое детей.

R.I.P.


© Пандухт




Лидер турецких правых из партии «Великое единство» Мустафа Дестиджи призвал депортировать около 100 тыс. армянских трудовых мигрантов, которые, по его словам, нелегально работают в Турции.

Дестиджи выступил с этим предложением в знак протеста против недавнего решения Франции о назначении 24 апреля Днем ​​памяти жертв Геноцида армян.

«В нашей стране находятся 100 тысяч армян, которые нелегально приехали из Армении и живут здесь. Я говорю, что они должны быть депортированы», — заявил Дестиджи в четверг во время выступления в провинции Эскишехир в центральной части страны.

Напомним, что в минувший вторник президент Франции Эммануэль Макрон объявил, что Франция сделает 24 апреля Национальным днем ​​памяти жертв Геноцида армян.

Франция, в которой проживает около 500 тысяч этнических армян, в 2001 году официально признала депортации и массовые убийства во время Первой мировой войны, приведшие к гибели около 1,5 млн. армян, геноцидом. По меньшей мере, еще 22 страны, включая Германию, предприняли аналогичный шаг. Турция категорически отвергает этот исторический факт.

По словам Дестиджи, хотя армяне проводят лоббистскую деятельность против Турции, Турция продолжает «кормить» их.

Турецкий националист утверждает, что основная оппозиционная Республиканская народная партия Турции всегда ведет речь о сирийских беженцах, бежавших от войны в своей стране и нашедших убежище в Турции, жалуется на них, однако никогда не говорят об армянах, нелегально проживающих в стране.

Лидер партии «Великое единство» также призвал Францию взглянуть на собственную историю, дабы увидеть «геноциды», которые она совершила в ряде африканских стран, таких как Берег Слоновой Кости, Нигер, Марокко, Тунис и Алжир, и вспомнить свое колониальное прошлое.

© Пандухт




Под данным заголовком будет публиковаться серия моих размышлений о процессах, происходящих в нашей стране и в нашем обществе...

И вот история первая.

Главного полицейского «новой» Армении назвали «лакотом». То есть «щенком, сопляком, молокососом».

Собственно, для «новой» Армении в этом ничего удивительного нет: оскорбления нынче в порядке вещей. Гордые граждане страны оскорбляют, поливают грязью и кроют матом друг друга, не разбирая пола, возраста и места действия.

Однако есть в факте оскорбления Осипяна и ряд нетривиальных моментов. Во-первых, лакотом его обозвали публично. Во-вторых, обозвали не абы где, а в... суде. То есть там, где гражданин (а уж тем более чиновник такого ранга), по идее, должен быть наиболее защищен — хоть от оскорблений, хоть от любых других посягательств и противоправных действий.

Да-да, дело происходило на судебном заседании по делу «Сасна црер», где глава армянской полиции выступает в качестве потерпевшего. Ведь и ему, если кто забыл, довелось провести некоторое время в заложниках у «новых героев» Армении. И факт оскорбления в суде просто в очередной раз красноречиво свидетельствует о деградации и импотенции государственных институтов, включая правоохранительную и судебную системы.

Осипяна можно было бы пожалеть, если бы он сам не приложил руку к дискредитации этих самых государственных институтов, потакая беззакониям новых властей, в угоду политической конъюнктуре «не заметив» состава преступления, к примеру, в срыве пресс-конференции Кочаряна или, скажем, в перекрывании улиц, массовых беспорядках и многочисленных атаках «мирных демонстрантов» на полицейских при исполнении. И вот теперь вынужден сам выслушивать оскорбления от вконец охамевших бандитов на судебном процессе, превращенном в откровенный правовой произвол, сопровождаемый беспрецедентным давлением со стороны убийц и их родственников на потерпевших, так что те отказываются участвовать в нем и их доставляют туда принудительно!

И потому оскорбление главы полиции Армении лично я, прежде всего, рассматриваю в качестве миниатюрной модели процесса развала государственных институтов и маргинализации армянского общества. И, как частный случай, — конкретного образчика агрессивной атаки террористов и убийц на потерпевшую сторону и, в целом, на правоохранительную систему.

И с этой точки зрения любопытна личность оскорбившего. Это некто Геворк Сафарян — профессиональный оппозиционер-активист. Недоросль, за свою недолгую жизнь не проработавшая ни дня, не принесшая ни капельки пользы своей стране, зато совершившая только за последние годы массу разнообразных правонарушений. Начинал он с мелких хулиганских выходок, наподобие этoй, затем были более серьезные преступления и тюрьма.

Более того, я уверен, что не находись Сафарян в момент захвата полка ППС в тюрьме, он гарантированно бы принял участие и в этом преступлении. То есть сэволюционировал бы из мелкого хулигана и классического лакота в террориста и убийцу. В нашем же случае — в кумира гордых народных масс.

При этом стоит отметить, что проживай Сафарян не в стране с «кровавым режимом», а скажем, в какой-нибудь из списка перших друзей западных демократий, наподобие Саудии или Бахрейна, он давно бы уже был в лучшем случае подвешен за тестикулы, в худшем — раз и навсегда лишился своей девственно безмозглой башки.

И в этой вопиющей слабости — трагедия нашего государства. Во всяком случае, его внутренней политики. И наглядный пример того, к чему приводит потакание платным правозащитникам и желание понравиться их западным спонсорам. В советское время этому лакоту прямо во время хулиганства на новогодней елке надрали бы уши, надавали ремня, в крайнем случае — упекли бы на 15 суток, где он принес бы хоть какую-то пользу государству. Потом, при повторном нарушении, отправили бы на «химию», где также принудительно заставили бы вкалывать. А дальше — или взялся бы за ум и, возможно, стал таки нормальным человеком, или же провел бы всю свою жизнь в тюрьме и там же сгнил.

В нашем же случае каждое задержание Сафаряна сопровождалось оглушительными визгами правозащитников и вспышками журналистских камер, а каждый его выход из «обезьянника» — аплодисментами наших скачущих бандерлогов. Далее лакот с восхищением наблюдал за героизацией массами своих подельников, напавших на ППС, убивших полицейских и захвативших заложников. И вот теперь, заматерев и нажрав щеки и амбиции, одурев от безнаказанности, запросто позволяет себе хамство даже в зале судебных заседаний, а наша пресса, захлебываясь от восторга, тиражирует это.

Будет ли данный типаж, не умеющий ничего, кроме как устраивать бардак, когда-нибудь заниматься делом и приносить пользу обществу? Ответ, по-моему, очевиден...

© Пандухт




После оглушительного скандала с назначением личного парикмахера Анны Акопян на должность советника премьер-министра в нарушение законодательства РА, Софья Навасардян на какое-то время пропала из виду, а сведения о ней были убраны с официального сайта.

Однако ушлая Аннушка плевать хотела на то, что себе думает какой-то там "народ". Сотрудники сайта Politik.am выяснили, что личный парикмахер никуда не делась, а продолжает получать жалованье из бюджета, накручивая Аннушке бигуди и завивая ей кудряшки. В том числе, катаясь вместе с Аннушкой по заграницам за казенный счет.

Просто из советников Пашиняна Навасардян была переведена на другую, специально подготовленную для нее должность, носящую витиеватое название "советник отдела церемоний администрации премьер-министра РА, выполняющий особые функции в структурных подразделениях".

© Пандухт


«Фалаг вургуни»



«Фалаг вургуни» — под этим заглавием в ежедневной литературно-политической  газете «Мшак», выходившей на рубеже XIX-XX вв. в Тифлисе, был помещен рассказ молодого на тот момент армянского писателя Аветиса Агароняна (1866-1948) — будущего председателя Армянского национального совета, 28 мая 1918 года провозгласившего независимость Армении, а впоследствии ставшего главой ее парламента.

Русский перевод этого рассказа, выполненный известным деятелем армянской культуры, будущим членом Союза писателей СССР Никитой (Мкртич) Кара-Мурзой (1858-1937), вошел в литературно-исторический сборник «Братская помощь пострадавшим в Турции армянам», вышедший в свет в Москве в 1898 году и предназначавшийся для помощи армянам, пострадавшим в результате так называемой Гамидовской резни — массовых убийств армян в Османской империи в 1894—1896 гг.


*****

Прекрасен вид Бартогских гор[1]! Как группа беззаботных детей, резво идущих за величественной старухой-матерью, гуськом тянутся эти горы к седому Арарату. Но равнодушие холодной старухи, ее мрачный, величественный вид и леденящий взор заставили их остановиться на полпути и оцепенеть, превратиться в груду камней, все они точно застыли в различных позах: один из детей придвинулся плечом к собрату, другой окаменел, поднявши руки кверху, третьи замерли, стоя вереницей и как бы хватаясь друг за друга, в ожидании милостивой, ободряющей улыбки суровой матери, чтобы встрепенуться и пуститься в пляс.

Но идут года, проходят века, они все стоят по-прежнему, а старуха-мать, подняв седую голову к небесам, навстречу молнии и грозам, все продолжает хранить таинственное молчание.

Когда же улыбнется она?..

Зимою, когда многочисленные раны и язвы Арарата покрываются белым саваном, Бартогские волнистые вершины, следуя примеру престарелой матери, также покрываются толстым слоем снега. Нагроможденные друг на друга неправильными формами, как белые тучи, горы эти издали напоминают уставших верблюдов, расположившихся здесь на отдых после долгого пути.

Цепь этих высот прорывается множеством проходов и ущелий, через которые проходят в теплое время года одинокие путники, шайки разбойников и контрабандисты. Зимою проходы эти, занесенные глубоким снегом, становятся предательски ровными: скрывая под белым снегом страшные пропасти, они готовы каждую минуту поглотить в свои недра смелого путника, решившегося пробиться сквозь цепь гор.

Ужасна зима в Бартогских горах! Сколько несчастных погибло здесь! Одни окоченели, другие провалились в снежные сугробы и там нашли свои холодные могилы. А сколько уложила вражья пуля!..

Вот почему в это время года ни одна душа не осмеливается показаться на этих чудовищных высотах; всякий страшится верной гибели.

Только голодные волки бродят по этим местам, нарушая своим воем мертвую тишину, и далеко несутся их голоса вместе с бушующим ветром.

А вот и Синакские высоты! Летом в цепи Бартогских гор они казались роскошным раем, благодаря своей богатой растительности и множеству чудных родников, бьющих там и сям среди благоухающих горных цветов; теперь же и они окутаны снегом. Последние лучи заходящего зимнего солнца, как-то робко и безнадежно падая на белые вершины гор, слабым блеском мерцают на их ледяной поверхности. Грустный, меркнущий блеск! Это — печальная улыбка замирающей природы...

Вечерний ветер играет снегом. Мороз крепчает. На белоснежной вершине показалось несколько движущихся теней. Не стая ли голодных волков спускается с гор с целью напасть ночью на окрестные деревни для утоления мучительного голода?

Постепенно, хотя медленно, спускаются они вниз.

Вот они уже на склоне гор. Но странно, это, оказывается, не звери, а люди -- жалкая, несчастная семья...

Кто бы подумал, что найдется смельчак, рискнувший показаться в этих горах в такое время года и в такую пору дня?

Спереди шла молодая женщина, держа за руки мальчика лет десяти; за ней следом еле тащился мужчина: он был ранен. Пуля варвара пробила ему правое плечо, и больная рука бессильно повисла; другой рукой он старался прикрыть рану, из которой сочилась кровь, но напрасно: от вершины горы, по блестящему снегу, тянулась вслед за ним алая лента из капель крови; это были остатки несчастной жизни раненого, которые падали на белую грудь Синака... Но, несмотря на это, он все шел вперед, употребляя сверхчеловеческие усилия.

Солнце уже зашло. Скрылись с вершин последние лучи его, и, наконец, вечерний мрак покрыл черным саваном горы и ущелья, сделав путь для несчастных еще ужаснее.

Ветер усилился; холод был невыносимый.

Путники едва прикрыты, почти голы. Не один уже раз были они ограблены... Их ноги не чувствовали уже холода, они совсем окоченели и, передвигаясь слабо, как деревяшки, едва тащили свой жалкий груз.

Все трое продолжали спускаться молча. Тихо кругом.

Только снег хрустит под слабыми ногами.

Сколько мучений перенесли они, пока дошли до этого места. Вот нога раненого провалилась в яму, покрытую снегом; он упал ниц, издав глухой стон от боли, которую причинила ему рана.

В снегу бессильно бьется бедняга, напрасно стараясь подняться; наконец, с помощью жены кое-как он становится на ноги и опять шагает вперед...

Небо заволокло тучами. Мрак царит кругом. Путница остановилась, подняла глаза к небу, где между тучами виднелись две-три звездочки, осмотрелась вокруг и испустила тяжелый вздох. Она искала ночлега, но не раздобыть им его! Где же, однако, провести ночь?..

— Карапет, что нам делать? — обратилась она к мужу с отчаянием в голосе. — Темнеет. Как бы не пошел еще снег; у малыша нет сил идти дальше; да и сама я еле тащусь — ноги подкашиваются.

Ответом на это был протяжный, тяжелый вздох.

А ветер дул сильнее и сильнее; тучи сгущались; по всему видно было, что природа собирается разразиться ужасною бурей, от которой каждое живое существо спешит укрыться куда-нибудь.

—  Как же нам быть, Карапет? -- повторила жена.

Безнадежное, ужасное положение выдавило несколько капель слез из ее глаз, давно уже потерявших способность плакать; слезы эти повисли на ее ресницах и быстро засеребрились на морозе. Несчастная! Она знала, что муж ее беспомощен, слаб, но все же обращалась к разуму и силе мужчины.

— Что делать, жена! — заговорил убитым голосом муж. — Попросим Бога, чтоб он дал нам умереть здесь, скорее бы конец... Чем я могу помочь? Куда мне броситься? Ноги отказываются служить. Господи, помоги нам!

Последние слова были обращены к небу. Но небо было непреклонно; на нем не оставалось и тени приветливости. Суровые тучи постепенно надвигались и заволакивали весь небосклон.

Из-за вершин Арарата на миг показалась стыдливая луна; она как будто намеревалась осветить своими бледными лучами снежные вершины гор, но напрасно: холодные лучи ее затерялись, исчезли в темных лучах, и светлый лик луны подернулся темным флером.

А ветер бушевал с такой силой и злобой, точно поклялся сорвать эти скалы и сравнять их с землей.

Луна снова выглянула из-за разорванных туч и, сдернув покров своего лица, печальным светом осветила замирающую природу и растерянных бедняков; то заглядывая беззаботно, то прячась снова за тучи, она, наконец, совершенно скрылась, оставив во власти грозно бушевавшей стихии несчастных одиноких сынов земли, заброшенных волею судеб в эту безлюдную местность.

Началась хорошо знакомая Бартогским горам метель. Трое путников находились в лощине, не имея возможности двигаться дальше. Дороги не было видно, и они, взявшись за руки, пошли было вперед, но мальчик не мог идти -- он упал.

— Мама, ноги мои одеревенели; мама, не могу я дальше идти! — заплакал он, прижавшись к матери...

Путники стали. Раненый тоже не в силах был ходить; он блуждающим взором окинул лощину... Только ветер свирепо выл кругом, да видно было, как снег взвивался к небесам.

Застигнутые метелью обыкновенно садятся на землю, погребая себя под снегом, со смутной надеждой на жизнь; так решили поступить и наши путники.

Вдруг они заметили большую скалу, которая как-то особенно выдавалась из-за снежных сугробов. Луч надежды проснулся в душе несчастных. Как знать! «Не удастся ли переждать там до рассвета, укрывшись где-нибудь в расщелине?» — подумали они.

Все трое делают последние усилия, чтобы дотащиться кое-как до этого места. Вот, наконец, они у цели; осторожно обходят они скалу, чтобы спрятаться от ветра, и неожиданно останавливаются перед входом в пещеру.

Кто бы мог ожидать этого? Казалось, само небо посылало им спасение. Молча входят они в пещеру и совершенно обессиленные падают, не успевши пройти дальше от входа.


II
Мрачно в пещере, — мрачно так, как на душе несчастных, нашедших здесь приют.

Каждый звук, даже легкий шорох шагов отдается сильным эхом в глубине пещеры, переливаясь на тысячу ладов, точно где-то там, вдали, злые духи издеваются над гoрькой участью несчастных.

Беглецы забились в угол, раненый лежал без сил, а малыш прижался к матери. Все они безмолвны, только изредка тишина нарушается вздохами раненого и всхлипыванием мальчика.

А в горах по-прежнему бушует буря; порывы ветра с воем ударяют о скалу над пещерой и обдают путников снежной пылью. В грозном вое ветра бедняжку-женщину в трепет приводит один особенно грустный, душу раздирающий звук.

Ах, как ужасен этот стон!.. Избавится ли она когда-нибудь от него? Много бы дала она, чтобы не слышать более этого убийственного вопля...

Так стонал ее маленький Сато — пятилетний мальчик, которого негодяи бросили в колодезь и засыпали землей. Весь день ей слышались глухие стоны из-под земли. Боже, как бился бедный мальчик, когда злодеи, вырвав его из объятий матери, потащили к колодцу!.. Даже камни прослезились бы в ответ на его отчаянные крики, но люди остались неумолимы...

Напрасно рвалась несчастная мать к колодцу, напрасно бросилась она с мольбой к палачам, целуя их ноги! Родное дитя ее — часть ее сердца — погибло, заживо погребенное, и голос его раздается и сейчас в ушах матери…

Холодно, страшно холодно! Дрожат бедняжки-путники. Постепенно утихают вздохи раненого и жалобы мальчика; одна только мать бодрствует, охраняя их, как зеницу ока своего. Она прислушивается к их голосам и напряженно следит за их дыханием и малейшими движениями.

Перевалило за полночь. Метель принимает чудовищные размеры. Мальчика и раненого, наконец, совсем уже не слышно. «Должно быть спят», — думает мать и старается крепче прижать к себе мальчика, желая согреть его похолодевшее тело.

Вдруг ей приходит в голову, что заснувшие на морозе замерзают легко. Мысль эта леденит ее сердце, и она, решившись разбудить заснувших, слегка толкает мужа, но тот лишь вздрогнул и, издав едва слышный стон, замолк опять. Мать пробует разбудить мальчика, но и он неподвижен.

— Господи, что делать?

В отчаянии она ощупывает в темноте замерзшие руки мальчика и, приблизив их к себе, старается согреть их своим дыханием; но, увы, она бессильна, мороз сковывает ее самоё, и руки мальчика остаются холодными, одеревенелыми. Несчастная хватает за руки мужа, -- и они оледенели. Она падает на дорогие тела, желая защитить их собою от холодных порывов ветра. Бедняжка в отчаянии силится спасти своих и, будучи поглощена этой мыслью, не чувствует невыносимого мороза, не слышит воя ветра; только одна жалобная нота в нем, напоминающая предсмертные вопли маленького Сато, раздирает ее душу...

Она прижимается все сильнее и сильнее к спящим. Но как они похолодели, Господи! Она щупает в темноте их лица, грудь, ноги -- везде холод смерти... Зловещее чувство внезапно охватило ее.

Неужели дорогие ей существа умерли, замерзли?! Ведь бедный Каро всю дорогу истекал кровью, а маленький Грко еще при спуске с вершины совсем замерзал! Несчастная была подавлена этой мыслью и оцепенела от ужаса. Ей казалось, что в этот час она, оторванная от всего мира, осуждена на заключение в эту пещеру. Суеверие рисует в ее возбужденном воображении ряд чудовищных картин.

Там беснующийся ветер рассказывает ей о чем-то страшном и грозит ей, а тут из темной глубины таинственной пещеры слышатся шепот и движения многочисленных духов. Вот они приближаются, угрожают. Уже видны... один, другой, третий... много, много... их не счесть... Женщина обезумела. Волосы у нее встали дыбом. Она открывает глаза, но призраки не исчезают, они тут... окружили они ее, и началась дьявольская пляска, сопровождаемая визгом и отвратительными кривляниями. На головах у них мотается окровавленное тряпье, а в руках блестят обнаженные сабли. Вот ряды сомкнулись, невыносимый топот их безобразных ног усиливается, визг и крики становятся громче; все, точно по команде, подняли сабли кверху. Боже мой, сколько их!.. Она узнает их. О, она помнит многих из них... часто, очень часто видала она этих духов. «Да, да, это они... вот этот из них бросил маленького Сато в колодезь. Чего же ты хочешь еще, негодяй!.. Отнять и Грко? Нет, я не дам его, не дам, не дам... Убейте меня!..».

От  ужасного крика своего она очнулась: кошмар прошел.

— Господи Иисусе Христе, Господи Иисусе Христе! — повторила она два раза, оглядываясь и крестясь.

Теперь пещера казалась ей еще мрачнее, родные же ее — муж и сын — продолжали лежать неподвижно, несмотря на ее усилия разбудить их.

— Каро, Каро!.. — позвала она.

Ответа не было; подозрения несчастной усилились.

— Каро! — закричала она не своим голосом. — Грко, дитятко, проснись, не то замерзнешь, — обратилась она к сыну.

Но оба неподвижны, оба безмолвны. Страдающая мать в темноте не могла разглядеть, что оба они уснули вечным сном, и что на этот раз небо сжалилось над ними, положивши конец их тяжелым страданиям. Но то, чего она не могла видеть, почувствовало ее сердце.

— Господи, Боже мой! Какую беду послал ты мне! -- воскликнула она, не будучи в силах проронить ни единой капли слезы.

Сознание одиночества, непроглядный мрак в пещере, наполненной призраками, бездыханные трупы дорогих людей и вой бушующего ветра -- все это снова привело ее в ужас. Куда бежать? Где скрыться? У кого искать защиты, помощи?..

Казалось, даже эта обширная пещера не была бы в состоянии вмещать в себе безграничное горе несчастной женщины; чувствовалась необходимость разделить его между свирепой бурей, грозными тучами и беспредельным небосклоном, — иначе не было бы сил снести его.

Обезумевшая женщина выбежала из своего убежища, точно свирепая фурия, оставив там трупы мужа и сына и не зная, куда направить свои неверные шаги. Она на несколько мгновений остановилась, подняла глаза к небу и как-то беспомощно стала озираться кругом, ища спасения, помощи...

Затем она стала прислушиваться к шуму в пещере, в надежде различить стоны дорогих ей спутников, но взамен этого до ее слуха опять донесся преследовавший ее все время крик, и она пустилась бежать по ложбине далеко, далеко, сама не зная куда, лишь бы подальше от этих страшных мест.

Долго шла она, гонимая ветром вперед и вся засыпанная хлопьями снега; то падая, то вставая, она сама, точно снежный ком, катилась дальше. Наконец, довольно далеко от пещеры она остановилась, чтобы перевести дух.

Занималась заря. Начинало светать. Буря затихала. Путница повернулась назад, направила свои шаги обратно к пещере и, едва вбежавши в нее, упала без сил.

Тут у самого входа лежали головой друг к другу отец с сыном, покрытые снежной пылью.

Лужа крови, вытекавшей из раны несчастного, застыла под ним. На бледном лице его лежала печать страдания; ребенок же, казалось, спал безмятежным сном, отдавшись во власть лютого мороза.

Бедняжка-мать обняла оба трупа, припав к ним головой, и начала целовать их застывшие лица. Затем, поднявши свои исхудалые, посиневшие руки к небу, она начала наносить себе удары по голове и закричала:

— Моим ранам нет числа, рази ты и меня, судьба, не жалей! У нее не было больше слез, она лишь повторяла: «Вур, фалаг»[2], — и била себя по голове.

Только грустное эхо из глубины пещеры повторяло ее крики. Она снова начала тормошить трупы, зовя: «Каро, Каро... Грко!».

Вставши, наконец, на ноги, она подняла руки к небу и закричала неистовым голосом:

— Боже! Куда же мне деться? Зачем ты, судьба, не убиваешь и меня вместе с ними?

Долго стояла она, устремивши неподвижный взор на лежащие трупы. Затем глаза ее стали бессмысленно блуждать, из груди ее вырвался дикий крик, и она захохотала страшным, неестественным голосом. Хохот этот сопровождался такими безобразными и ужасными конвульсиями лица, что если бы в лежащих мертвецах оставалась хоть капля жизни, то вид несчастной женщины убил бы их.

Она помешалась...

Подойдя к трупу мужа и толкнув его ногой, она проговорила:

— Вставай, подымись! Долго еще ты будешь спать? Вставай, иди в поле, на пашню, возьмись за плуг! Чего ты валяешься?

Замерзший труп качнулся от толчка и опять стал недвижим.

— Эй, чего спишь? Ты не пойдешь, так я пойду сама, а вы спите.

С этими словами она выбежала из пещеры...

По улицам деревни И... постоянно ходит безумная женщина со всклокоченными волосами на голове, едва прикрытая лохмотьями, из-под которых видно худое, изможденное тело. Это — та самая женщина. Бледная и истощенная, она походит на мертвеца. С улыбкой она останавливает прохожих, спрашивая:

— Ты не знаешь меня? Я ведь «фалаг вургуни»[3]... Вон где сразила меня судьба, вон...

Тут она указывает рукой на юг, где высятся Бартогские горы, и с диким хохотом бежит по направлению к ним...


Аветис Агаронян

Перевод с армянского — Никита Кара-Мурза

Подготовил к публикации — © Пандухт

На заставке: Армянка у колыбели
________________________________________

[1] Бартогские горы — на границе Турции
[2] Бей, судьба
[3] «Фалаг вургуни» — турецкое выражение, означающее «Сраженная судьбой».


Азербайджанский оппозиционный сайт Meydan TV сообщил об очередной безвозвратной потере в рядах поганой аскерни.

7 февраля на одном из опорных пунктов аскерни, расположенных на огрызке Физулийского района, оставшемся после азербайджанской агрессии 1991-1994 гг., был убит военнослужащий из воинской части, дислоцированной в Бейлаганском районе республики — аскер срочной службы, 19-летний Рустамов Руфат Бахтияр оглу, призванный в ряды аскерни из временно оккупированного Гандзака.

Сайт утверждает, что аскер был сражен армянской пулей.

По сложившейся традиции министерство обороны Азербайджана информацию о гибели своего аскера скрывает. По информации Meydan TV, азербайджанские новостные агентства, обратившееся в военное ведомство, информации об инциденте получить не смогли.

© Пандухт


Случай в самолете

Вспомнилась история, приключившаяся со мной в самолете Москва-Барселона несколько лет назад.

Дело было в октябре. Я летел к себе в Таррагону, и хотя туристический сезон уже закончился, большая часть самолета была занята российскими туристами. Со мною рядом сели мать и ее дочь лет 18-ти. Разумеется, познакомились. Мать, узнав, что я не турист, а живу в Каталонии, сразу же засыпала меня вопросами об испанских реалиях. А узнав про то, что я разведенный, проявила ко мне и чисто женский интерес. Женщина была очень миловидной, и мы начали немножко флиртовать.

Где-то спустя больше чем половину полета по громкой связи вдруг спросили, нет ли среди пассажиров врача. Отозвалась одна женщина. Выяснилось, что одному пожилому туристу стало плохо с сердцем.

Еще через какое-то время объявили, что мы возвращаемся в Москву, потому что у вышеупомянутого пассажира серьезные проблемы с сердцем, представляющие угрозу для его жизни.

И в этот момент моя симпатичная соседка резко изменилась в лице и начала громко возмущаться. Мол, что это такое, из-за какого-то старого хрыча теряем драгоценные часы отпуска, который, дескать, и так короткий. Мол, какого хрена в таком возрасте летать на отдых и т. д. и т. п.

Я, признаться, был поражен такой бездушностью. "Просто представьте на секунду, что это мог быть ваш отец или близкий родственник", — сказал я ей.

В общем, она нехотя заткнулась, хотя было видно, что осталась крайне недовольна таким развитием событий. Для меня же все ее очарование напрочь улетучилось.

Наконец, самолет приземлился в Москве. Дедушку увезли в больницу, и мы опять поднялись в воздух, взяв повторный курс к теплым средиземноморским берегам.

К слову сказать, меня удивило, что спутница этого дедушки (он, оказывается, летел не один, с ним была женщина — его дочь или уж не знаю, кем она ему приходилась) спокойно продолжила полет — не пропадать же отпуску.

Что же касается моей соседки, то хотя она потом еще несколько раз пыталась завести разговор, я отвечал односложно, и, в конце концов, она оставила меня в покое.

© Пандухт




Прежде чем говорить об отношении Запада к Путину, хотелось бы отметить некоторые важнейшие моменты. Путин — кагебешник. Кагебешники не бывают бывшими. Что такое кагебешник? Это человек, который не имеет идеологии. Он обслуживает господствующую идеологию. Политических противников быть не должно, они должны быть подконтрольными, как марионетки. Из этих марионеток он может позволить слепить некое подобие оппозиции. Его инструменты -  оголтелая пропаганда и тайные операции с помощью соответствующих структур. Поэтому он тяготеет к сталинизму при любой форме власти, любой идеологии и любом государственном строе.

При Ельцине пирог был уже разделен, и власть в стране прочно захватили серые кардиналы-олигархи. Он попытался подмять кое-кого из них. С Березовским вроде бы получилось, с Ходорковским — не очень. Олигархи и так держали большую часть активов за рубежом, подпитывая экономику Британии и США, но, почувствовав запах жареного, начали выводить деньги в оффшоры еще активнее. Сейчас все перемещения капиталов контролируются западными банками. Они так и стали частью западной банковской системы, и Трамп приобрел еще один рычаг давления как на русский олигархат, так и на самого Путина. Нынешнее разделение на правых и левых — продукт этой самой банковской системы, стремящейся с помощью политического волейбола контролировать мировую экономику, а с ней — и политику. Всё это достаточно очевидно.

Однако Путин хочет занять более важное место в мировой политике, примерно соответствующее месту почившего СССР. Запад это не устраивает, так как Путин не желает вписываться в существующую систему, а с экономикой у России весьма слабо. Тем более что значительные финансовые ресурсы русских олигархов вкладываются в экономику Запада, а не России.

А вот в политике, особенно на Ближнем Востоке, у него получается получше. Ему удается активно противостоять продвижению американских интересов в Сирию, и он хочет распространить влияние на более обширные регионы, причем пытается делать это с помощью Турции, постепенно отрывая ее от НАТО. Более того, сейчас срочно реанимируется теория евразийства, возникшая около трехсот лет назад, но в самом антиисторическом и вульгарном виде, на основе «трудов» полудегенерата Льва Гумилева, утверждавшего, что русские - некая славяно-турецкая полураса. так что он не откажется от поисков единства с братским турецким народом, с которым Россия воевала несколько столетий, даже если Эрдоган убьет еще нескольких послов, собьет десяток самолетов и захватит, кроме севера Сирии, еще и север, скажем, Ирака.

Те, кто читали мои статьи, наверняка помнят, что я писал об удивительной прозорливости Путина, когда дело касается замыслов Запада, и удивительной близорукости, которую он проявляет, когда дело касается Турции. Но чего не простишь брату? У армян не должно быть на этот счет иллюзий. Это не ошибки, это вехи стратегического геополитического курса.

Георгий Микаэлян



С 1 по 5 февраля в Армении находился редактор азербайджанского новостного агентства Turan Шаин Гаджиев. Гаджиева сопровождала группа ассистентов из Грузии и России.

Для осуществления данной поездки Гаджиевым было получено согласие как соответствующих органов Азербайджана, так и МИД Армении, предоставившего ему аккредитацию.

B ходе своего вояжа Гаджиев провел серию встреч с представителями армянских политических партий и экспертами на тему карабахского урегулирования и ситуации в регионе. Материалы о поездке будут опубликованы на сайтах turan.az и contact.az.

© Пандухт




В пятницу турецкий суд приговорил к длительным срокам тюремного заключения еще двух курдских политиков-женщин — Гюльтан Кышанак и Себахат Тунджель. Бывший мэр Амида (тур. Диарбекир) Гюльтан Кышанак получила 14 лет и 3 месяца тюремного заключения, сопредседатель курдской партии мира и демократии Себахат Тунджель — 15 лет лишения свободы. Обе были обвинены в членстве и пропаганде в террористической организации.

В настоящее время в Турции за решеткой находятся восемь депутатов от прокурдской оппозиционной Демократической партии народов, в том числе бывший сопредседатель партии Селахаттин Демирташ.

Кроме того, с ноября прошлого года продолжает голодовку сопредседатель Конгресса демократического общества, бывший депутат от Демократической партии народов, 54-летняя Лейла Гювен, освобожденная из тюрьмы 24 января после ухудшения состояния ее здоровья. Гювен была арестована чуть менее года назад за критику турецкой военной операции против курдских ополченцев на северо-западе Сирии.

© Пандухт




«Очевидно, что переговорного процесса по карабахскому урегулированию нет. Новые власти Армении пока еще не сделали какого-либо шага для того, чтобы переговоры возобновились», - сказал в интервью Aysor.am политолог Грант Мелик-Шахназарян, комментируя заявление МИД Азербайджана о том, что, по их впечатлению, армянская сторона отказывается от переговорного процесса.

«Есть встречи на уровне глав государств или министров иностранных дел, но последующие встречам комментарии свидетельствуют о том, что это еще не переговоры, а всего лишь процесс знакомства друг с другом. Благодаря подобному подходу Азербайджану предоставляется возможность заявлять, что армянская сторона избегает переговоров. В действительности Азербайджан пытается переложить ответственность за провал переговоров на армянскую сторону», - заявил политолог.

По словам Гранта Мелик-Шахназаряна, Азербайджан сам делает все, чтобы переговоров не было, и самым ярким тому свидетельством стала Апрельская война.

«Они пытаются воспользоваться неопытностью наших властей, возлагая ответственность на армянскую сторону, и в этом заключается причина того, что любое звучащее из Еревана заявление они комментируют как попытку отказа от переговоров. Думаю, вопрос более глубинный: армянская сторона из-за своей неопытности не может принудить Азербайджан вернуться за стол переговоров», - подчеркнул политолог.

По его мнению, это государство отнюдь не готовится к мирному урегулированию, напротив, пытается выиграть время и ведет активную подготовку к новой войне.

«Азербайджан делает все для того, чтобы в случае новой войны ответственность за это легла на противника - армянскую сторону. Думаю, они вполне удачно осуществляют эту политику. Наши власти верят «лифтовым» договоренностям, кажется, с большим доверием подходят к словам Алиева, произнесенным в лифте, не замечая того, что «ослабление напряженности» Азербайджан в настоящее время использует для улучшения своих позиций и концентрации наступательной техники на передней линии», - сказал в заключение Грант Мелик-Шахназарян.




В связи с продвижением антиармянского пропагандистского тезиса об армяно-азербайджанской «горячей дружбе» советских лет (добрые соседи, поездки туда-сюда, торговля, смешанные браки и т.д.) по мотивам воспоминаний из эфира Общественного телевидения в рамках процесса «подготовки народов к миру».

Для того, чтобы не поддаваться этой и подобной пропаганде, которая, я думаю, будет тиражироваться все большим количеством СМИ и преподноситься народу все большими порциями, необходимо всего лишь знать / воспринимать / осознавать / понимать / помнить о том, что:

1. в результате этой «горячей дружбы» уже к 1988 году был полностью деарменизирован Нахиджеван и, не будь Карабахского движения, процесс деарменизации Арцаха достиг бы своего завершения.

2. Эта «горячая братская дружба» была настолько настоящей, что достаточно было всего лишь объявить о желании воссоединиться с Арменией, чтобы «братья»-азербайджанцы устроили погромы армян в Сумгаите, Баку, Кировабаде, Мараге и других населенных пунктах. Жертвами этих погромов стали старики, женщины и малолетние дети.

3. Следствием этой «горячей дружбы» стали сотни тысяч армянских беженцев из Азербайджана, которых игнорируют наши лживые пропагандисты-миротворцы, равно как и азербайджанцы.

4. Побуждаемые этими «теплыми отношениями» азербайджанцы и их гособразование развязали войну против нас, бомбя города, поселки и деревни Арцаха, Тавуша, Гехаркуника и Сюника (честно говоря, не знаю, как в Гехаркунике и Тавуше, но в Арцахе и Сюнике об этом даже на секунду не забывают).

5. «Теплота» этих «добрососедских отношений» побуждала азербайджанцев в течение всех этих лет осуществлять диверсии на границе, не отводить снайперов с передней линии и вообще использовать любую возможность для того, чтобы убивать армянских военнослужащих.

6. Видимо, истосковавшись по этому некогда «теплому братству, поездкам друг к другу домой, торговле гранатом и коньяком», все эти годы азербайджанцы держат под огнем наши приграничные села и дороги Тавуша (как может тавушец испытывать тоску по лжесоседу, когда до сих пор, просыпаясь, каждое утро перед его глазами стены его дома, изрешеченные осколками «соседских» снарядов, и окна, оставшиеся без стекол и прикрытые целлофаном, а в ушах — свист пуль турецкого «кирвы»?).

7. Сегодня в героях у этих некогда «братьев» ходит Рамиль Сафаров, в 2004-ом убивший топором спящего армянского офицера. А еще скоты, в апреле 2016-го обезглавившие Кярама Слояна, истязавшие армянских офицеров, солдат, чету пожилых талишцев. Именами этих нелюдей азербайджанцы называют своих детей и воспитывают на их примере.

8. Когда говорят: «Власти Азербайджана — дерьмо, а вот простой народ — не такой», то это, мягко говоря, не совсем так. Достаточно отметить, что пропаганда ненависти к армянам, ведущаяся на государственном уровне на протяжении многих лет, не могла не оказать влияния на этот «простой народ» (в таком случае существующие антиармянские настроения не обострились бы еще больше) и, как свидетельство сказанному, вспомнить рядовых азербайджанцев, героизирующих и превозносящих Сафарова, с восторгом фотографирующихся с принесенной в качестве трофея головой Кярама и с гордостью тиражирующих эти фотографии.

9. «Готовить к миру» желающий мира и всегда готовый к миру армянский народ, в действительности — ложная задача. По сути, задача состоит в подготовке армянского народа к уступкам. Тогда как, наверно, ни для кого не является секретом, что единственная уступка, на которую будет согласен Азербайджан, — это Арцах. А вот почему готовят к миру только армянский народ? Да потому что не думаю, что в настоящее время или когда-нибудь потом вы прочтете в азербайджанских СМИ или услышите из уст тамошних властей «ля-ля» об армяно-азербайджанском некогда «теплом соседстве и братстве» и его скором восстановлении.

10. Самый верный и самый короткий путь к достижению мира — быть готовыми к войне на всех фронтах…


Альвина Агабабян

Перевод с армянского — © Пандухт




Издание Asbarez сообщило об атаке турецких вандалов на две армянские школы Лос-Анджелеса. Нападению вандалов, развесивших в кампусах турецкие флаги, подверглись Высшая школа Святых мучеников Феррахян в Энсино и школа AGBU Манукян-Демирчян в парке Канога. Полиция охарактеризовала инцидент как преступление на почве ненависти.

Камера наблюдений зафиксировала человека в черной одежде и маске, развешивавшего турецкие флаги на заборе и перилах лестниц школы Феррахян. В школе Манукян флаги были вывешены только на воротах.

В обоих случаях полиция проводит расследования. В школах усилены меры безопасности.

Отметим, что учащиеся школы Феррахян в качестве ответа турецким вандалам вывесили армянские трехцветные флаги по всей территории своего учебного заведения.

© Пандухт



.

1548748673-269797-264825-1548748408-450x250.jpg

В Ереване на 65-ом году жизни скончался боец ASALA Варужан Карапетян.

Родившийся в сирийском городе Эль-Камышлы, потомок храбрых сасунцев Варужан Карапетян являлся одним из наиболее знаковых бойцов Армянской секретной армии освобождения Армении. В 1980-ые именно он руководил боевым органом Армянского народного движения во Франции. Он разработал и принимал участие в боевой операции организации против интересов турецкого государства в офисе "Турецких авиалиний" в парижском аэропорту "Орли". После взрыва Карапетян был задержан и осужден французским судом на пожизненное заключение.

В 1998 году армянские власти обратились к Франции с ходатайством об освобождении Карапетяна, и 23 апреля 2001 года кассационный суд Франции удовлетворил прошение о помиловании. а 4 мая 2001 году, после почти 18-летнего заключения, Варужан Карапетян ступил на родную землю, о которой мечтал всю свою жизнь, и обосновался в Армении навсегда, построив свой семейный очаг и всецело отдавшись патриотической работе.

Нужно отметить, что сразу после освобождения Карапетяна и прибытия его в Армению в турецкой и азербайджанской прессе поднялось шакалье лаяние. Не отставали от турок и так называемые армянские правозащитники, устроившие форменную истерику в финансируемых Западом СМИ. Особенно отличилась в травле бойца пашиняновская "Айкакан жаманак", а глава Хельсинкской ассоциации, почивший в бозе Микаэл Даниелян даже повятил освобождению Варужана пасквиль под названием "Нам нужны не западные ценности, а западные психиатры. Терроризм как идеология".

...Теперь родная земля, во имя которой он сражался, примет исстрадавшееся тело своего верного бойца. Пусть память о Варужане Карапетяне сохранится до создания Объединенной Армении, дабы свободолюбивая душа сына Сасунских гор, глядя с небесного свода на горы и долины освобожденной Родины, упокоилась навечно.


© Пандухт

Profile

pandukht
pandukht

Latest Month

February 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
2425262728  

Tags

Page Summary

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow